DataLife Engine > Тема дня / наши люди > Жизнь под Красным знаменем

Жизнь под Красным знаменем


10-06-2018, 09:00. Разместил: redactor
 
Когда-то деревенский мальчишка Валера повесил на самом высоком орехе красное знамя, чтобы видели его все жители. Потом он вырос, вступил в партию, переживал, когда этой партии не стало. Когда она возродилась под гордым именем Партия коммунистов Республики Молдова, одним из первых восстановился в её рядах. Он всегда был честен по отношению к товарищам, старался быть справедливым, ощутил силу ответственности. Сейчас Валерий Александрович Бурка является секретарём по организационно-партийной работе Криулянского РК ПКРМ. Но в глубине души в нём живёт мальчишка, который гордится Красным знаменем.

Дух противоречия

— Валерий Александрович, насколько сложно в наши дни быть секретарем райкома?

— Быть партийным лидером, когда партия находится в оппозиции, всегда сложно. Тем более что люди теряются в информации. Они привыкли к тому, что ПКРМ много делала для народа, но, находясь в оппозиции и в парламенте, и на местах, много не сделаешь, а о том, что удается сделать, провластные СМИ не рассказывают. Люди говорят разное, сколько людей — столько мнений.

— Чувствуется, что через СМИ правящая партия навязывает людям свое мнение, свою позицию?

— Чувствуется. Есть люди, которые говорят чужими словами, но у многих есть свое мнение. И эти мнения бывают противоречивыми. Даже некоторые наши коммунисты не всегда ориентируются в ситуации. Кроме того, продолжается искусственное разделение народа Молдовы. Одни стремятся к Европе, другие — к России. Игра в «Восток — Запад» очень удобна нынешней власти. Криулянский район расположен на берегу Днестра, поэтому больше поддерживают российское направление. Но когда приходит время выборов, сложно предсказать, за кого они отдадут свой голос.

— Как давно закрепился подобный дух противоречия?

— Сложно сказать. Когда ПКРМ была у власти, голосовали за нас. Сейчас результаты голосования предсказать сложно. Люди не всегда понимают, что происходит в стране. Но они жалуются на низкие зарплаты и пенсии, на отсутствие рабочих мест, на плохие дороги. Некоторым людям, живущим в селах, просто нечего есть, не говоря уже о чем-то другом.

Поступки, которыми гордишься

— Вы тоже родом из села?

— Я родился в большом селе Распопены — тогда еще Распопенского района — в 1954 году. Родители работали в колхозе, в нашей семье было шестеро детей. Меня, как старшего, отправили жить к дедушке с бабушкой, помогать им.

— Какое самое яркое воспоминание Вашего детства?

— Когда мне было лет десять, я нашел красную материю, сделал флаг и повесил его на самом высоком орехе. Это знамя было видно издалека. Меня никто об этом не просил, просто мне захотелось сделать что-то значимое. Я был доволен своим поступком.

— Не каждый деревенский мальчишка до такого додумается. Наверное, сказывалось школьное патриотическое воспитание?

— Скорее всего. Ведь мы отмечали все советские праздники, а 9 Мая — День Победы — всегда был особым днем. Я был пионером, комсомольцем. Помню, когда я вступал в комсомол, нас на грузовой машине повезли в Резинский райком комсомола. У нас у всех было боевое настроение. После восьмого класса я поступил в Бельцкое профессионально-техническое училище на специальность «столяр-мебельщик». Прошел практику на мебельной фабрике в Бендерах. Потом продолжил учебу в индустриально-педагогическом техникуме.

— Сейчас, по-моему, педагогов вашего профиля не готовят…

— Педагогов по технической части у нас не готовят. Считается, что обучать учащихся могут выпускники Технического университета. Однако далеко не каждый специалист-техник может стать педагогом. Но пока еще сохранились кадры, воспитанные в советское время. Техникум я оканчивал с перерывом на армию, а потом пришел на работу в криулянское училище, где проработал 39 лет, до 2016 года. Был мастером, преподавателем, комендантом общежития, воспитателем.

— Почти 40 лет, до недавнего времени, Вы работали с подростками. Какая она, нынешняя молодежь?

— Раньше было проще, была единая система воспитания. Но и молодых людей нашего времени можно воспитывать. Только к каждому учащемуся надо подходить по-родительски. И большая часть ребят идет по правильному пути. Я всегда находил общий язык со своими воспитанниками. Многие из них уже взрослые, у них свои семьи. И мне приятно, когда при встрече они благодарят меня за те годы, когда я был их учителем. Я не бросал преподавательскую работу, даже когда был депутатом. Каждый день из Кишинева ездил в Криуляны и по вечерам проводил несколько занятий.

С природой не поспоришь

— В 2001 году по спискам ПКРМ Вы стали депутатом парламента. Это было сложное для страны время. Вы ощущали всю степень возложенной на Вас ответственности?

— Время было действительно сложное, люди помнят, как пенсии выдавали галошами. Об этом много было сказано. Руководство партии тогда говорило, что каждый депутат несет ответственность за свой район, поэтому работать надо 24 часа в сутки.

— Проводили встречи с избирателями?

— Каждый понедельник ко мне на прием приходили люди. Мы все так работали. Депутаты должны были знать, чем живут люди, из первых уст узнавать об их проблемах. Потом мы готовили отчеты, которые зачитывали во фракции.

— В какой комиссии Вы работали?

— В экологической. У нас было много проектов, связанных с защитой окружающей среды. Было много открытых вопросов по сбору мусора. В те годы был разработан Национальный план по посадке новых лесов. Благодаря этому десятки тысяч деградированных земель превратились в леса, которые к тому же защищают почву от оползней. На повестке дня экологической комиссии всегда находились вопросы по защите рек, в частности Днестра и Прута.

— Часто спорили?

— Я бы не сказал. Споры могли возникать из-за каких-то производственных вопросов. Но в целом, что касается охраны окружающей среды, в своих мнениях мы были едины. В те годы экологическую комиссию возглавлял представитель Христианско-демократической партии, но мы работали сообща. С природой не поспоришь, надо учиться жить с ней в мире.

По велению сердца

— В каком году вы вступили в партию?

— Я вступил в КПСС еще в 1984 году, я уже работал в профессионально-техническом училище мастером производственного обучения. Был рядовым коммунистом, соблюдал Устав, верил в светлое будущее.

— А потом наступил крах прошлого и запрет КПСС…

— Большинство людей, не только коммунистов, тяжело переживали распад СССР, да и за Коммунистическую партию тоже. Но были и такие, кто искренне радовался наступившему хаосу. Среди них было немало бывших партийных боссов, пытавшихся приспособиться к новой власти. По моему мнению, в Советском Союзе было два типа коммунистов. Это коммунисты, вступившие в партию по призванию, по велению сердца. И были просто члены КПСС, работавшие в кабинетах на теплых местах, которые были идейными только на словах. Распад Союза показал, кто кем был. Когда партия перерегистрировалась, в ней начали восстанавливаться настоящие коммунисты. И наша Криулянская организация была создана из преданных коммунистов.

— В каком году Вы узнали о том, что Партия коммунистов восстановилась?


— Это был уже 1994 год, о восстановлении партии я узнал от друзей. В душе я всегда ощущал себя коммунистом.

— В КПСС вступали потому, что Вам кто-то предложил?

— Это было мое личное решение. Никто меня не агитировал и не упрашивал. Наверное, во мне еще жил тот маленький мальчик, который вывесил на большом орехе красное знамя и очень этим гордился.

— Ваша партийная работа началась сразу после регистрации?

— После перерегистрации выяснилось, что я являюсь самым молодым коммунистом. Сначала меня избрали секретарем криулянской первичной организации, а потом первым секретарем районной организации. Я возглавлял райком 1994 по 2008 год.

— Было сложно?

— Очень, особенно до 2001 года. Только я знаю, как укреплялась партийная организация, как проводились собрания. В начале 90-х годов был кризис с бензином. Я пешком ходил в села района. Да и к коммунистам многие люди, которых успели перевоспитать новые власти, относились очень настороженно. Директор училища, где я работал, очень лояльно относился к нашей вновь созданной организации, даже разрешал проводить партийные собрания в актовом зале. До тех пор, пока об этом не узнали в районном совете. С 2008 года РК возглавляет Дмитрий Гончаренко.

Чтобы дети были счастливы

— Вы продолжаете работать?

— Сейчас я возглавляю Управление социального обеспечения и защиты семьи.

— Как обстоят дела в этой сфере? Много людей нуждается в социальной защите?

— Очень много — тысячи. Много детей из неблагополучных семей, где родители или не могут найти работу, или не хотят работать на зарплату в 1,5–2 тысячи леев. Есть многодетные семьи, неполные, или семьи, где родители часто прикладываются к бутылке. Очень много одиноких пенсионеров, чьи дети уехали за границу и по каким-то причинам не могут помочь престарелым родителям. Число граждан, входящих в социально незащищенную категорию, увеличивается с каждым днем. И среди них очень много детей, о которых некому позаботиться.

— А как сложилась Ваша семейная жизнь?

— Все хорошо. У меня двое взрослых детей. Дочь живет на Украине, сын — в Германии. Мы по ним скучаем, но для родителей важно, чтобы дети были счастливы.

— А что, по-Вашему, надо делать, чтобы все дети были счастливы?

— Создавать рабочие места с достойными зарплатами, возвращать людей в страну. Поднять страну еще можно. ПКРМ уже делала это, когда была у власти. Поэтому гражданам страны на грядущих парламентских выборах нужно не продаваться за пачку макарон и бутылку водки, а думать о том, в какой стране они хотят жить.

Наталья Лужинаскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Вернуться назад