Большое семейство Медвицких
РУС. MOLD.
» » Большое семейство Медвицких

Большое семейство Медвицких

4-05-2016, 12:00
Просмотров: 2 204
  
Версия для печати   
Большое семейство МедвицкихЕсли собрать всех вместе, 

наберется на целый молдавский парламент


 

Мысль написать об этой замечательной семье пришла, когда я в одном из последних номеров «Коммуниста» увидел поздравление от имени бюро унгенской районной парторганизации Ивану Медвицкому по поводу его 70-летия. А ведь я в 80-х годах не раз встречался с братьями Медвицкими! Позвонил троим из них и узнал, что все трое — члены ПКРМ и ревностные читатели нашей газеты. Диалоги с ними получились интересными.

 

И в зоне Кодр росли отменные хлеба


В 80-х годах мне не раз приходилось бывать на праздновании завершения уборки колосовых в хозяйствах тогдашнего объединения «Молдвинпром» Унгенского района. На сельский стадион у села Новые Богены прибывали из хозяйств объединения, которые находились в основном в зоне речки Кула, колонны тракторов и комбайнов. На этих сходах не раз звучала фамилия Медвицких. Их было двое: коренастый, уже тогда с сединой, бригадир механизаторов совхоза имени XXIY съезда КПСС и молодой комбайнер из того же хозяйства — братья Серафим и Иван Медвицкие.


«Красиво тогда отмечали День последнего снопа! — вспоминает сегодня Иван Медвицкий.— Возглавлял в то время объединение генеральный директор Юрий Петрович Журбаб, который и во время страды был почти ежедневно рядом с нами, в поле. А нередко прибывал на полевые станы и тогдашний председатель райисполкома Владимир Николаевич Воронин. Он больше всего интересовался, как нам работается, кормят ли нас хорошо, исправно ли работает ремонтная служба, чтобы мы не простаивали, хорошо ли мы отдыхаем после трудового дня. В Унгенском районе были тогда хозяйства с более обширными площадями колосовых культур. Но мы постоянно доказывали, что и в кодровой зоне можно выращивать хороший хлеб. Я не раз был среди первых в районе. Да и сейчас стараюсь сохранить свою «Ниву», старенький комбайн, не такой быстрый, как те, что пригоняют из-за границы наши ребята, зато крепкий и неприхотливый».


Иван и рассказал мне о том, что в семье Медвицких пятеро братьев и две сестры. Самая старшая в семье — Василица, самый младший — Василий. Такой вот получается «бутерброд». А посредине — братья Серафим, Константин, Иван, Ефим, сестра Елизавета. Все они — дети уже ушедших из жизни Пантелея и Прасковии Медвицких.


«Ну, а мы с женой Еленой произвели на свет божий трех мужиков, — говорит с гордостью Иван. — Старший, Валентин, решил стать садоводом, посадил 70 гектаров орешника. Средний, Василий, живет рядом с нами, есть у него и земля, и техника. А младший, Михаил, живет в Сочитенах, под Кишиневом. Вот такая у меня простая биография. У братца моего Ефима она посложнее. Пусть он и расскажет».


И швец, и жнец, и на дуде игрец!


А ведь лучше всего из братьев я знаю как раз Ефима Пантелеевича. Еще с той поры, когда он был секретарем парторганизации совхоза «Синешты». Невысокий, кудрявый и немного похожий на знаменитого французского киноактера Пьера Ришара, он, как и тот актер, любит шутку, но к своим обязанностям всегда относился очень серьезно. Об этом рассказал мне он сам.


«Первой моей должностью была работа библиотекарем в селе за 30 рублей в месяц. Потом я стал учителем, получал уже целых 65 рублей. Видимо, неплохим оказался организатором, потому меня избрали секретарем комсомольской организации сов-хоза. А в наш совхоз входило несколько сел, и во всех жили комсомольцы. Попробуй всех собери при нашем бездо-рожье! Но за три года работы я сплотил юношей и девушек хозяйства, про нас серьезно заговорили в районе, и меня назначили секретарем парткома в Синештах, где мы с вами и познакомились. Село Синешты — небольшое, но так растянуто, что его обозвали «маленьким Чили». Дома втиснулись меж двух холмов, а земли совхоза — по другую сторону речки Кула. Беготни хватало. Все же проработал я там шесть с половиной лет, пока мне не предложили работу, которую даже цыганки не могли бы предугадать: на целых одиннадцать лет я стал председателем Хырчештского сельпо. И это — в горячую пору дефицита, когда во всех бедах в обществе винили работников торговли. Миллионером не стал, но и с органами правопорядка дела не имел».


А ушел из торговли Ефим Пантелеевич потому, что большинство избирателей из сел примэрии Хырчешт решили, что он, представитель ПКРМ, может навести порядок в те лихие девяностые. Думал, четыре года проработает на посту примара, потом займется личным хозяйством. Но пробыл сельским головой три мандата подряд.


«К сожалению, когда я стал председателем сельпо, В. Н. Воронин уже не работал в нашем районе, — говорит Ефим Пантелеевич. — Он ведь многое сделал для развития торговли, мог бы дать много дельных советов. Зато когда я был секретарем парторганизации, он у нас бывал очень часто. Очень хотел, чтобы в каждом селе как можно больше строилось. Так появилась в Синештах новая школа. Да разве только там! При Воронине в Унгенах возвели первые девятиэтажки, потом и такую громадину, как ковровый комбинат. Хотя об этом сегодня предпочитают не вспоминать. Сейчас каждый новый начальник уверен, что история села, города или района с него и начинается».

 

Насквозь молдавские поляки


Я не мог не спросить Серафима Пантелеевича, старшего из братьев, почему фамилия Медвицкий так редко встречается и в селах Мынзэтешты и Дружба, где живут братья, и в Унгенском районе, да и в республике.


«А мы все — потомки одного прапрадеда, Афанасия Медвицкого, польского военачальника, который прибыл со своим войском на территорию средневековой Бессарабии, чтобы помочь здешнему воеводе отбиваться от турок. За ратные подвиги молдавский господарь подарил ему земли в наших местах. Он женился на молдаванке, которая родила ему сыновей Иона и Мелентия. А наш дед, Григорий, приходится ему внуком. Дед жил долго, умер он в 1944 году. От его сына Пантелея происходим мы. Наши деды и прадеды строили дома в селе Мынзэтешты, а мы своими руками создали рядом новое село, которое назвали Дружба. В 90-х годах были попытки изменить это название, но нам удалось его сохранить. Как-то весомее, убедительнее оно звучит, чем молдавское, более мягкое и длинное, хоть и музыкальное, слово «приетения». Но все мы считаем себя молдаванами, свой молдавский язык любим и передаем его нашим потомкам».


Учился Серафим Пантелеевич ремеслу тракториста в Оргееве, и уже вышколенным и отслужившим в армии поступил на работу в совхоз. Фигура у него внушительная, он сам признается, что никто его никогда в жизни не поборол, да и сейчас мог бы сразиться за «живого барана», только годы уже не те. А тут как раз в тракторной бригаде был полный провал. Из 13 тракторов только один был на ходу. Директор совхоза спросил, сможет ли он справиться с должностью бригадира. Серафим ответил: если прикажете, смогу.


«20 октября 1966 года меня назначили бригадиром, — рассказывает ветеран. — А к 7 ноября все трактора работали. И никогда больше плохого про нашу бригаду не говорили. На Куле у нас не было серьезных конкурентов. Соперничать мы могли только с механизаторами из Пырлицы. А ведь там, в огромном колхозе имени Ленина, было пять тракторных бригад, уйма техники. Все же выдался случай, когда я показал и пырлицким трактористам, что могут умельцы с Кулы. На своем комбайне я выполнил нижний срез пшеницы, для чего требуется настоящая виртуозность. Как в том фильме, где танкисты на своей машине вбивают в дерево гвоздь. Да, я был не только почти четыре десятилетия бригадиром, но и хорошим комбайнером, мог работать до 22 часов подряд на уборке хлеба. А потом передал комбайн брату Ивану, который не подкачал, был всегда среди передовиков. На своих холмистых, не самых плодородных землях мы получали до трех с половиной тонн зерна пшеницы с гектара».


Про свою семью Серафим Пантелеевич тоже рад поведать: «Сошлись мы, две беды, я да жена моя, Аника, создали семью, построили дом в селе Дружба. Сил у меня хватало, я ведь служил на Черном море, сперва в мореходке, потом механиком в морской авиации. Помню, нам давали восемь часов на подготовку самолета к полету. А я выполнял работу за четыре часа и в остальное время читал книги, газеты, журналы, — все, что под руку попадалось. Была и история любви, как в кино, о которой жена, конечно же, знает. Понравилась мне дочь моего командира, которую Катей звали. Но не захотела она поехать со мной в Молдову, а я твердо решил вернуться домой. Здесь женился, и жена меня до сих пор терпит, иначе б не родила мне пятерых детей, которые сейчас дарят нам внуков. Ну, а раз вам сказали мои братья, то и я скажу, что был очень хорошо знаком с Ворониным, ведь я двенадцать лет был членом Унгенского райкома партии, много раз депутатом районного и сельского советов, и не раз у меня с Владимиром Николаевичем были интересные и полезные беседы. А сейчас мой брат Иван избран советником и в нашей примэрии, и в районе. В общем, у нас, Медвицких, есть свое имя, и через наших потомков мы себя еще покажем!»

 

* * *

Елена, невестка Ивана Медвицкого и одна из нескольких женщин в этом семействе, носящих имя Елена, подсчитала и сообщила, что у пяти братьев и двух сестер Медвицких всего 29 детей, 50 внуков и 11 правнуков. Если собрать все семейство вместе, наберется на целый молдавский парламент!

 

Ион Мардарь

 

скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: