DataLife Engine > Тема дня / наши люди > Правда — лекарство от амнезии

Правда — лекарство от амнезии


2-12-2017, 09:30. Разместил: redactor
 
На недавно прошедшей в Окнице отчётно-выборной конференции районной партийной организации первый секретарь райкома Андрей Цопа отметил активность и боевитость коммуниста Лилии Дуб и добавил, что не побоялся бы рядом с ней вступить в любой бой. Потому что она верный и надёжный товарищ, преданный принципам и идеалам Партии коммунистов. Она с честью выполняет партийные поручения любой сложности.

Но, кроме партийной работы, есть у Лилии важное дело. Она директор клуба села Паустово и является хранительницей культурной жизни, которая угасает во многих населенных пунктах Молдовы.

На страже культурной жизни

— Лилия, во многих селах клубы давно закрыты на замок. В Вашем, как мы видим, работа кипит. Несмотря на то, что на улице холодает, у Вас наступили горячие дни. Готовите к Новому году праздничную программу?

— В нашем селе культурная жизнь не остановилась. Мы участвуем во всех районных мероприятиях, создаем праздники в селе. Новый год, Мэрцишор, Пасха, День независимости — поводов много. В нашем клубе хороший танцевальный кружок. Я его организовала более десяти лет назад. У нас прекрасные дети, с ними легко и удивительно работать. В 2014 году наш коллектив перед новогодними и рождественскими праздниками выступал на сцене Национального дворца имени Николая Сулака. Для детей это были незабываемые моменты. У меня в кружке по спискам 37 детей. Правда, не все ходят регулярно, но около 20 мальчиков и девочек ходят постоянно. Им нравится.

— Вы живете в селе Липник, работаете в Паустово…

— Это одна коммуна — у наших сел много общего. И в первичную организацию, которую я возглавляю, входят жители обоих сел. Села относительно небольшие, много людей выехало на заработки или вообще уехало. Как и везде, у нас появились пустующие дома. Уже не так шумно, как раньше, в коридорах сельской гимназии. Но жизнь продолжается. И чтобы она не выглядела серой, мы сами должны ее раскрашивать в яркие, позитивные цвета.

— Однако социально-экономическая ситуация в лучшую сторону не меняется. Тяжело живется людям в селе?

— Конечно, тяжело. Это и по детям видно. В нашем репертуаре разные танцы, и например, когда дети выбирают бальный танец, нужны соответствующие костюмы. И не все могут их пошить. Тогда я им помогаю, покупаем что-то в секонд-хенде, перешиваем старые вещи, находим выход из ситуации. Родители в разъездах, многие дети живут с бабушками и дедушками.

— Вы занимаетесь со школьниками. А молодежь в селе есть? Проходят ли танцы в сельском клубе, которые так часто вспоминают представители зрелого поколения?

— Молодежи мало. По праздникам мы устраиваем балы. А в обычные выходные я организую танцы. Приходит всего около 20 человек. И они танцуют, причем не только под современную музыку, они любят хору и другие народные танцы.

Когда народы жили вместе

— Лилия, танцы — это ваше хобби, или это как-то связанно с профессией?

— С профессией это никак не связано. По образованию я ветеринарный врач, окончила ветеринарно-зоотехнический техникум в Гагарине. Танцы — это мое увлечение. Я с детства танцевала в сильных художественных коллективах. Родилась в городе Марьянка, недалеко от Донецка, потом мы жили в Донецке. Занималась народными, спортивными, бальными танцами.

— У Вас остались в Донецке родственники?

— Остались. Мама живет в Донецкой области, есть родственники в самом Донецке. Мама Интернетом не пользуется, мы общаемся по телефону, связь плохая. Конечно же, я за них волнуюсь.

— Как Вы оказались в Молдове?

— У меня муж из Липника. Мы вместе с ним учились. Я три года работала по специальности в Подмосковье, потом мы решили, что надо жить возле родителей, помогать. Мне нравится село, нравится возиться в огороде.

— Сейчас все рвутся в Россию, у вас же была возможность там обустроиться. Не жалеете, что тогда уехали?

— Не жалею. Но тогда было хорошо везде. И в Молдове, и в России, и в Украине. Все народы жили вместе. Но если бы мы остались жить по месту работы, далеко было бы ездить к родителям. Когда я приехала в Липник, со временем выучила молдавский язык, люди приняли меня. Дети учились в молдавской школе. Мне хорошо на этой земле.

Политика бытового уровня

— В каком году Вы вступили в Партию коммунистов?

— Это было в 2006 году. Вскоре я стала замещать секретаря первички, которая уехала в Москву, и в конце 2007 года я стала секретарем первичной организации коммуны Липник. В нашей ППО 13 человек, это стойкие партийцы с коммунистической идеологией. Но были и такие, кто вышел из рядов ПКРМ, их было четыре человека. Это было в то время, когда административным ресурсом управляли люди Филата. Тогда тоже многое продавалось и покупалось, даже совесть. Кого-то покупали за доходное место, а кого-то за 200 леев. А вот к социалистам никто не ушел. Нашим коммунистам незачем было менять партийность, они доверяют ПКРМ, потому что являются ее частью. В нашей первичке есть и люди старшего возраста, есть и молодые люди. Мы дружная команда.

— Среди населения есть партийный резерв?

— Есть немало сторонников ПКРМ. Но мы никого в партию вступать не уговариваем. Люди должны созреть, сделать свой выбор осознанно. Но поддержка в виде сторонников — это тоже хорошо. Вплоть до последних выборов наше село называли красным. Долгое время примаром была представительница ПКРМ Валентина Спиридоновна. Теперь люди скучают по ее мудрому руководству, она умела защищать интересы жителей сел, была настоящей хозяйкой. Хотя с новым примаром я, как директор клуба, по рабочим вопросам нахожу общий язык.

— В селах тоже ощущается противостояние между людьми, которое разжигают либерально-демократические силы вместе с социалистами?

— Такое противостояние ощущается даже на уровне семей. Ссорятся мужья и жены, сестры и братья. У каждого свое мышление, своя точка зрения, быть может, и кем-то навязанная. Политика, в дурном ее проявлении, вошла даже в быт людей. Люди уже забыли, как не получали зарплаты, как с пенсионерами расплачивались галошами, как отключали свет и товары выдавали по талонам. ПКРМ за 8 лет правления подняла страну с колен. Это надо помнить. Но, к сожалению, хорошее забывается.

Об амнезии

— Раздоры на уровне семьи, раскол на уровне страны… Как Вы думаете, можно ли объединить людей?

— Я думала над этим вопросом. Это сложный и спорный вопрос. Я не нашла на него конкретного однозначного ответа. Мы упустили целое поколение из-за того, что политики начали извращать историю. В школах начали учить не молдавский язык и историю, а историю и язык соседнего государства. И когда у молодого человека спрашивают, какой язык в Молдове, он отвечает, что румынский — не потому, что он так думает, а потому, что его так учили. Если он в течение 12 лет каждый день пишет в дневнике, что у него занятия по румынскому, он автоматически этот язык так и называет. А подумать, почему в Молдове язык румынский, молодым людям некогда. У них свои заботы. И они по большому счету не всегда придают этому значение.

Людям надо вспомнить, что они молдаване, а не румыны. Вспомнить, как Молдова разрушалась при румынах и какие грандиозные стройки затевались в советское время.

— Значит, решение вопроса объединения общества во многом кроется в возвращении народной памяти и правды?

— Надо вывести людей из состояния амнезии, вернуть им память, а вместе с ней национальную гордость, которая станет основой объединения нашего общества. Начинать надо с молодежи, от которой многое умышленно скрывали. Ей надо рассказать правду. Всю правду. И может, она простит тех, кто ее обманывал, кто пытался лишить ее процветающей родины.

Наталья Устюговаскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Вернуться назад