Было время — и цены снижали
РУС. MOLD.
» » Было время — и цены снижали

Было время — и цены снижали

18-03-2022, 10:30
Просмотров: 1 912
  
Версия для печати   
Было время — и цены снижалиНаш корреспондент побеседовал с заместителем председателя ПКРМ, секретарём ЦК ПКРМ, депутатом парламента Олегом Рейдманом о таком известном экономическом явлении, как инфляция
 
— Олег Моисеевич, если не вдаваться в научные определения, что можно сказать об инфляции, и как людям к ней относиться? Наличие инфляции — это хорошо или плохо для экономики страны?

— Инфляция — это всегда налог на бедных. С другой стороны, согласно экономической науке, и это абсолютно доказанный факт, развития экономики без инфляции не бывает. Весь вопрос заключается в пределах и уровне самой инфляции и способности данным процессом управлять. По-простому, инфляция — это подорожание товаров, подорожание жизни в номинальном выражении, т. е. в леях. Она состоит из нескольких составляющих: из роста цен на товары первой необходимости, потребительские товары и промышленные товары.

Обычных людей интересует рост цен на потребительские товары, так называемый индекс потребительских цен. Прописи буквально, которые диктует нашим желтым правителям МВФ, требуют от тех инфляцию не более 5 %. И наши правители, сделав реверанс в сторону МВФ, заложили в бюджет эти 5 %. Это не просто волюнтаристский ход, это вопреки тому, что НБМ спрогнозировал инфляцию порядка 15 %. Когда мы в парламенте задавали вопрос, на что вы ориентируетесь, закладывая инфляцию в 5 %, ведь отсюда идет и индексация пенсий, и индексация зарплат, и вообще уровень жизни людей, прозвучал ответ, что они ориентировались на данные Министерства экономики. Но, по закону РМ, ответственность за стабильность цен, т. е. за инфляцию, за регулирование инфляции, несет НБМ. Это его единственная функция.

— Получается, что инфляция — не какой-то экономически неподконтрольный людям процесс? Им можно управлять?

— Инфляция — это когда масса денег в обороте большая, а товаров и услуг на эту массу нет. Поэтому каждый вид товаров и услуг становится дороже. Управлять инфляцией можно разными путями. Есть управление ею инструментами НБМ. Задача — сделать количество денег в обороте меньше. Поэтому он поднимает так называемую ставку рефинансирования, учетную ставку и т. д., от которых пляшут все остальные ставки. Кредиты для бизнеса становятся дороже, банки должны больше средств направлять в резерв, т. е. изымать средства из рынка, а раз средства в резерве, на них ничего не покупается. Естественно, есть и оборотная сторона: раз кредиты становятся дороже, а товар все равно необходим, то бизнес, который производит тот или иной товар или услугу, закладывает подорожание кредита в себестоимость, в результате чего товар все равно становится дороже или исчезает, поскольку его больше не производят.

Обывателей, в основном, интересует индекс потребительских цен. Потому как в условиях такого кризиса, как сейчас, — газ дороже, энергоносители дороже, топливо дороже — объем продукции, от этого производственно и технологически зависящий, уменьшается или совсем прекращается ее выпуск, поскольку никто не станет работать себе в убыток. Наше «доблестное» правительство, особенно в последних законах об индексациях пенсий и т. п., ориентируется на уровень инфляции.

— Олег Моисеевич, чтобы читатель понимал, что это за показатель, как его понимать?

— Если производитель не вкладывает ничего, потому что дороги стали материалы, комплектующие, расходные материалы, энергетические затраты, он не покупает газ, топливо, стройматериалы, цемент и т. д. Производитель ресурсов и материалов при этом пытается снизить цену, чтобы предприниматели могли их купить. Как говорится, нужда заставляет. Цена на товары промышленного производства становится меньше, а потребительские цены (на молоко, мясо, хлеб, одежду и т. д.) все равно растут. В сумме эти два показателя дают относительное понижение инфляции.

И вот правительство берет показатель инфляции и закладывает в индексацию пенсий. Они нас обманывают. Мы на себе, своим карманом ощущаем индекс потребительских цен, а не этот показатель. Повторюсь, они нас таким образом обманывают.

Когда у власти была ПКРМ, в показатель индексации пенсии включалась не инфляция, а именно индекс потребительских цен. Второй параметр, который закладывался в индексацию пенсий, — это рост заработной платы. Простой пример: один учитель вышел на пенсию пять лет назад, а другой — сегодня. Пенсия у них будет разная, особенно если зарплата за эти пять лет изменилась. Так, за восемь лет ПКРМ во власти зарплата выросла в восемь раз. Получается, за одинаковый труд один пенсионер получает меньше, чем другой. Поэтому мы и включали в расчеты рост заработной платы. В итоге результат приближался к более-менее справедливому.

— Судя по всему, нынешние власти решают данные вопросы как-то иначе.

— Сегодняшняя власть выбросила из формулы расчета рост средней заработной платы. Справедливость в отношении пенсии за равный труд и равный стаж исключена полностью. Вместо этого они ввели индексации на половину роста ВВП.
ВВП — это показатель, с которым, как с писаной торбой, носятся все либеральные экономисты. ВВП — не вещественный показатель: в карман не спрячешь, в стакан не нальешь, в тарелку не положишь. Это показатель, относительно которого считаются пропорции национальной экономики. Например, в общем ВВП столько-то, на медицину идет такая-то часть, на оборону — такая, на государственное управление — столько-то, и т. д. Вот для чего считают ВВП. Он не имеет никакого отношения к росту заработной платы и индексации пенсий. Никакого. Это для экономистов. Скажем, медицина недополучает, значит, надо добавлять бюджетные средства в медицину или надо увеличивать стоимость медицинского полиса. ВВП нужен для того, чтобы балансировать пропорции между отраслями в экономике.

На сегодняшний день правительство и НБМ не в состоянии справиться с инфляцией.

— То есть они вообще ее не регулируют?

— Нет, НБМ регулирует. Вот он повысил процентную ставку, вот он увеличил резервы. Но это всего лишь меньше денег стало на рынке, меньше товаров на рынке, и каждый товар все равно стоит дороже. Банк пытается регулировать это, но он не работает в сотрудничестве с правительством.

А правительство может регулировать инфляцию. Например, газ был 250 долларов. На него импортный НДС был 8 %, в бюджет попадало 20 долларов. Цена на газ выросла до 550 долларов. Возьмите в бюджет те же 20 долларов, т. е. не 8 %, а 2 %! Вы считали бюджет на 20, вы свое получите, а этот воздух денежный вы брать не будете, и газ сразу станет дешевле. Намного ли — другой вопрос, но дешевле. Все увидят, что правительство работает, что уменьшением налога оно компенсировало стоимость газа. То же самое и по горючему. Там есть фиксированный акциз, НДС, вот и регулируйте стоимость этого товара налогами. По крайней мере, правительству потом можно сказать, что других инструментов у нас не было, но мы использовали все, что могли. Они не пользуются этим инструментом, они радостно берут все те же 8 % и рапортуют, что бюджет растет. Но за счет чего?! За счет нашего кармана, за счет доступности товаров и услуг. И чем эти деньги наполнены? За каждые 1000 кубов бюджет наполнялся на 20 долларов, сегодня на каждые 1000 кубов — 60 долларов. Это значит, что 40 долларов — это воздух, а не деньги. Вот что такое инфляция и индекс потребительских цен в сегодняшнем виде.

Таким образом, правительство заложило в бюджет, соответственно, в расходы, в увеличение этих расходов, недостаточный параметр по инфляции, он отличается от реального. Скажем, если они по дорожному строительству индексировали 5 %, а на самом деле — 18 %, то это значит, что при запланированном строительстве 1 км дороги в реальности будет проложено только 300 метров. Нет денег в реальности, а те, что числятся на бумаге, ничем не подтверждены. Вот что такое инфляция, и вот что такое управление инфляцией желтым правительством.

— На каждом углу правительство, Санду, прочие «пасюки» трубят о своей компетентности и экономической грамотности. Судя по тому, что вы говорите, все с точностью до наоборот: они экономически безграмотны, абсолютно некомпетентны во всем, за что берутся, и действуют как саботажники и вредители.

— Правительство закрывается, как щитом, международной конъюнктурой. Согласен, международная конъюнктура не столь благоприятна. Но вы покажите, что вы сделали. Хотя бы что-то. И вот этого «что-то» нет. То есть правительство исполняет «Танец маленьких лебедей» перед Международным валютным фондом, а не демонстрирует перед своим народом возможности и инструменты регулирования инфляции.

— Олег Моисеевич, спасибо Вам от имени редакции и от себя за простые и понятные разъяснения по столь специфичным экономическим вопросам.

— Вам спасибо за предоставленную возможность пообщаться с читателями и единомышленниками.

COMUNIST.MD
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: