Беспокойная душа
РУС. MOLD.
» » Беспокойная душа

Беспокойная душа

20-04-2018, 15:03
Просмотров: 58
  
Версия для печати   
Беспокойная душаПартийный лидер должен не только хорошо знать о политической ситуации в стране, но и уметь эти знания донести до людей
 
Коммунист Василий Георгиевич Дулгеру всегда был на виду, всегда заботился о людях, старался помочь. Его отличительные черты — человеколюбие, сострадание, сочувствие, ответственность. Люди, с которыми ему приходилось работать, говорят о нём с большим уважением, а его внуки безумно любят мудрого и доброго дедушку.

Василию Георгиевичу 20 апреля исполнилось 70 лет. Ему, как говорится, и ответ держать.

С болью о земле

— Василий Георгиевич, у Вас трое внуков, беспокоитесь за молодежь?

— Как не беспокоиться, молодежь ныне иная, какая-то потерянная. В учебных заведениях нет системного воспитания. Одна надежда на семью. В дни нашей молодости была поэтапная система воспитания молодежи — октябрята, пионеры, комсомольцы… Пусть кто-то скажет, что это было плохо! Планировалась экономика, сельское хозяйство. Были пятилетние, десятилетние планы. Сейчас никто ничего не знает. Я ездил по стране, заметил, что в центре и на юге Молдовы не обрабатывается земля. Особенно это заметно в Каларашском и Ниспоренском районах, где всем заправляют демократы. Все зарастает бурьяном, и никого это не интересует, никто не несет ответственности. Раньше, бывало, первый секретарь вый¬дет в поле, оценит ситуацию, и за бурьяны выговор можно было получить. Если есть бурьян, значит, неправильно использовались технологии земледелия. Сахарная свекла, кукуруза и подсолнечник еще в 80-е годы выращивались без использования ручного труда.

— А потом был этап, когда не было никаких технологий…

— Это все «благодаря» американцам, которые разрушили сельское хозяйство Молдовы. Я наблюдал реализацию программы «Пэмынт», когда работал примаром в Александренах, в Сынжерейском районе. Я был чужаком в этом селе, иначе постарался бы сохранить этот колхоз, но я говорил людям, что, отказываясь от коллективной обработки земли, они совершают ошибку. Некоторые крестьяне, получив землю, сразу же ее продали за копейки. И сейчас за свои квоты они не так много получают, а самостоятельно обрабатывают свою землю единицы. Американцы давали деньги, чтобы якобы сделать нас капиталистами, а сделали батраками.

— Вы с болью говорите о том, что случилось с нашей землей. Выросли в селе?

— Я родом из Новых Варзарешт Каларашского района. С селами связана вся моя трудовая жизнь. Начинал главным ветеринарным врачом в 1971 году с села Галешты, потом работал в Старых Беличенах, в совхозе «Бельский», в других местах. Везде занимался и производством, и партийной работой. Заочно окончил Одесскую высшую партийную школу. Первая запись в моей трудовой книжке появилась 54 года назад.

— Вы начали работать в 16 лет?

— После окончания восьмилетки я летом пошел работать на винный завод в селе Питушка, где мы делали амфоры. Там мне и сделали первую запись в трудовой книжке. Следующее лето я тоже работал на этом заводе, а потом поступил в зооветеринарный техникум.

Пожизненный активист

— Как Вы стали столичным жителем?

— Когда в 2007 году я не смог выиграть очередные выборы на пост примара, дети решили, что мне пора быть ближе к семье. Я согласился. Нашли мне в столице работу, я переехал, сразу встал на партийный учет столичной районной организации ПКРМ сектора Буюканы. Более двух лет возглавлял ППО № 25, позже меня избрали председателем ветеранской организации сектора Буюканы.

— Сколько лет Вам было, когда Вы стали коммунистом?

— Я вступил в партию в 1974 году, мне было 26 лет. Я тогда работал в Галештах. Меня к себе вызвал первый секретарь, сообщил о своем переводе на другое место работы. Мне же предложили возглавить местную партийную организацию.

— Это предложение было неожиданным?

— У меня же опыта партийной работы не было. В Галештах тогда проживало 7 тысяч человек, а на первых секретарях лежала большая ответственность. Я это понимал.

— Но Вас же не случайно выбрали. Чем-то Вы приглянулись.

— Я всегда был очень активным, будучи комсомольцем, участвовал в партийных собраниях, во всех мероприятиях, много выступал, добросовестно выполнял все партийные поручения. В те годы придерживались преемственности, если партийный лидер хотел перейти на другое место работы, он должен был подготовить достойную смену. Выбор пал на меня, и потом мою кандидатуру поддержали единогласно. Я был активистом со школы, да и сейчас стараюсь везде успевать. Пока есть силы, я буду работать.

— Каким должен быть партийный лидер наших дней?

— Он должен не только хорошо знать о политической ситуации в стране, но и уметь эти знания донести до людей. Он должен верить в идеалы партии и делиться этой верой. Должен понимать, что он делает и для чего. И еще он должен постоянно учиться, быть в гуще событий, уметь отвечать на все вопросы. Я и сейчас, как коммунист, слежу за всеми событиями, выписываю газету «Коммунист», присутствую на партийных собраниях и пленумах. На последней партийной конференции меня избрали в бюро райкома.

Стакан вина за Брежнева

— Ваши родители придерживались партийных взглядов?

— Мои родители были очень набожными людьми, и они не приветствовали даже мое вступление в пионерию. Но я хотел быть не хуже других. Они меня сначала ругали, но потом смирились. Так я стал пионером, потом комсомольцем и коммунистом. Но через годы мои родители начали очень уважительно относиться к Брежневу. Мой отец незадолго до смерти дал нам необычный наказ. Сказал, сколько мы будем жить, чтобы мы помнили о Брежневе. Этот руководитель всех кормил и стоял на страже мира, после него такой стабильности уже не будет, поэтому за его душу нужно выпивать стакан вина. Действительно, в так называемые застойные времена не было повышения цены на хлеб или на что-нибудь еще. Может быть, у нас не было такого разнообразия промышленных товаров, но у всех была работа, и все были сыты. Мы жили в цветущей стране и не замечали этого.

— Вы тоже внесли свой вклад, чтобы Молдавия была цветущей…

— Я всегда верил в коммунистическую партию, в ее идеалы, видел ее близость к народу. Тогда все люди верили в лучшее будущее и работали во имя этого будущего. Сегодня этой веры нет. Мир перевернулся. Сейчас люди, наблюдая за тем, что творится в других странах, находятся в ожидании войны. Им страшно за будущее.

— Ваша работа до переезда в столицу всегда была связана с сельским хозяйством. Вспоминаете времена созидания?

— Мы действительно работали на созидание. Когда я возглавлял животноводческий комплекс, точнее свинорепродуктор, мы ежегодно производили до 9 тысяч поросят, которых потом передавали на откорм. И такие комплексы были в каждом районе, а наш был не самым большим. Были комплексы, где выращивали по 15, по 40 тысяч поросят. Потом животноводство уничтожили, людям раздали не только земельную, но и имущественную квоту. Животноводческие комплексы растащили по кирпичикам, технику — по винтикам. Работы в селах нет, люди очень плохо живут. Нищета повальная.

— Не так, как в Вашем детстве…

— В нашей семье было четверо детей. Мама болела, не работала. Жили на зарплату отца, он был служащим, проводил дезинфекцию и дезинсекцию учреждений и хозяйственных объектов. Нельзя сказать, что мы жили богато, но нам на все хватало. А рядом жила семья, где воспитывалось двенадцать детей. Когда они возвращались с колхозного поля, брали по ведру винограда или кукурузы — того, что в этот день убирали. Понемногу всем колхозникам брать разрешалось. Кроме того, у них было большое хозяйство, тогда корма были недорогие. Каждую субботу они пекли хлеб, плацинды, другую вкусную выпечку и приглашали нас к себе. Это были счастливые времена. Люди не боялись будущего, не боялись рожать детей.

Плюс газификация

— Вы говорили, что работали примаром в сложные времена. Удалось что-то сделать на этой должности?

— Я возглавлял коммуну. В коммуну Александрены входят села Цыплешты, Цыплецешты, Старые Гечи и Григорешты. В этих селах в начале 90-х годов я восстанавливал ПКРМ. Тогда в партии восстановилось 28 человек, потом еще проводился прием. Я был секретарем александренской первичной организации, пока не уехал. Я хорошо знал, что нужно этим селам.

— С чего начинали?

— С газификации. Поехал в столицу, выиграл грант в Фонде социальных инвестиций, и начали газифицировать все села, входящие в состав коммуны. В те годы ПКРМ разработала национальную программу газификации республики. Так что для того, чтобы осуществить этот план, необходимо было только желание. Во всех пяти селах коммуны прошла реконструкция детских садов, при мне в Александренах был построен молодежный центр. Про ремонт дорог я уже и не говорю. Ремонт дорог — не достижение примара, это его непосредственная работа. Кроме того, мы всегда помогали всем школам и детским садам, которые были в каждом из пяти сел. Плюс к этому — пять церквей, которые мы тоже по мере возможности поддерживали.

— Жалко, что Ваши родители не увидели, как коммунисты строили церкви и возрождали монастыри…

— Они, как верующие люди, это бы оценили. И я не понимаю, почему в Кишиневе появляется улица кровавого румынского генерала Антонеску и нет улицы имени Ивана Бодюла. Бодюл и Брежнев за нашу страну болели, все, что в Молдове создано и построено, было сделано благодаря им. Что создали люди, которые сейчас находятся у власти?

Газета на борьбе с дезориентацией

— С чего началась Ваша работа в ветеранской организации?

— Я возглавил ветеранскую районную организацию сектора Буюканы в 2014 году. Сразу включился в работу. На Буюканах проживает 70 тысяч ветеранов войны и труда. То есть каждый человек, вышедший на пенсию, автоматически причисляется к этой категории. Однако непосредственно зарегистрированных в организации членов — 4600. Это люди, которые участвуют в собраниях и общественной жизни, интересуются работой ветеранской организации и работают сами, платят взносы.

— Люди пенсионного возраста сейчас дезориентированы…

— Их запутали. С одной стороны — Шор с социальными магазинами, с другой — Додон с российским вектором. Ко мне приходили активисты из Совета ветеранов сектора Буюканы и предлагали, чтобы у нас было два председателя: я от коммунистов и еще один председатель — от социалистов. Естественно, я не согласился.

— Как Вы информируете людей?

— Наш райком партии выписывает газету «Коммунист», мы раздаем ее первичным ветеранским организациям — у нас 25 ветеранских первичек. Конечно, этого мало. Но в нашей партийной газете объективная и, что важно, доступно изложенная информация. Все ясно и понятно. Для того чтобы создать такую газету, требуется колоссальный труд, знания и терпение.

— Успеваете справляться со всеми делами ветеранской организации?

— У меня есть помощники. Причем многие из них поддерживают позицию ПКРМ. Но есть и такие, которые не поняли, что именно произошло 7 апреля 2009 года. Упрекают в потере власти. Ясно, что таких людей легче всего дезориентировать, направить на ложный путь. Такие люди быстро забывают, что сделала ПКРМ для страны. Коммунисты перед выборами не обещали, как Урекян, что пенсии будут по 500 евро. Они пришли на обломки государства, собрали профессионалов, закатали рукава и начали работать. В результате пенсии повышались на 15, 20, 22 процента. Моя тетя до сих пор благодарит Владимира Воронина за то, что при коммунистах у нее в разы выросла пенсия. Она говорит, что нынешние власти только воруют и людям ничего не дают. Я думаю, есть немало людей, которые помнят времена правления коммунистов, тот восьмилетний период созидания.

— Почему в таком случае народ неадекватно ведет себя на выборах?

— Общество расколото. Нет объединяющей идеи. Санду тянет людей в Европу, Додон — в Россию, в итоге мы никуда не идем. Власти выгодно, что общество раскалывается все больше, не только по векторам Россия — Европа, а на еще большее количество частей. Все эти новые партии готовы драться, чтобы выиграть выборы.

Мира и добра

— Василий Георгиевич, сегодня Вы отмечаете 70-летний юбилей. Что оказалось самым важным?

— Эти годы я прожил достойно, добросовестно работал, у меня родились дети, а сейчас уже трое прекрасных внуков. Когда я стал дедушкой, понял, что семья — это самое главное. Понял, почему я состою в Партии коммунистов. Идеи коммунизма — это идеи созидания, работа во имя будущего детей. Работая в партии, я работал на будущее детей и внуков, своих и других. И если бы коммунисты оставались у власти, это будущее, которые стало настоящим, было бы иным. Пусть не идеальным, но лучшим, более стабильным и спокойным. Не этого ли мы хотим для наших близких? Не зря сказано, что семья — это ячейка общества. Если все хорошо в семьях, спокойно и в обществе, и наоборот. Если общество развивается гармонично, в нем найдется место для каждой семьи.

— Василий Георгиевич, сегодня с юбилеем Вас будут поздравлять близкие люди, друзья, товарищи по партии. Вам будет сказано много добрых слов. Коллектив газеты «Коммунист» присоединяется к этим пожеланиям. Желаем Вам и Вашим близким здоровья, мира и добра.

Наталья Устюговаскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: