DataLife Engine > Тема дня / Политика > Владимир Воронин: Мы призываем всех, кому небезразлична судьба нашей Родины, встать под знамена многовекового Молдавского государства

Владимир Воронин: Мы призываем всех, кому небезразлична судьба нашей Родины, встать под знамена многовекового Молдавского государства


10-03-2018, 15:06. Разместил: redactor
 
Уважаемые товарищи!

На первый взгляд, повестка сегодняшнего пленума может показаться не самой главной и актуальной. За 9 лет правления антинародной коррумпированной власти в стране накопилось великое множество болезненных проблем. Это и экономический кризис, и систематическое разрушение социальной сферы, и вопиющая некомпетентность правительства, и кража миллиарда, и тотальная коррупция, включая коррупцию политическую, и узурпация власти криминально-олигархической группировкой под названием «Демократическая партия», и разного рода предатели и холуи. Здесь и переход на мошенническую смешанную избирательную систему, и, конечно, подготовка к решающему сражению на грядущих парламентских выборах.

Однако Политисполком ЦК решил предложить пленуму ЦК тему угрозы унионизма вовсе не для того, чтобы здесь, в нашем партийном кругу, убеждать друг друга, что ликвидация многовековой Молдавской государственности путем объединения с Румынией, путем ассимиляции, а по сути — уничтожения молдавской нации, размывания уникальной общности многонационального народа Молдовы, — это плохо.

Борьба за сохранение Молдовы, ее государственности, обеспечение ее будущего всегда были отличительной, родовой чертой Партии коммунистов Республики Молдова.

Время геноцида и уничтожения молдавского народа

25 лет назад мы с вами шаг за шагом, по одному человеку восстанавливали коммунистическую партию именно для этого! Нам с вами агитировать друг друга против унионизма, национализма, экстремизма большого смысла нет. Нам даже особенно не нужны многословные исторические ретроспекции. Мы и так с вами прекрасно знаем, что время, когда Молдова входила в состав Румынии — будь то с 1918-го по 1940-й, и тем более с 1941-го по 1944-й, — было временем геноцида, уничтожения молдавского народа, разрушения, социально-экономической деградации. Существующая на этот счет официальная статистика шокирует своими мизерными цифрами. Это было время жесточайшей жандармской диктатуры, нескрываемого грабежа и притеснений крестьянства, безжалостного искоренения самобытности молдавского народа, его языка, традиций и культуры. Это была, к счастью, так и не удавшаяся попытка румынского этнократического государства искоренить саму основу бессарабского, молдавского общества — полиэтнизм и культурное разнообразие. В составе королевской Румынии молдаване оказались гражданами второго сорта, нищими, бесправными и порабощенными.

Все мы помним текст известного письма — покаяния тех предателей из «Сфатул цэрий», которые сдали страну румынам, которое сегодня пытаются называть «великой унирей». Вот лишь одна цитата из этого письма, адресованного румынскому «королю-объединителю» Фердинанду Первому, которому сегодня новые предатели повсюду устанавливают памятники. Цитирую: «К несчастью, уже 6 лет Бессарабией управляют таким образом, каким невозможно сегодня управлять даже черными колониями в Африке… Под режимом чрезвычайного положения, без каких-либо гарантий гражданских прав и свобод, Бессарабия фатально стала жертвой подавления и угнетения, которые не только делают возможными повседневные принуждения, избиения и издевательства, но оставляют безнаказанными даже убийства, совершенные официальными властями… Только благодаря чрезвычайному режиму, который превратил эту страну в ад…, был порожден «бессарабский вопрос», который может стать фатальным для нашего национального будущего». Конец цитаты.

Уже тогда наиболее разумные представители Румынии, на которых не оказывала влияния ура-патриотическая пропаганда Бухареста, вполне адекватно оценивали плачевные итоги «унири». Еще одна цитата, на этот раз из статьи румынского адвоката Николае Коча: «Имеем ли мы право требовать от бессарабцев, чтобы они любили румын и не предпочитали им русских? Что сделали мы в течение двух лет румынского управления, чтобы привлечь к себе симпатии бессарабцев? Они имели свободную страну. Русская революция дала им все права и все свободы. Что им дали взамен? Жандармов! Агентов сигуранцы! Всех бандитов из Старой Румынии!»
«Румыны — это не нация, это специальность»

Видный представитель «Сфатул цэрий», который позже стал румынским сенатором, Николае Александри уже 7 октября 1918 года заявлял: ««Всё наше крестьянство, а это около двух миллионов человек, крайне возмущено политикой наших политиканов-румынизаторов. Если добавить к этим еще пятидесятитысячную армию, живущую вне закона и грабящую всё подряд, вы поймете смысл циркулирующей в нашем обществе фразы о том, что румыны — это не нация, а специальность. Наша страна стонет от одного конца до другого, процветают беззакония, оскорбления и издевательства, которых, наверное, не было на нашей земле веками. Жизнь при царском самовластии нам кажется раем. Мы готовы присоединиться к кому бы то ни было, лишь бы отделиться от королевской Румынии».

И подобных оценок произошедшего акта унири, прозвучавших с 1918 по 1940 год, великое множество. Возникает естественный вопрос: где же то невиданное всеобщее счастье по поводу пресловутого воссоединения единства румынской нации? Где ликование? Не было ликования. Была жесточайшая борьба против румынских оккупантов. Она началась буквально с первых известий о вступлении румынской армии на территорию Бессарабии.

Сегодняшним «объединителям» надо об этом знать. Ибо их ожидает та же участь. А возможно, и худшая. «Весть о том, что румынская армия перешла Прут и направляется в сторону Кишинева, произвела впечатление разорвавшейся бомбы, — пишет в своих мемуарах депутат «Сфатул цэрий», капитан Думитру Мырза. — На улицах Кишинева можно было увидеть с оружием в руках детей и стариков от 10 до 60 лет, которые бегали с заряженными винтовками, чтобы остановить румынскую армию».

В архивах сохранились данные о том, что румынский военный самолет был расстрелян из винтовок прямо из жилых кишиневских кварталов. В многочисленных донесениях агентов румынской сигуранцы говорится о массовом сопротивлении молдаван румынским оккупационным войскам. Депутат «Сфатул цэрий», голосовавший за вторжение румынской армии, Петре Бажбеук-Меликов 10 лет спустя, в 1928 году, вспоминал в письме к еще одному предателю молдавского народа Пантелеймону Ерхану. Цитирую: «На въезде в г. Бельцы нас окружило и задержало очень большое число восставших солдат, которые приказали немедленно расстрелять нас на месте за приглашение румын. И только по чистой случайности проходя мимо, председатель Совета солдатских депутатов, бывший мой учитель из Оргеевского уезда, спас меня от неминуемой смерти».

Отчаянное сопротивление

Только отчаянным сопротивлением населения можно объяснить тот невероятный факт, что, несмотря на «приглашение» «Сфатул цэрий», военная операция по захвату всей территории Молдовы заняла у оккупантов более месяца! Только при штурме г. Бендеры, как отмечал в телеграмме своему правительству генерал Броштяну, «потери большевиков составили 10 тысяч только убитыми». Конечно же, это были не большевики. Это были жители Бендер, вставшие на защиту родного города. На протяжении трех суток Бендеры подвергались массированному артобстрелу. Нечто подобное происходило в Бендерах уже в 1992 году, когда идейные наследники румынских оккупантов отдали приказ о штурме города. Ими двигал примерно тот же самый мотив: захватить Бендеры, чтобы обозначить по Днестру границу будущей «Великой Румынии».

Всему миру стали известны Хотинское и в особенности Татарбунарское восстание 1924 года. На его подавление румынские оккупанты направили артиллерию и даже флот. Восставшие были расстреляны химическими снарядами. Более трех тысяч крестьян было уничтожено. Характерный момент, также отсылающий нас к событиям сегодняшнего дня. Оккупационными властями был организован так называемый «процесс пятисот», главная цель которого заключалась в том, чтобы доказать причастность Москвы к организации Татарбунарского бунта. Но никаких доказательств так и не было обнаружено. В конечном счете даже румынским властям пришлось признать, что это было не инспирированный извне, а совершенно осознанный, самостоятельный протест бессарабских крестьян против невыносимого угнетения. Обратите внимание, что и сегодня любой протест против нынешней антинародной власти, невыносимой жизни людей действующий режим пытается объяснить именно «рукой Москвы». Если верить их телеканалам, Молдова наводнена российскими шпионами и диверсантами, которые всячески препятствуют движению ограбленной ими страны в европейско-румынский рай. Даже в этих деталях действующий узурпаторский режим полностью совпадает с румынской оккупационной администрацией вековой давности. С одной лишь разницей: в современной Европе и Америке до сих пор не нашлось людей с мировым именем, готовых вступиться за угнетенных и обездоленных граждан Молдовы.

А тогда, после Татарбунарского восстания, в защиту сотен арестованных выступает цвет просвещенного мира: Альберт Эйнштейн, Теодор Драйзер, Бернард Шоу, Эптон Синклер, Анри Барбюс, Луи Арагон, Михаил Садовяну, Томас Манн, Ромен Роллан. В ноябре 1925 года в Кишинев прибыла делегация прогрессивной общественности стран Западной Европы во главе с писателем Анри Барбюсом. Делегация добилась присутствия на процессе. Позднее Барбюс напишет в своей книге «Палачи»: «Может быть, если бы я уже не был революционером, я стал бы им, вернувшись из этого трагического хаоса Южной Европы».

Итак, то, что сегодня как бухарестские, так и кишиневские сторонники так называемой «великой унири» пытаются представить как восстановление исторической справедливости и воссоединение нации; а межвоенный период, когда нынешняя территория Республики Молдова находилась в составе Румынии, в качестве некоего «золотого века», на самом деле держалось исключительно на нагайке румынского жандарма и штыке румынского солдата. Удивительным образом совпали оценки двух совершенно разных людей, незнакомых друг с другом. И то, что они совпали, говорит об абсолютной их объективности. Вот эти две цитаты. Первая принадлежит стороннику и даже идеологу унири Константину Стере, члену «Сфатул цэрий», известному писателю и публицисту: «Бессарабия держится лишь благодаря румынской армии, которая спасла нас от большевиков и теперь охраняет нас». А вторая цитата вышла из-под пера великого американского писателя, лауреата Нобелевской премии, Эрнеста Хемингуэя «Теперь Румыния вынуждена содержать самую большую в Европе постоянную армию, чтобы подавлять восстания своих «новоиспеченных» румын, которые желают только одного — перестать быть румынами».

22 года социально-экономической депрессии

Возможно, найдутся сегодняшние скептики и проплаченные демократами аналитики, привыкшие все подвергать сомнению, даже неоспоримые исторические факты. Они могут задаться вопросом: позвольте, но разве не было в этот период ничего хорошего? Возможно, жестокость диктаторского, военно-оккупационного режима компенсировалась чем-то другим? Например, бурным экономическим развитием или социальными благами, которыми были осыпаны жители оккупированной территории нынешней Молдовы? Ну, во-первых, никому нельзя оправдывать нацистскую диктатуру достигнутым социально-экономическим прогрессом. Пример Гитлера и Муссолини — ярчайшее тому подтверждение. Диктатура всегда остается диктатурой, а нацизм — нацизмом. Но здесь не было и этого. Все показатели социально-экономического развития оккупированной в течение 22 лет Бессарабии свидетельствовали о глубочайшей депрессии. Мы уже не раз приводили эти вопиющие цифры. Но нелишним представляется повторить их еще раз. Хотя бы для того, чтобы мы с вами были готовы во всеоружии встретиться с оголтелыми проповедниками «унири».

Итак, в одном только 1931 году в Бессарабии было закрыто 47 процентов средних школ, а в следующем году — еще 25 процентов. В 1933 году было закрыто 40 процентов больниц. По смертности Бессарабия, согласно данным Лиги наций, занимала первое место в Европе. Почти 60 процентов новорожденных умирали на первом месяце жизни. С 1922 по 1930 год Бессарабию покинули в поисках заработка более 400 тысяч человек. За 22 года румынской оккупации в жерновах массовых казней, организованных бухарестской администрацией, было уничтожено более 30 тысяч человек.

И вновь обратите внимание, какая жутковатая перекличка и совпадение с сегодняшним днем. Нынешняя молдавская власть, которая по своему второму гражданству является румынской, по сути так же является оккупационной властью, так же осуществляет свою деятельность по закрытию школ и больниц. Сегодня мы вынуждены вновь вспоминать давно забытые названия искорененных в советское время болезней. Массовая миграция, как и тогда, в 30-е годы прошлого века, создает предпосылки для демографической катастрофы.

Больше того, 22 лет не хватило оккупационной администрации, чтобы уравнять в правах новоиспеченных граждан Румынии с жителями так называемого Старого королевства. Как в 18-м, так и 40-м отношение к бессарабцам было как к второсортным гражданам. Из Бессарабии в Румынское королевство вывозятся все доходные промышленные предприятия, а самим бессарабским предприятиям было запрещено увеличивать численность своих рабочих. Между Старым королевством и Бессарабией была учреждена таможня с оплатой так называемого тарифного барьера. Запрещалось всем местным коммерсантам заниматься какой-либо внешней торговлей без посредничества бухарестских компаний. Напомню, кто, может быть, об этом забыл — с демонтажа и продажи в Румынию высокоточного оборудования молдавских, в том числе и оборонных, предприятий начала свою деятельность пришедшая на митинговой волне «Народного фронта» первая постсоветская власть в 1991 году. Уничтожение промышленности, составляющей экономическую основу любого суверенного государства, и тогда, и сейчас было для унионистов и оккупантов вопросом первостепенной важности. А это безоговорочный признак оккупации и геноцида.

Подлинное освобождение

Так что 28 июня 1940 года произошло подлинное освобождение Молдовы. Сегодняшние арендованные мифотворцы рассказывают о том, как героически румынские солдаты защищали Молдову от «советских захватчиков». Между тем архивные документы констатируют: никакой «великой битвы» за Бессарабию не было и в помине. 20 июня 1940 года в 21 час 45 минут командующему войсками Киевского Особого военного округа Георгию Константиновичу Жукову вручается Директива Наркома обороны и Начальника Генштаба Красной армии, доставленная самолетом из Москвы. В директиве, в частности, предписывалось: приступить к сосредоточению войск и быть готовым к 22 часам 24 июня к решительному наступлению с целью разгромить румынскую армию и освободить Бессарабию. Операцией командовал лично Жуков. 27 июня 1940 года войска Южного фронта были сосредоточены вдоль советско-румынской границы, которая проходила по Днестру. Советское правительство направило румынскому руководству ультиматум, в котором требовало немедленно освободить территории Бессарабии и Северной Буковины. 28 июня Румыния принимает требования Советского Союза и начинает отвод войск. В 11 утра того же дня Георгий Жуков направляет в войска директиву: «Правительство Румынии согласилось добровольно оставить Буковину и Бессарабию и отвести румынские войска за реку Прут. Задача войск Южного фронта — быстрым выдвижением к реке Прут закрепить за СССР территорию Буковины и Бессарабии. В 14.00 того же дня советские войска переходят Днестр».

Чтобы нам было понятно, как быстро и без единого выстрела румынские оккупанты убрались с территории современной Молдовы, достаточно упомянуть один факт. Уже 4 июля Георгий Константинович Жуков принимал на центральной площади Кишинева военный парад. Известно и то, что продвижение Красной армии вглубь освобожденной территории встретило радушный прием местного населения. Буквально в каждом населенном пункте советских солдат восторженно встречали цветами, хлебом-солью.

Второе пришествие румынских названных «братьев-освободителей» состоялось ровно через год, 22 июня 1941-го. «Великая Румыния» вновь возродилась, уже под нацистскими флагами, в форме фашистской военной диктатуры кровавого маршала Антонеску. По всей видимости, иного варианта, иной версии наличия «Великой Румынии» попросту не существует в природе. Наконец-то Бухарест смог насытить свои чрезмерные геополитические аппетиты. Территория этого квазигосударства включала в себя не только Бессарабию, но и часть украинского Подолья и Одессу, где находилась столица оккупационной зоны Транснистрии. К счастью, эта вторая «униря» продлилась относительно недолго — всего 3 года, с 41-го по 44-й. К сожалению, главным ее результатом стала страшная разруха и 300 тысяч наших сограждан, убиенных фашистским режимом Антонеску. К нашему ужасу, сегодня этот кровавый маршал, с которого Гитлер советовал брать пример другим своим марионеткам, является признанным кумиром всех унионистов по обе стороны Прута. Есть ли у кого-то еще сомнения, чего нам ждать от навязанной ныне новой «унири», если ее символом является этот нацистский палач?

И сказанное, и многое еще нам хорошо известно. В этой связи у кого-то может возникнуть вопрос: а стоило ли нам собирать столь представительный партийный форум, как пленум Центрального комитета, если все мы владеем убедительными аргументами об истоках и последствиях унионизма? Да, мы просто обязаны тщательно проанализировать складывающуюся ситуацию в стране и на основе этого анализа выработать систему мер и решительных действий для противостояния унионистской угрозе. А угроза эта, как никогда, представляется абсолютно реальной. И дело даже не в том, что приближается позорная дата 27 марта, дата столетия предательства Родины, начала первой румынской оккупации нашей страны. Это, скорее, повод. Нам прекрасно известно, что нацисты всех мастей, будучи природными мракобесами, имеют склонность к мистике, эзотерике. Они верят в магию артефактов и круглых дат. Столетие «унири» для них достаточная причина для того, чтобы уверовать в возможность реванша. Но сам реванш готовят совершенно другие люди и в других местах. Это не оголтелые полусумасшедшие мистики, а холодные, циничные прагматики, которые подходят к вопросу ликвидации Молдавской государственности основательно, умело пользуясь сконцентрированным в их руках медийным и административно-организационным инструментарием. Даже самый поверхностный анализ выявляет системный подход к подготовке операции по окончательному и бесповоротному уничтожению Молдавского государства. Именно эта системность, этот прагматизм и делают эту угрозу реальной. Мы убеждены в том, что за мельтешением наших потешных местных унионистов, задача которых состоит в том, чтобы создавать плотный информационный фон на заданную тему, стоит ныне действующая власть. Власть настолько беспринципная и бессовестная, что готова разрушить, сдать, слить собственное государство. О мотивах, движущих действующим мафиозным режимом, поговорим чуть ниже. Пока же следует исходить из этого, как из некоей данности. (Окончание в Части II)
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Вернуться назад