DataLife Engine > Тема дня / Общество > Затемнённые блики детства

Затемнённые блики детства


1-06-2021, 09:00. Разместил: redactor
 
Так уж в Молдове повелось, что счастливым детство ребёнка могут сделать исключительно его родители. И уровень счастья во многом будет зависеть от уровня семейного бюджета. Конечно, малышам достаточно, чтобы их любили и уделяли внимание, но дополнительную радость в виде новой игрушки или смартфона, сладостей, семейных поездок на отдых — никто не отменял. 

И вообще, дети и деньги — понятия неразлучные.

От чего бегут дети

Минувший пандемический год был очень сложным для взрослых, и они об этом постоянно напоминают. А кто спрашивает юное поколение, каково было ему? Явно несладко. Согласно статистике, в 2020 году более 629 детей убегали из дома, а 206 — из специализированных учреждений, в которые они были помещены.

Почему они бегут? Явно не от хорошей жизни. Основными причинами специалисты называют отсутствие контроля со стороны родителей, страх перед реакцией родителей на успеваемость в школе или на ошибку, допущенную ребёнком, а также результат отъезда родителей за границу. И всё же первопричиной становится плохое финансовое положение семьи, в большей части это касается сёл Молдовы. Из глубинки столица выглядит сытой и самодостаточной, вот и стремятся подростки в города, надеясь найти свой кусочек счастья. Казалось бы, убежал ребёнок, ничего страшного, вернётся. Сыграли детские амбиции, пройдёт. Иногда им просто хочется большой город посмотреть, на троллейбусах покататься. Но всё гораздо сложнее. Из общего числа сбежавших в прошлом году детей трое были найдены мёртвыми, а шестеро вообще не были обнаружены. Их судьба неизвестна, и в этой ситуации на что-то хорошее надеяться сложно.

Сотрудники правоохранительных органов составили 678 обращений в инспекции по защите прав детей и возбудили 13 уголовных дел в отношении родителей, ненадлежащим образом исполнявших свои родительские обязанности. Но, как правило, эта бумажная работа не приносит никакого результата. Нерадивые родители редко исправляются. Наказать их материально — значит наказать и самих детей. Если лишить родительских прав — значит надо отправить ребёнка в специализированное детское учреждение, а детских домов в Молдове, как известно, практические не осталось. Поэтому дети продолжают сбегать от нищеты, от неадекватных родителей или опекунов и рано или поздно попадают в неприятные ситуации. И это всё происходит на глазах у гражданского общества. Беспризорники на улицах мало кого волнуют.

Плата за талант

Психологи говорят, что место ребенка не на улице, а в школе, на развлекательных мероприятиях, дома с семьей или в играх с друзьями его возраста. Всё верно. Вспомним ещё бесплатные кружки и спортивные секции, которых сейчас тоже практически не осталось. Можно сказать, мол, пандемия, какие кружки? Да, год был непростой. В школу дети то вообще не ходили, то по графику, то по очереди, но после школы встречались и общались без всяких карантинных мер. И никому нет дела до организации их досуга, развития личности, раскрытия талантов. Об этом могут позаботиться только родители, если у них на это есть деньги.

В нынешнем учебном году практически без перерыва работали Центры по изучению иностранных языков. Дело нужное, но дорогое. Ежемесячно родителям приходится выкладывать около тысячи леев. Работали частные художественные школы, в которых один урок стоит около 200 и более леев. В принципе, это нормальные цены, педагоги тоже не могут работать за гроши. Но это дорого для родителей, получающих обычную зарплату, которая далека от средней по экономике. Хочешь научить ребёнка петь, танцевать, рисовать, хочешь раскрыть его таланты — плати, ведь и государственные школы искусств перестали быть абсолютно бесплатными.

Хотелось вспомнить, что нынешний президент сделала или пообещала сделать для того, чтобы детям в Молдове жилось лучше и веселее, но ничего на ум не пришло. В своё время, когда она была министром образования, она постаралась сделать так, чтобы её запомнили как человека, всё разрушающего на своём пути, закрывающего школы и детские дома. К сожалению, она не знает, сколько сил и средств родители тратят на то, чтобы одеть, обуть и накормить ребёнка, а потом ещё и инвестировать какие-то деньги в его интеллектуальное и физическое развитие.

Мечты о жизни

Есть семьи, где детям нужна постоянная медицинская помощь, дорогостоящие лекарства и лечение. Мы часто видим объявления, как какому-то малышу необходима материальная помощь для лечения за границей, на что требуется очень много денег. Некоторым детям везёт, и заветную сумму удаётся собрать, а о других мы просто ничего не знаем, объявления исчезают, а вместе с ним, видимо, и ребёнок.

В Молдове многие знают солнечного парня Алекса Бобок, который прикован к инвалидному креслу. Много лет назад ему диагностировали болезнь Дюшенна. Ежедневно он принимает около 10 видов лекарств. Препарат №1 для поддержания работы мышц — Дефлазакорт. Одна упаковка стоит около 270 леев, её хватает на пять дней. Этот жизненно важный препарат не входит в список компенсированных государством медикаментов. Естественно, мизерного пособия по инвалидности не хватает даже на лекарства.

С болезнью Дюшенна в Молдове около ста детей, все лечатся за свой счёт, точнее, большинство за счёт родителей. Всем нужны оздоровительные процедуры. Об этом молчат, и дети не доживают даже до 15 лет. За рубежом благодаря поддержке государства такие пациенты живут гораздо дольше. Алекс рассказывал, что у него были знакомые с болезнью Дюшенна из села Бачой, которые ушли из жизни в 16 лет, потому что у семьи не хватило денег на лекарства. Наша страна — беднейшая в Европе. И если семья сталкивается с подобной проблемой без поддержки государства, ребёнок может погибнуть. Это страшно. Алекс мечтает о разных вещах, в том числе, чтобы в Кишинёве появился бассейн, куда можно было опускаться вместе с инвалидной коляской. Плавание придаёт сил ребятам с диагнозом Дюшенна.

Особенным — особенное

Согласно данным Министерства здравоохранения, в Молдове зарегистрировано более тысячи граждан с редкими заболеваниями, однако эта статистика даже близко не отражает реальную ситуацию. Родительские ассоциации вынуждены бороться за включение в реестр каждого наименования болезни. Сейчас в нем всего порядка 100 заболеваний, а в мире известно 8 тыс. редких заболеваний. По ряду диагнозов детям положены стопроцентно компенсируемые лекарства, однако по факту родители часто вынуждены покупать их самостоятельно. С каждым годом предпринимаются усилия, чтобы увеличить финансирование для покрытия лечения пациентов с редкими заболеваниями, но конечно эти средства не покрывают все потребности.

К сожалению, больные с редкими заболеваниями кроме медицинских препаратов от государства почти ничего не получают. В Молдове нет широкомасштабных государственных программ по реабилитации пациентов. Нет реабилитационных центров и для детей с редкими болезнями, которым чаще нужны не лекарства, а психологическая поддержка. В больницах, где работают реаниматологи, чаще обращают внимание на физическую реабилитацию. Психоэмоциональная поддержка при участии психолога и логопеда ограничивается частными случаями. С врачами этого профиля Молдова испытывает проблемы ещё и потому, что они, как правило, получают образование в педагогических вузах, их знания не предусматривают медицинских навыков.

А ещё особенным детям необходимо особенное образование, ранее предоставляемое специализированными учебными заведениями, которые бездумно были закрыты после ухода из власти ПКРМ. Новые власти, сославшиеся на директивы ЕС, решили в одночасье интегрировать детей с особыми потребностями в обычные школы, не изучив эти самые потребности. Ведь, к примеру, инвалидам-колясочникам необходимо, чтобы школы были оснащены пандусами, лифтами, специальной мебелью и т. д. А деткам с нарушением развития нужны специальные учебные программы.

Эксперимент под названием БАК

Впрочем, эксперименты начали проводить и на учащихся общеобразовательных учреждений. В 2020 году, когда мир столкнулся с пандемией, всё было сложно, непонятно и немного страшно. Экзамены в гимназиях и лицеях были отменены. Но прошло лето, наступил новый учебный год, а общей концепции по организации учебного процесса в период карантина так никто и не разработал. Дети учились по смешанным схемам, кто-то болел, кто-то сидел на карантине. Никто не отслеживал, какие темы были освоены, а какие пролетели мимо мониторов.
 
Предтестирование, которое должно проводиться в марте-апреле, прошло только в мае, в конце учебного года. Национальное агентство по учебным программам и оценке грозилось упростить тесты, но учащиеся и учителя этого не заметили. Работать над ошибками уже некогда, а их допускали даже круглые отличники. До экзаменов ещё несколько дней, а выпускники уже вошли в стрессовое состояние, в котором будут находиться ещё довольно долго. Эксперимент запущен — посмотрим, чем всё закончится.

Галина ПРОСОЛОВА
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Вернуться назад