DataLife Engine > Тема дня / актуально > Дело не в трубе,

Дело не в трубе,


21-09-2018, 14:02. Разместил: redactor
 
Молдавские власти безапелляционно обещают: совсем скоро Молдова подключится к газовой сети Евросоюза. Одним из главных аргументов в пользу этого называется преодоление полной зависимости от нынешнего поставщика газа — России. Кроме всего прочего, власти обещают выгоду для обычных потребителей — дескать, конечная цена на газ будет существенно дешевле.

Главным — стратегическим — проектом на пути к этой цели называют газопровод Яссы — Унгены — Кишинев (ГП ЯУК). По заверениям официальных лиц Кишинева и Бухареста, первая его часть уже реализована — в 2014 году участок газопровода Яссы — Унгены был сдан в эксплуатацию. Однако с тех пор этот отрезок остается невостребованным, то есть попросту простаивает.

Теперь же обещают строительство газопровода Унгены — Кишинев, который должен поставить окончательную точку в вопросе диверсификации и энергетической независимости Молдовы. Независимости от одного поставщика к зависимости от другого?

* * *
На первый взгляд, диверсификация источников потребления энергоресурсов— сама по себе вещь прагматичная. Но как только на этом вопросе начинают играть политическими мышцами, при плохой игре, амбиции политической элиты в угоду сиюминутной конъюнктуре могут иметь, мягко говоря, неприятные последствия. В случае с Молдовой диверсификация — политический проект, продиктованный в угоду кому угодно, только не интересам самой страны.

В связи с этим широко рекламируемым проектом существует целый ряд вопросов, ответы на которые смогут дать представление о «прагматичности или политичности» проекта.

1. Какова ресурсная база указанного газопровода? Иными словами, какой газ будут качать по нему?
2. Какова будет стоимость газа из этого газопровода?
3. Какой объем инвестиций требуется для его строительства и запуска?
4. Каковы источники этих инвестиций и мощности их освоения?
5. Каков уровень надежности и стабильности поставок по этому газопроводу?
6. Решается ли проблема монополизации поставок строительством и пуском этого газопровода?


И это далеко не все вопросы. Например, как будут решаться вопросы инженерно-технического характера, препятствующие взаимному подключению газотранспортных сетей РМ и Румынии (ЕС). Нельзя сказать, что технические вопросы непреодолимы, но их решение существенно удорожает проект и, соответственно, влияет на объем инвестиций и сроки реализации проекта.

Разные эксперты и специалисты по-разному оценивают перспективы ресурсной базы проекта.

Ресурсная база: а газ-то российский

Сложно говорить о том, что в Румынии проект сможет получить какие-то большие объемы газа. Сегодня Румыния добывает около 10 млрд кубометров и их же потребляет. Откуда они возьмут дополнительные объемы, совершенно непонятно. Румыния не является экспортером газа. Молдове очень сложно будет найти там какие-то объемы, потому что самим румынам тоже придется откуда-то импортировать этот газ. Румыния покрывает свои потребности собственным газом на 85 процентов, если верить официальной статистике. Остальные объемы импортируются из той же России.

Другой вопрос: если, например, этот газ будет поступать от «Турецкого потока» из России в Турцию, а дальше в Болгарию, где можно будет использовать Трансбалканский газопровод. Его, соответственно, можно будет запустить в обратную сторону. В Румынию будет поступать российский газ. Возможно, он будет продаваться трейдерским структурам, которые начнут поставлять российский газ в Молдову. Абсолютно такую же историю мы видим с газоснабжением Украины, которая потребляет исключительно российский газ, покупая его у посредников. Цена, естественно, будет отсчитываться от того же российского газа — плюс удлинение маршрута доставки. Это мнение значительного числа экспертов европейского газового рынка.

Высказываются и другие мнения. Румыния в последнее время сообщает об открытии газовых месторождений. Запасы месторождения, располагающегося в районе Бузэу, оцениваются в 25–27 млрд куб. м газа. В ближайшие два года Румыния также начнет добычу газа на двух участках недр на шельфе Черного моря. Официальный Бухарест заявляет, что, с учетом солидных инвестиций в добычу газа на Черноморском шельфе, Румыния через 3–4 года будет иметь объемы «голубого топлива», достаточные для полного покрытия потребностей в нем не только Румынии, но и Молдовы. В бытность румынским премьером Виктор Понта заявил даже, что для транспортировки больших объемов газа необходимо будет развивать соответствующую инфраструктуру, в частности, продлить газопровод Яссы — Унгены до Кишинева и построить компрессорные станции. Он, правда, не упомянул, что регион Ясс живет с существенным дефицитом газа и для подключения ГП ЯУК необходимо строительство магистрального газопровода в 145 км по территории Румынии, а это не 44 км от Ясс до Унген, и в полтора раза больше, чем от Унген до Кишинева.

Тем не менее импорт природного газа в Румынии за 2 месяца 2017 года вырос почти на 300 процентов. Добыча природного газа за два месяца 2017 г. в Румынии снизилась на 0,1 процента относительно 2016 года. Вообще, согласно проекту Энергетической стратегии Румынии, годовая добыча природного газа в период 2016–2030 гг. незначительно снизится, правда, после достижения нового высокого уровня в результате роста добычи на шельфе Черного моря, и будет снижаться незначительно вплоть до 2050 года.

Таким образом, определенности в отношении ресурсной базы на среднесрочную перспективу пока нет.

За что покупаем?

Когда было принято решение о строительстве МГП Яссы — Унгены, ставка делалась на то, что газ из Румынии будет дешевле, чем из России. В 2015 году так и было. Газ из Румынии предлагался на 423 лея/1000 куб. м дешевле, чем газ «Газпрома».

Однако в 2016 г. цены на газ, поставляемый «Газпромом», сильно снизились. В итоге газ, поставляемый OMV Petrom, был уже почти на 450 леев/1000 куб. м (на 12 процентов) дороже, чем газ «Газпрома». А с 1 апреля 2017 г. выросла цена на газ и для румынских бытовых потребителей.

Интересный факт: в 2017 году и в I квартале 2018 года Молдова вообще не импортировала газ из Румынии.

Если текущие цены на нефть и газ будут сохранены, то российский природный газ для Молдовы будет по-прежнему намного дешевле, чем румынский. Соответственно, вероятность возобновления импорта газа по МГП Яссы — Унгены крайне мала.

Тем более с учетом того, что газопровод Яссы — Унгены вообще не используется (!).

Источники инвестиций и способности их освоения

Итак, какова потребность в инвестициях? Молдавские и европейские чиновники до недавних пор утверждали, что для решения проблемы альтернативного источника газа достаточно 20–30 млн евро. Утверждения основывались на том, что цель будет достигнута строительством и пуском ГП ЯУ. Но как указывалось выше, требуется еще 250 км магистрального газопровода: 150 км по территории Румынии и 100 км от Унген до Кишинева.

Для реализации данного строительства только на молдавском участке требуется 100 млн евро. Мало того, газотранспортные системы Молдовы и Румынии работают при разном давлении, причем в Молдове давление выше, технические условия и конфигурация существующей газотранспортной системы (ГТС) в Молдове ограничивают максимальный объем газа, который может быть принят из Румынии на уровне значительно более низком, чем проектная мощность ГП ЯУК.

Эта проблема устраняется строительством каскада компрессорных станций, каждая из которых многократно дороже десятков километров проложенной трубы.

Таким образом, стоимость приобретения альтернативного источника природного газа «улетает» за полмиллиарда евро инвестиций.
 
Это значит, что в цену за 1 тыс. куб. м газа из Румынии при окупаемости инвестиций за 20 лет и потреблении 1,5 млрд куб. м в год необходимо включить дополнительно как минимум 17 евро — без учета процентов по кредитам и без учета стоимости самих денег (инфляции).

Пока известно о намерениях Европейского банка инвестиций финансировать 100 млн евро на молдавскую часть ГП ЯУК. Условия неясны. Если Молдова возьмет эти кредитные ресурсы без полного инвестиционного пакета, то будет обслуживать и выплачивать кредит, не имея ни единого куб. м газа.

Судя по тому, что нынешние власти Молдовы в лице кабмина Филипа продали ГП «Весттрансгаз» румынской газотранспортной компании, осваивать весь объем инвестиций, если таковой наберется, будет румынская сторона, и сливки снимать будет она же.

Что же в сухом остатке от так называемой диверсификации источников импорта природного газа? Мы наблюдаем ту же схему монополизации поставок, транспорта и продаж, что сегодня функционирует у «Газпрома» в Молдове. Есть лишь одно формальное отличие в пользу российского поставщика — на территории нашей страны «Газпром» действует в рамках совместного предприятия. У «альтернативного» же источника в лице газового поставщика из Румынии Молдова служит только покупателем: плати и бери.

Надёжность и стабильность поставок

Если поставки будут осуществляться трейдерами, то есть посредниками, то их надежность и стабильность зависят от мощности, опыта, доступности для них ресурсной базы.

Так же значительным фактором надежности являются отношения с «Газпромом», так как, несмотря на требования третьего энергетического пакета, распределительные сети среднего и низкого давления остаются активами «Молдовагаз», то есть «Газпрома».

Не можем мы рассчитывать и на доходы от транзита, удешевляющие в какой-то мере тариф для потребителей.

Не приходится рассчитывать и на лояльность трейдеров в отношении колебаний в сроках и объемах расчетов за потребленный газ.

Достижимы ли плюсы альтернативности?

При мощности проекта 1,5 млрд куб. м в год и потребности Молдовы в 1,2–1,3 млрд куб. м разговоры об альтернативности совершенно бессмысленны.

Речь идет о замене поставщика целиком, причем на менее надежного, менее мощного и неопределенного с точки зрения дружественности.
 
Трейдеры фактически будут действовать с территории Румынии, и совершенно нет оснований считать их действия независимыми от румынского правительства.

Если следовать сомнительному утверждению, что газ — это инструмент политики, то этот инструмент перекладывается в другую руку. При этом никаких плюсов не достигается, кроме минусов для национального капитала, занятости и доходов национального публичного бюджета.

Таким образом, можно с уверенностью утверждать, что проект носит политический, а вовсе не прагматический характер.

Олег Рейдман
, депутат фракции ПКРМскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Вернуться назад