«Поклонимся за то, что живы я и ты...»
РУС. MOLD.
» » «Поклонимся за то, что живы я и ты...»

«Поклонимся за то, что живы я и ты...»

14-05-2016, 11:07
Просмотров: 1 771
  
Версия для печати   
«Поклонимся за то, что живы я и ты...»Обыкновенный солдат, пехотинец, Николай Данилович Буренков вместе с советским народом приближал Великую Победу


 

С ветераном Великой Отечественной войны Николаем Даниловичем Буренковым мы встретились не просто накануне Дня Победы, а накануне его юбилея. 9 мая ему исполнилось 90 лет!

 

Нас поразили бодрый дух и оптимизм ветерана, которые, по его признанию, помогают преодолевать сложные жизненные ситуации.

 

Встретил нас Николай Данилович вместе с супругой на пороге своей квартиры и сразу же поинтересовался, чем живет редакция «Коммуниста». Ведь газета для него — главный источник информации, в свое время наше издание публиковало его материалы. Сейчас, правда, почти не пишет — зрение и здоровье уже не те.

 

Пока мы располагались, Николай Данилович провел небольшую экскурсию по квартире, где стулья, пара журнальных столиков, шкафы, рамки для зеркал, вешалки и многое другое сделаны его руками. Супруга Вера Ефимовна тут же улыбается, вспоминая, сколько пыли, стружки приходилось убирать, пока Николай Данилович мастерил свои шедевры. Но, как мы убедились, эти шедевры того стоят: вырезанные твердой рукой мастера, они гармонично вписываются и украшают интерьер квартиры. Множество поделок из дерева Николай Данилович дарил своим друзьям и знакомым. И в редакции газеты «Коммунист» есть несколько сувениров, сделанных ветераном.

 

«Я тоже хочу учиться!»


Родился Николай Буренков 9 мая 1926 года в Калужской области, в деревне Овсище. Когда Николаю было 2 года, его родители переехали на Донбасс, обосновавшись в Енакиево. Это промышленная область, кругом шахты, металлургический, коксо­химический и другие заводы. Отец работал чернорабочим на металлургическом заводе, мать — домохозяйка. Жили бедно, скитались по съемным квартирам.


Когда Николаю исполнилось 6 лет, ему захотелось учиться в школе. Как вспоминает Николай Данилович, было обидно смотреть, как старшие друзья шли в школу, неся в руках сумки с учебниками, а ему приходилось оставаться в поселке. В школу в те годы принимали только с восьми лет — такие уж были порядки. Однажды мальчик не выдержал, перелез через забор, а школа находилась при металлургическом заводе, и зашел в класс. Пришлось соврать учительнице, что ученику Буренкову уже восемь лет, однако она не поверила и выгнала.


Но Николай оказался настырным мальчиком. В конце концов педагог сдалась, вызвала в школу отца, заставила пошить холщовую сумку, купить чернильницу-непроливайку, перья, тетради. Так Николай Буренков стал учиться, и учился не хуже, чем старшие ребята. Обнаружилось, что он левша. «Помню, учитель как врежет линейкой, чтобы я взял перо в правую руку», — делится воспоминаниями ветеран.


В 1941 году немцы оккупировали Украину и осенью уже были у Донбасса. Николай только-только пошел в 9-й класс. «Здесь были и итальянцы, и французы, и испанцы. Население они, конечно, не кормили. Когда отступали, повзрывали все заводы, шахты». В начале оккупации немцы объявили, чтобы евреи, кто остался и не успел эвакуироваться, явились с вещами, им пообещали, что они будут жить отдельно в гетто. Как вспоминает Николай Данилович, людей вывезли за 20 километров к какому-то оврагу, где их уже ждали украинцы-националисты. Однако они не ожидали, что немцы прикажут им стрелять.

 

«И они стреляли, а что делать? Тех, кто отказывался, убивали тут же, закапывали вместе с евреями. Через месяц «с вещами на выход» стали собирать семьи коммунистов. А мой отец — коммунист. Соседка еще подлила масла в огонь: пришла и говорит, мол, если не скажете, что вы из семьи коммуниста, скажу я. Ночью мы стали потихоньку собираться. Что успели, взяли, погрузили на сани и ушли».

 

Настоящее чудо


И двинулась семья в направлении Калужской области — там у матери Николая Даниловича жил брат. Путь оказался неблизкий, к тому же на дворе суровая зима. В деревнях останавливались на ночевку — где пускали, где нет. На пути семью неоднократно обыскивали немецкие патрули, штыками протыкали вещи, одеяла. Что нравилось из вещей — забирали. Шли Буренковы до середины января, успев пройти Донецкую, Днепропетровскую, Харьковскую, Сумскую области. В Полтавской области засыпали, когда в деревне стояли немцы, а проснулись утром — пришли советские войска.


В один из дней, когда они оказались на станции Валуйки, мать Николая Даниловича подошла к поезду с красноармейцами, спросила, куда они путь держат. Один ответил — на север, на Москву. Упросив солдат взять семью с собой, Буренковы доехали до Воронежа.


«На станции Валуйки, помню, была страшная бомбежка. Там стояли эшелоны с ранеными, боеприпасами, танками, техникой. Немцы как налетели, разбили наши зенитки. Сутки били. Как мы тогда выжили, не представляю. Самое настоящее чудо, что остались живыми. До Воронежа мы доехали в теплушке. И тут раз — НКВД с проверкой. И нас ссадили с поезда, мол, как это вы перешли линию фронта?»


Семью долго мучали допросами, отобрали документы и задавали один и тот же вопрос: как перешли линию фронта? В конце концов Буренковых оставили в Воронежской области, поселив в селе Пилипы. Там юный Николай окончил курсы трактористов и стал работать в колхозе «Красный путиловец». И пришлось пережить вторую оккупацию, когда немцы пошли на Сталинград. Но, как рассказывает Николай Данилович, в Пилипах, благодаря тому что деревня находилась в 20 километрах от железной дороги, немцы даже носа не показали.

 

Эшелоны, эшелоны…


Призвали Николая Буренкова в октябре 1943 года. Улыбаясь, Николай Данилович вспоминает тот самый день, когда проходил медкомиссию. «Во мне было 40 килограммов весу, 140 сантиметров роста. Маленький, щупленький. Врачи махали руками, мол, куда ему такому на фронт. Помню, военкомом был лейтенант, подходит ко мне вплотную, смотрит пристально и — раз! — хвать за волосы, приподнимает и говорит: «Есть 150 сантиметров! Иди, сынок, Родине служи!»

 

Здесь Николай прошел подготовку — стрелял из винтовки, автомата. Потом их погрузили в эшелон и повезли. Не доехав до линии фронта 50 километров, их выгрузили, пересчитали, распределили по частям. И оттуда до передовой они пошли пешком. Но пехотную часть Буренкова атаковали немцы, которые выходили из окружения. Они появились откуда-то из леса. И началось… Сколько там погибло товарищей, Николай Данилович не знает до сих пор. Но помнит, как приходилось прятаться по оврагам. Вышли к КПП, объяснили ситуацию, их погрузили вместе с украинцами в эшелон и отправили на Дальний Восток.


Гарнизон в селе Красная Речка — именно там Николай Буренков принял присягу. Потом попал в школу снайперов. Это было как раз перед войной с Японией. Но часть расформировали и направили Буренкова в пулеметный расчет на станцию Сковородино. «Я однажды попытался поднять пулемет, пронес его метров 200 и упал. Меня пожалели, и я стал подносить патроны».


В апреле 1945 года Буренкова и его товарищей отправили в колхоз косить сено. «Мы там находились почти целый месяц. А 9 мая, в день моего рождения, где-то после полудня слышим: «По машинам! Победа!» Нас привезли в Сковородино, а тут кругом веселье. Помню, крестьянки поили нас парным молоком».

 

«За отвагу»


Наступали на японцев уже от Благовещенска. Переправились через Амур — и марш оттуда по Маньчжурии. В день проходили по 100 километров, однако японцев не было нигде. И вот когда начались Хинганские горы, пехота наткнулась на укрепрайон, который японцы начали строить еще в 30-е годы. В скалистых сопках были пробиты ходы, даже имелась железная дорога, по которой подвозились боеприпасы, техника. Также в этих сопках имелись снайперские лежки.


Когда закончилась война, Николай со товарищи вместе с солдатами китайской армии до конца 1945 года добивали японцев. Это было непросто. Однако когда были найдены планы укреплений, ходы в сопках взорвали, и все устаканилось. За бои Николаю Буренкову была вручена медаль «За отвагу». После японской войны, где Николая Даниловича контузило, часть расформировали. «Нас посадили на баржу, и мы поплыли в Николаевск-на-Амуре. Там из пехоты перевели служить в конвойные войска, которые охраняли японцев, чтобы они не сбегали. Японцы дома строили, на заводах работали, рыбу чистили. В 1947 году их отпустили, а нас погрузили в эшелон и повезли в Брест». 


В Бресте, вспоминает Николай Данилович, пришлось очищать от мусора казематы Брестской крепости. Среди кирпичных обломков лежали кости, патроны, снаряды… После того, как очистили все, здесь два десятилетия было овоще­хранилище. Сюда Буренков вернется только в 1965 году, побывает в своей части, выступит с рассказом о том, как тут было.

 

С Верой — в будущее


Прослужил Николай Данилович до 1950 года. Демобилизовавшись, решил вернуться к родителям на Донбасс. Работал с отцом на металлургическом заводе. Работа не из легких. К тому же о себе давала знать контузия в Маньчжурии. Вскоре отнялась левая рука. Тогда Николай пошел учиться в горный техникум — на мастера по разработке угольных месторождений. На первой же практике у Буренкова снова начала отниматься левая рука, и врачи запретили любую тяжелую работу. Перешел на факультет надземных разработок, окончил его с отличием. Потом окончил Ростовский инженерно-строительный техникум.

 

Здесь, в Ростове, он и встретил свою будущую жену. Это, по признанию Николая Даниловича, была любовь с первого взгляда. Слова подтверждает и Вера Ефимовна: «Он подошел ко мне и сказал, мол, больше ни с кем не танцуйте, после Нового года мы с вами идем в ЗАГС».

 

Дорога в ЗАГС затянулась на три года. Однако Николай и Вера точно знали, что они вместе и навсегда. А потом, добавляет Николай Данилович, «Вера женила меня на себе». И Вера Ефимовна поведала нам, как они пошли в ЗАГС подавать заявление, как от неожиданности или чего-то еще ее Николай растерялся и наделал кучу ошибок в своем заявлении, вплоть до ошибок в фамилии. Дали паре после подачи заявления месяц испытательного срока.

 

Как вспоминает Вера Ефимовна, вышел Николай из стен ЗАГСа весь бледный, руки трясутся. Она возьми и заяви, что через месяц ноги ее не будет на пороге этого ЗАГСа. Такого заявления Николай Данилович, конечно же, не ожидал, встал у выхода из здания, заблокировал дверь и сказал: не отпущу. «Я выхватила у него бумаги и вернулась к регистраторше. Объяснила ей, что у меня экзамены, что через месяц не смогу прийти». Регистраторша, взглянув на Веру, велела позвать ее молодого человека и зарегистрировала брак.


А родом Вера Ефимовна из Ростовской области. Училась в педагогическом институте. Факультетов дошкольной психологии было всего 4 на страну. И специалисты такого профиля были крайне нужны. К ним на факультет часто приезжали из разных городов и стран Советского Союза — агитировали ехать на работу. А так как корни семьи Веры Ефимовны — молдавские, она не задумываясь выбрала Советскую Молдавию. Проработала в системе просвещения 59 лет, из которых 30 лет — в Министерстве образования. «Отличник народного просвещения», заслуженный работник образования МССР, орден «Знак Почета». Возглавляла правительственные делегации по распространению опыта в Болгарии, Монголии, Румынии и других странах.


В органах госконтроля Николай Данилович начал работать по приказу высшего руководства Советской Молдавии. Однако до вступления в должность целый год сопротивлялся — не хотел идти, и все, но пришлось подчиниться. Утвердили на бюро Центрального комитета. На пенсию вышел в 1986 году персональным пенсионером Молдавии. В 90-х вступил в Партию коммунистов Республики Молдова. Создал группу, которая занималась экономическими вопросами.

 

Вера Ефимовна добавляет, что на пенсии Николай Данилович не сидел без дела, участвовал в общественной и партийной жизни. Главное хобби — резьба по дереву. Всю жизнь писал стихи, которые печатались в том числе и на страницах газеты «Коммунист», выступал со своими стихами на различных праздничных мероприятиях.

 

* * *

И сегодня Николай Данилович Буренков полон энергии и оптимизма. Обыкновенный солдат, пехотинец, он вместе с советским народом приближал Великую Победу. На встречах с ветеранами дети часто спрашивают, мол, какой подвиг совершил, сколько немцев убил и так далее. Эти вопросы сильно ранят Николая Даниловича и других ветеранов.

 

Ведь дети не понимают, вернее, в школах им не объясняют, что в условиях, далеких от нормальных, голодные и холодные, замерзая в окопах, они — от рядового до офицера высшего звена — ковали Победу, освобождали Землю от коричневой чумы. В этом и заключается их общий подвиг. Подвиг каждого в частности — солдат прошел войну и выжил в том страшном сражении за Родину, подарив нам, наследникам, светлое будущее и мирное небо. Поэтому наша обязанность — уважать, чтить, помнить и передавать знамя памяти о Победе уже нашим наследникам.

 

Марина Цуркан

 

скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: