Гагаузский акцент
РУС. MOLD.
» » Гагаузский акцент

Гагаузский акцент

26-11-2017, 10:03
Просмотров: 203
  
Версия для печати   
Гагаузский акцентСемён Драган: «Наша дорога — вместе с Молдовой. Не будет Молдовы — не будет и Гагаузии»
 
Первый секретарь Чадыр-Лунгского районного комитета партии Семён Афанасьевич Драган родился и вырос в южном селе Копчак. После окончания факультета промышленного и гражданского строительства Политехнического института в Кишинёве Семён Драган год проработал на кафедре, собирался поступать в аспирантуру, но по семейным обстоятельствам вынужден был прервать учёбу.

Работал по специальности в нескольких местах. В 1979 году его избрали вторым секретарем Чадыр-Лунгского райкома комсомола.

«В 1980 году образовался Тараклийский район, а через год меня направили в Тараклийский райком партии, в отдел по организационно-партийной работе. В 1982 году меня избрали зампредом по строительству Тараклийского райисполкома. Через пять лет перевели на должность старшего инструктора организационно-инструкторского отдела Сов¬мина. В 1989-м — избрали вторым секретарем Тараклийского райкома партии», — вспоминает Семен Афанасьевич этапы партийной работы...

Принципам не изменяю

— Но вскоре в истории государства и коммунистической партии начались перемены…

— В эпоху перемен, а именно в 1994 году, мне довелось стать депутатом парламента. ПКРМ только начала укреп¬лять свои ряды, и я тогда проходил по спискам Соц¬единства. В парламенте мы создали свою партийную группу коммунистов из пяти человек. Депутатом парламента проработал по 2009 год.

— Ваша биография насыщена событиями, а Вы помните время, когда Вы вступили в КПСС?

— В 1976 году я стал кандидатом в члены КПСС и через год был принят в партию.

— Получается, Вы коммунист с 40-летним стажем. Ощутили период, когда коммунисты были без партии?

— Я никогда не переставал ощущать себя коммунистом. Никогда не менял партии. Сорок лет назад я добровольно вступил в КПСС. С того времени являюсь коммунистом — своим взглядам и принципам не изменяю.

— Помните, как возрождалась ПКРМ?

— Не просто помню. Я восстановился в партии сразу после ее возрождения, восстанавливал Партию коммунистов в Тараклии. Был там первым секретарем с 1997 по 2003 год. Помню и первую учредительную конференцию. Потом, как я говорил, мы создали партийную группу Партии коммунистов Республики Молдова при парламентской фракции социалистов.

Глупости парламентского уровня

— Период, когда Вы стали депутатом, был довольно сложным. В то время принималась ныне часто поминаемая нехорошими словами программа «Пэмынт»…

— Это сложно забыть. Эту программу продвинули находящиеся в большинстве аграрии, и ничего нельзя было сделать. Обсуждать ее начали еще тогда, когда в парламенте, точнее еще в Верховном Совете, было 380 депутатов. Остановить «Пэмынт» малыми силами было уже невозможно. Но, работая партийной группой во фракции, мы продвигали программы, которые были согласованы с ЦК ПКРМ, заявляли о себе, хотя на самом деле на нас мало обращали внимание. Нас было пятеро против 104, тогда было такое число депутатов. 101 депутат стал избираться уже с 1998 года. Именно в том году ПКРМ набрала 40 мандатов.

— Против чего еще боролись?

— Против тотальной приватизации, против создания уездов… Много тогда было на парламентском уровне сделано глупостей. Если районы удалось вернуть, то процесс приватизации вспять повернуть не удалось. Уже тогда было понятно, что некие силы Молдову толкают в большую яму, из которой ей не выбраться. Но, находясь во власти, Партия коммунистов подняла страну с колен. К сожалению, молодежь этого уже не помнит.

Вирус предательства

— В те времена тоже подкупали депутатов?

— Были и подкупы, и посулы. Но у нас была стойкая пятерка, а потом 40 сплоченных депутатов.

— При Вас принимался и Закон об особом правовом статусе Гагаузии…

— Его тоже принимали через пень-колоду, многие не хотели его ни дорабатывать, ни принимать. Но чтобы не было противостояния между Кишиневом и Комратом — а мы помним, что в то время творилось, помним баррикады — его все-таки приняли в декабре 1994 года, Снегур его сразу промульгировал. В 1995-м провели выборы башкана и Народного собрания. Но конституционно статус автономии был закреплен только после прихода во власть ПКРМ. Если бы Владимир Воронин этого не сделал, легитимность автономного территориального образования Гагаузия до сих пор находилась бы под вопросом.
 
— Сейчас, когда демократы изменили избирательную систему, Гагаузия осталась в не самом выгодном положении…

— Мы обращали внимание на эти вопросы еще в 1990 году, тогда было избрано пять депутатов от тогда еще не получившей свой официальный статус так называемой Гагаузской республики. Позже региональные партии не регистрировались в Минюсте и не имели права участвовать в выборах. При коммунистах только в нашей фракции было шесть представителей региона. А в сами списки было включено 10 человек. Сейчас Додон обещал гагаузам пять мест в парламенте, демократы дали только два. Гагаузам показали, извините за грубость, комбинацию из трех пальцев.

— Предательство приобретает масштабы пандемии, это страшный вирус, против которого не у каждого есть иммунитет. В Гагаузии очень не любят предателей. Однако чаще всего вспоминается последнее предательство, предательство «этих 14». Но прецедент предательства возник раньше.

— Гагаузы на самом деле очень не любят предателей. Перед «этими» были и другие. В их числе и Додон, который первый раз предал, умышленно сдав позиции киндер-сюрпризу Киртоакэ. Его принимали в партию у памятника Ленину, и он клялся в верности ПКРМ, а потом проголосовал за Тимофти. Последние предатели запомнились больше, потому что их было много и среди них было много членов Политисполкома ЦК. Наверное, это предательство было запрограммировано. Предательство — это действительно какая-то зараза. И этот вирус гуляет по многим партиям.

Одной дорогой

— В Гагаузии тоже сталкиваются с фактом, когда недруги коммунистов начинают хоронить ПКРМ? Говорят, что партии больше нет?

— Говорят, при этом очень стараются. Усиленно внушают людям, что коммунистов больше нет. К сожалению, и на нашем поле работают не столько демократы или кто-то другой, а додонисты. Ведут политику обманным путем. Гагаузы, являясь носителями православной веры, избегая преследований, нашли приют на этой земле еще во времена царствования императрицы Елизаветы. С тех пор у гагаузов сохранилась благодарность России за возможность выжить, развиваться, сохраняя свою веру. Эта благодарность передается из поколения в поколение, она проникла в генетический код. Этим и воспользовался Игорь Додон. Четко обозначив восточный вектор, он завоевал симпатии гагаузов. Хотя толку от этого — ноль, все это было пустым обещанием.

— Год прошел, обещания остались…

— Не только обещания, ощущение того, что он не только ничего не сделал, но уже и ничего не сделает. Баллотируясь на пост президента, он осознанно признал нарушение Основного закона — Конституции Республики Молдова.

— Вы родом из легендарного Копчака и сейчас здесь живете. Вы знакомы с историей села, знаете, как оно развивалось. Как жителям Копчака удалось сохранить последний в Молдове колхоз?

— Колхоз в селе создавался примерно по той же схеме, как и в других селах. Крестьяне объединялись — кто с лошадкой, кто с коровой, кто с клочком земли, а кто и с пустыми руками, но с желанием работать. Уже в начале 60-х годов колхоз стал миллионером. В то время, точнее в 1962 году, объединились два колхоза. Колхоз им. Чапаева села Копчак и находящийся через речку колхоз «Победа» села Ташлык. После объединения на общем собрании было принято решение оставить название объединенного села — Копчак, а колхоза — «Победа». В этом году колхоз «Победа» отмечает 70-летие. Именно колхоз, потому что люди уже много лет сохраняют именно эту форму обработки земли, то есть коллективную обработку.

— Откуда у жителей Копчака такая стойкость?

— Наверно, еще со времен создания колхоза. Люди пережили голод 1946 года, а потом поняли, что вместе проще выживать. И сейчас все колхозное имущество принадлежит колхозникам. Вся работа колхоза на виду, отчисляются налоги, выплачиваются зарплаты, выдается продукция на квоты, потому что официально земля разделена и у каждого есть свой сертификат на владение участком земли.

В каком-то году колхоз заплатил налогов больше, чем весь Вулканештский район. Тем не менее с 2008 года, как только из власти ушли коммунисты, колхозу перестали выплачивать все положенные субсидии, дотации и субвенции. Если власть не признает колхоз как форму коллективной собственности, никак не помогает, пусть тогда и налоги не признает. А налоги колхоз выплачивает на уровне 8 миллионов ежегодно. Но обидно другое — есть люди, даже из числа бывших коммунистов, которые любыми путями пытаются развалить колхоз. Это несправедливо. Так же как и то, что люди нередко голосуют не мозгами, а пальцами.

— Тем не менее у Гагаузии есть свой опыт, традиции, свой «гагаузский акцент». Гагаузы всегда отличались собственным видением, взглядами, темпераментом, какой-то последовательностью. Разберутся ли люди с предательством, оценят ли обстановку, к чему придут?

— Я думаю, что они правильно оценят создавшуюся ситуацию. Это уже происходит. Люди понимают, что их опять использовали. Они понимают, что наша дорога — вместе с Молдовой. Не будет Молдовы — не будет и Гагаузии. При румынах гагаузы были третьесортной нацией. Если сейчас молдаване для румын — люди ниже второго сорта, то как тогда будут относиться к гагаузам? Люди будут драться до последнего, чтобы не потерять суверенитет Молдовы.

Наталья Устюговаскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: