DataLife Engine > Тема дня / Общество > Герои и предатели — история одного века

Герои и предатели — история одного века


9-02-2018, 14:37. Разместил: redactor
 
Даже во время информационных технологий сложно произвести реконструкцию событий вековой давности. Не всегда помогают и запылённые архивы библиотек. Порой только сохранённые памятники становятся напоминанием о тех людях, которые сложили голову за светлое будущее грядущих поколений. И мы помним этих людей. К сожалению, не всегда поименно…

История одного памятника

Ежегодно коммунисты Унгенского райкома ПКРМ возлагают цветы к памятнику расстрелянным советникам. Память об их героизме жива уже целый век и будет жить вечно. Сейчас сложно представить, особенно молодым людям, изучающим Герои и предатели — история одного векаисторию румын, что именно происходило на нашей земле сто лет назад. Слишком много неправды, скверно попахивающей унионизмом, вылито на славную историю Молдовы. Но не все историки лживы. Восстановить события столетней давности газете «Коммунист» помог доктор исторических наук Петр Бойко:

«С августа 1916 года, когда королевская Румыния стала союзником Российской империи, вступив в Первую мировую войну на стороне Антанты, город Унгены практически утратил статус пограничной зоны. Город, вернее, его железнодорожный узел выполнял важнейшую стратегическую, экономическую и политическую функции. Вот почему в процессе советизации страны на румынском фронте и прифронтовой полосе был создан один из первых Совет рабочих и солдатских депутатов — Унгенский, признавший 4 января 1918 года Совет народных комиссаров — советское правительство во главе с Лениным. О чем известил Совнарком телеграммой, подписанной председателем Унгенского совета Соловьевым.

Однако исполнять свои полномочия органа революционной власти унгенскому, как и другим советам прифронтовой полосы, пришлось в исключительно сложных условиях. В декабре правительство королевской Румынии «с благословения» представителей Антанты совместно с главнокомандующим войсками румынского фронта генералом Щербачевым, возглавлявшим силы контрреволюции на фронте, 26 ноября 1917 года подписали в Фокшанах перемирие с Германией и Австро-Венгрией. Таким образом, у армии королевской Румынии и белогвардейских войск были развязаны руки для борьбы против советской власти.

Мало того, в декабре 1917 года правительство Румынии и генерал Щербачев заключили соглашение с украинской Центральной радой о совместных действиях против Советской России. В этом заговоре активное участие принимали главари буржуазно-националистического «Сфатул цэрий».
 
Империалисты Антанты за участие в интервенции против Страны Советов обещали передать королевской Румынии Бессарабию — вожделенную мечту румынской полуфеодальной олигархии.

4 декабря румынские войска вступили в Унгены. На железнодорожном узле сложилась чрезвычайная ситуация. Железнодорожным хозяйством, путями, подвижным составом, вагонами ведал совет. По требованию фронтового отдела Румчерода (Центрального исполнительного комитета советов Румынского фронта, Черноморского флота и Одессы. — Прим. ред.) сторонникам советской власти следовало в первую очередь вывести с территории Румынии русские войска со всем их вооружением и имуществом. Однако румынским войскам предписывалось овладеть прежде всего Кишиневом. Поскольку русская широкая железнодорожная колея была дотянута только до Ясс, воспользоваться своим подвижным составом румынские войска на территории Бессарабии не могли. На помощь интервентам пришли белогвардейцы-щербачевцы. Получив решительный отпор со стороны Унгенского совета, белогвардейцы 5 января 1918 года расстреляли непокорный совет в полном составе. Таким образом, проблема наступления на Кишинев для румынских войск была решена.

Русские войска, находившиеся на территории Румынии, были оставлены на произвол судьбы. Румынские части их разоружали, захватывали их вооружение и имущество. Верные революции солдаты вынуждены были с большими трудностями возвращаться на родину, где их объявляли дезертирами и анархистами. Это для борьбы с ними «Сфатул цэрий» официально обратился к правительству с просьбой ввести свои войска в Бессарабию «для борьбы с анархией».

Так румынская армия отблагодарила русских за то, что предотвратили ликвидацию Румынии как государства, остановив продвижение немецко-австрийских войск в 1916 году. А молдавские помещики и капиталисты рассчитывали при помощи иностранных штыков расправиться с революционным населением, сохранить свой старый строй.

Расправа над Унгенским советом руками белогвардейцев послужила для румынского военного командования своего рода карт-бланшем для проведения в массовом порядке карательных мер без суда и следствия повсеместно на территории Бессарабии.

Для международной общественности творимый румынами военный произвол был объявлен борьбой с большевизмом. Унгенский совет стал одной из первых жертв международного заговора против Советской России и прежде всего — Советской Бессарабии, сражавшейся за идеалы социалистической революции. Вечная им память!»

Без суда и следствия

Унгенские коммунисты были не первыми, кто встретился с «дружественной» румынской армией. Румынские войска вошли в Бессарабию еще 7 декабря 1917 года под предлогом закупки продовольствия. Тогда два полка румынской армии пересекли Прут, заняли Леово и несколько приграничных сел.

Приведем несколько примеров, опубликованных на сайте razboiulpentrutrecut. wordpress. com (Румынская оккупация Бессарабии 1918– 1920 гг., документы), отражающих появление румынских войск на территории Бессарабии.

Телеграмма кагульского уездного комиссара Совету генеральных директоров «Сфатул цэрий» — о захвате города Леово румынскими войсками. 7 декабря 1917 г. (орфография сохранена):

«ЛЕОВО ВСТУПИЛИ ДВА РУМЫНСКИХ ПОЛКА ПУЛЕМЕТАМИ. РАССТРЕЛЯНО ПЯТЬ РУССКИХ АГИТАТОРОВ. ПОГРОМЫ. ПРОДОЛЖАЮТСЯ АРЕСТЫ, КАГУЛЕ СПОКОЙНО».

Захват Леово и расстрел членов исполкома местного совета описаны в статье «С этого началось», опубликованной в «Правде» (№ 22 (3854), 26 января 1928 г.). В ней сообщается, что когда в Леово приехала «за очередной партией дарового продовольствия группа румынских офицеров, …член исполкома Совета рабочих депутатов Иван Нестрат предложил непрошеным гостям убираться подобру-поздорову. Румынский полковник толкнул его в грудь и грозно приказал "не совать нос, куда не следует”».

В результате этой стычки офицеры бежали к Пруту и открыли «беспорядочную стрельбу по леовцам. В ответ была послана нестратовской рукой пуля, угодившая как раз в предводителя налетчиков — воинственного полковника. Прошло после этого столкновения на границе несколько дней, и в одно недоброе утро леовцы, проснувшись, увидели, что их местечко наводнено румынскими войсками. На всех углах улиц были расставлены пулеметы, телеграфные и телефонные провода перерезаны, охранявшая продовольственные склады казачья сотня отступила к Кишиневу. Днем в примарию было согнано все население местечка. Оккупанты потребовали выдачи «зачинщиков» оказанного на днях румынским офицерам сопротивления, грозя в противном случае перестрелять десятого. Вскоре шпикам удалось изловить всех членов исполкома. Их во главе с Ваней Нестратом повели на берег Прута, где и расстреляли. Трупы убитых румынское командование приказало не убирать…»

«Невинные» лики предательства

Вступление румынской армии на землю Бессарабии в глазах «Сфатул цэрий» выглядело совсем невинным. 28 декабря 1917-го на заседании П. Ерхан вынес на голосование вопрос о необходимости ввода румынских войск «для борьбы с анархией, охраны продовольственных складов, железных дорог и заключения иностранного займа», хотя прекрасно понимал, чем обернется для простых людей так называемая охрана складов. Депутаты «Сфатул цэрий» осознано шли на предательство собственного народа, а все самые страшные предательства творятся с невинным лицом. Это предложение было принято большинством голосов. Были и несогласные: члены фракции Объединенного социалистического блока вышли из состава «Сфатул цэрий» в знак протеста против ввода румынских войск.

То, что «Сфатул цэрий» представил как благо, вылилось для народа Бессарабии в унижение, голод и смерть.

Румынские войска, расстреливая всех неугодных, после нескольких дней кровопролития 13 января заняли Кишинев. К тому времени революционный штаб покинул столицу. Через день «Сфатул цэрий» по инициативе И. Инкульца провел торжественное заседание в честь приема румынского генерала Е. Броштяну.
 
«Сфатул цэрий» продолжал убеждать народ в том, что румынская армия помогает бороться с анархией, а население, в свою очередь, продолжало активное сопротивление румынским войскам. Ожесточенные бои шли под Бендерами, в Измаиле, Килие, Аккермане, Вилково и на севере Бессарабии.

За «чёрным забором»

На сайте razboiulpentru trecut. wordpress.com опубликованы впечатления бывшего председателя Фронтотдела Румынского фронта товарища Перпер: «В Бендерах при втором вступлении румын в город беспощадно убивали детей. Издевательство над гражданами в этот раз достигло своего апогея. Свыше 5000 человек, среди которых было много женщин, стариков и детей, были выгнаны за «черный забор», отделяющий город от железнодорожного полотна, и румыны продержали их там на коленях под устремленными на них дулами винтовок в течение четырех часов.

Время от времени подавали команду, по которой несчастные должны были прикладывать руку к козырьку. Так мстили румыны за "оскорбленное чувство попранной воинской дисциплины”».

Еврейские погромы

Газета «Голос революции» (№ 163, 30 января 1918 г.) публиковала сообщения об установлении военно-оккупационного режима в Бессарабии. Румынские военачальники утверждали, что они пришли в Бессарабию по приглашению «Сфатул цэрий» вместе с французскими и украинскими войсками.

Вот одно из их заявлений: «Мы освободим Бессарабию от большевиков, а евреев перебросим за Днестр». Что и начали делать в самом зверском исполнении.

Пресса писала: «Насилиям нет предела. В Кишиневе погром в худшем виде. По заранее составленным проскрипционным спискам румыны начали арестовывать видных граждан Кишинева, евреев. Над всеми арестованными издеваются, всех избивают».

Газеты также сообщали, что «товары «покупаются» румынами… без денег. В тех же случаях, когда они снисходят до платежа, рассчитываются марками, стоимость которых неизвестна жителям».

Став хозяином положения, озверевшие румынские командиры, расформировав еврейскую роту, арестовали из нее 10 человек, которых жестоко избили. 5 солдат этой геройской роты были расстреляны после такого же избиения.

Уничтожение свобод

Жестоко и безнаказанно терроризируя местных жителей, румынские командиры начали уничтожать все свободы, провозглашенные революцией. Действия граждан были ограничены приказами. Была заявлено, что хозяева-румыны не потерпят никаких вольностей со стороны местных жителей.

«Профессиональные союзы и организации запрещены под строжайшей карой. По улицам запрещено ходить после 8 часов вечера. Собрания не только не разрешаются, но даже кучки людей из трех человек разгоняются оружием. Обыски, аресты и избиения совершаются на каждом шагу без всякой причины», — «Голос революции», № 154, 19 января 1918 г.

На нас напали

На заседании Румчерода от 20 января 1918 г., посвященном организации борьбы с интервентами, докладывалось о героическом сопротивлении румынским войскам жителей сел Кубей, Болгарики, Тараклии других.

Из сообщения на заседании:

«16 января румынские отряды подошли к их селам, начали обстреливать, пытаясь их занять. Крестьяне, включая шестидесятилетних стариков, женщин и детей, отчаянно дрались с румынами, дрались чуть ли не палками, но в конце концов они были бессильны отражать натиск регулярных отрядов.

Села были заняты, разграблены, скот и хлеб вывезены. Крестьяне обращаются за помощью к Румчероду, прося их защитить от нашествия бандитов. Со своей стороны, они обещают пойти против румын, как один человек, для чего их нужно организовать в отряды и дать им оружие».

На этом же заседании товарищ Христев напоминает собранию о тех лживых уверениях официальных представителей Румынии и «Сфатул цэрий», согласно которым румынские войска вводятся в Бессарабию якобы исключительно в целях защиты продовольственных складов.

«Теперь уже ни у кого не может быть сомнения в том, что румыны оккупировали Бессарабию. Кишинев, Бендеры заняты, забираются деревни за деревнями, разграбляются, сжигаются села и т. д. Консулы союзных нам держав, как и румынский, заявляют о том, что они якобы тоже ничего не знают, что это просто недоразумение.

На нас напали. Само население отчаянно защищается. Мирные жители пытаются отразить орудийные атаки и т. д. Все это как нельзя лучше характеризует наше положение. Необходимо принять самые экстренные решительные меры», — «Голос революции», № 157, 23 января 1918 г.

Предательство на генном уровне

Вековая история подтверждает: события повторяются. А люди и сегодня делятся на тех, кому дорога свобода, независимость и процветание родины, и тех, кто ради личной выгоды готов эту родину продать. Путем подкупа и шантажа удержаться у власти. И предатели, как выяснилось, на молдавской земле не перевелись.

Но богата наша земля и героями, настоящими патриотами. Унгенские коммунисты и коммунисты других регионов нашей страны сто лет назад в борьбе сложили головы за то, чтобы освободить народ Молдовы от рабства. Память о них будет жива, пока мы будем помнить об их подвигах.

* * *
Мы просим наших читателей сообщить в редакцию газеты «Коммунист» о воздвигнутых в их населенных пунктах памятниках в честь героев, сопротивлявшихся румынской оккупации. Истинную историю сохраним вместе!

Подготовила Анна Ветроваскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Вернуться назад