DataLife Engine > Версия для печати > Самохвал с пробуксовкой
DataLife Engine > Тема дня / Персонажи > Самохвал с пробуксовкой

Самохвал с пробуксовкой


27-04-2018, 13:02. Разместил: redactor
 
Сам себя не похвалишь — сидишь как оплеванный. Этой нехитрой истиной всегда руководствовался «всенародный» Игорь Додон. Кстати, пресловутая «всенародность» как раз и есть наглядный пример тех преувеличений, которые любит применять к своей персоне человек, занимающий кресло президента.

Он, говоря словами классика, склонен путать два понятия: «Отечество» и «Ваше превосходительство». Особенно наглядно это проявляется в его бесполезных заграничных вояжах. Там уж Додон может дать полную волю своей фантазии. Потому как на родине все как на ладони, и люди могут сказать: это ты загибаешь, твое превосходительство, а попросту говоря, брешешь. Ну а за границей вешай лапшу какую угодно — проверять никто не станет.
 
Вот и на этот раз Игорь Додон, прихватив это блюдо из своей кухмистерской, щедро развесил его на уши доверчивым грузинам. Вдохновенно закатывая глаза, он поведал им, что именно министр экономики Додон был инициатором, вдохновителем и движителем экономических реформ коммунистов в 2007 году. Таких как введение нулевой ставки налога на прибыль, например, амнистия капитала и налоговая амнистия.

«По моему предложению мы провели три реформы. В 2007 году я пару недель сидел в Вашингтоне и убеждал, к чему приведет налог на прибыль «ноль». И амнистию капитала я сделал, и налоговую амнистию», — разорялся Додон. Игоря Николаевича несло. Лицо его по своей выразительности стало напоминать новую сковородку (есть видеозапись), казалось, еще немного — и он назначит себя генералиссимусом, отцом нации и младшим братом вечности… Собеседники-грузины почтительно кивали.

Но почему-то вышеуказанные реформы не связываются у населения с министром экономики Додоном. Потому как Додон — это не голова. Нет бесспорных подтверждений его способности мыслить стратегически, да и тактически, пожалуй, тоже. Однако прикрывать изъяны лучше всего украшением. Вот и приходится Додону создавать себе ореол государственника, беззастенчиво заимствуя чужие заслуги…

* * *
О том, как в действительности происходило внедрение упомянутых революционных экономических реформ в Молдове, рассказал агентству OMEGA советник президента Владимира Воронина по внутренней политике Марк Ткачук.

Приводим полный текст его рассказа:

«Игорь Николаевич очень точно и аргументированно говорит об эффектах так называемых либеральных реформ 2007 года. Об эффектах положительных и, как нам тогда казалось, достаточно необратимых.

С тех пор прошло 11 лет (с выступления Воронина в парламенте 20 апреля 2007 года), срок небольшой для того, чтобы забыть, как внедрялась эта беспрецедентная для постсоветского пространства реформа. Идейными генераторами нулевой ставки на прибыль были два человека — Олег Рейдман и Мариан Лупу (либо наоборот).

Эта идея стала в определенном смысле слова итогом всей предыдущей деятельности этого вполне продуктивного дуумвирата по дебюрократизации предпринимательской деятельности в Молдове, освобождению ее от чиновничьей запретительно-разрешительной опеки. Сначала шло резкое сокращение (год от года) видов подлицензионной деятельности, снижение ставки налога на прибыль (в 2000 году — 32 процента, в 2006 — 7 процентов). Потом, с участием Валерия Лазэра, появилась радикальная инициатива по дебюрократизации «Гильотина» (1 и 2).

Что же касается внедрения триединой реформы 2007 года (нулевая ставка налога на прибыль, амнистия капитала, фискальная амнистия), то эти дни у меня расписаны по часам. Не только оттого, что мне было поручено «комиссарить» эту задачу, то есть организовать правильное политическое PR-сопровождение, но и установить политический диалог с партнерами по развитию (в данном случае — офисом Дика Чейни), в рамках которого следовало разъяснить политическую целесообразность и эксклюзивность данного типа реформирования как препятствующего росту теневой экономики и содействующего повышению внутреннего доверия к финансовым институтам молдавской государственности. Американцы уже тогда начинали жестко пресекать все эти региональные формы офшоризации, создание «моек» в отдельных странах. И первый контакт на эту тему у нас был летом 2006 года, во время продолжительного визита В. В. Шовы и М. Ткачука в Вашингтон.

Тут важно было сформулировать на политическом языке, что речь идет об обратном. Что нам не нужна внешняя финансовая помощь, что нам нужно просто не мешать аккумулировать финансы, которые генерируются у нас в стране, сделать так, чтобы они не бежали в офшоры, а реинвестировались.

Кроме того, к 2007 году мы одолели так называемую организованную преступность (общепринятый факт), но мы породили и новый тип экономического паразитизма — в облике полиции и контролирующих органов. Для того чтобы лишить их «корма» и формальных оснований для «эксплуатации» предпринимателей, и была внедрена фискальная амнистия — на период с 1991 по 2007 год.

В обосновании нулевой ставки на прибыль была также существенная политическая составляющая. Мы тогда говорили, что на этом этапе для нас важно увеличение занятости, рост рабочих мест и зарплат, и в этом состояла экономическая алгебра, в том числе и социальной политики.
 
Олег Рейдман должен хорошо помнить этот этап. Да, у этого проекта было немало противников. Особенно в правительстве. Главным из них являлся тогдашний премьер-министр В. Тарлев. Игорь Додон, ставший министром экономики в 2006 году, влился в нашу младореформаторскую команду и в известном смысле являлся противовесом позиции Тарлева. Но он был одним из нас. Отличным менеджером, четким исполнителем, отнюдь не генератором указанных подходов и уж точно не их инициатором. Но и первых двух качеств было немало для того, чтобы высоко оценивать вклад Додона в реализацию этой реформы.

Игорю Николаевичу не стоит сейчас «якать», это некорректно и просто глупо. Человеком, который убедил Воронина принять проект младореформаторов, был не Додон. Он не обладал тогда ни соответствующим аппаратным весом, ни авторитетом, ни смелостью.

Позиция Воронина стала итогом длительной и напряженной внутренней дискуссии, которая длилась почти восемь месяцев, которая началась еще тогда, когда Додон занимал пост заместителя министра.

С моей точки зрения, в конечном счете автором стал именно Воронин. И не только потому, что он формально выступил автором самих указанных законодательных инициатив, а потому, что он взял на себя личную ответственность за эти непростые решения. А вот тут самое главное. Между идеей, пусть блестящей (пусть извинят меня и Лупу, и Рейдман — как инвенторы этой реформы), и готовностью эту идею воплотить на практике — дистанция в парсеки. На это способен далеко не каждый. И нынешняя демонстративная импотенция так называемого главы государства — несомненная иллюстрация к этому выводу.

Ну а то, что Додон приписывает себе лично то, на что он ни по моральным, ни по аналитическим, ни по политическим способностям был не способен, свидетельствует только о том, что было известно в последние годы. Идейное мародерство — единственный и последний ресурс так называемых социалистов.

P. S. Все комплементарные оценки, данные мною коллегам Лупу, Рейдману и Додону, относятся ко временам, когда мы действительно были одной командой, делились идеями, спорили друг с другом и не заботились об авторстве и копирайте. Теперь, понятно, совсем другие времена. Но история была именно такой».

Подготовил Евгений Марианскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Вернуться назад