Доклад Владимира Воронина на ХIV Пленуме ЦК ПКРМ «Об укреплении идейно-политических и нравственных основ партии» Часть II
РУС. MOLD.
» » Доклад Владимира Воронина на ХIV Пленуме ЦК ПКРМ «Об укреплении идейно-политических и нравственных основ партии» Часть II

Доклад Владимира Воронина на ХIV Пленуме ЦК ПКРМ «Об укреплении идейно-политических и нравственных основ партии» Часть II

16-12-2019, 14:07
Просмотров: 9 627
  
Версия для печати   
Доклад Владимира Воронина на ХIV Пленуме ЦК ПКРМ «Об укреплении идейно-политических и нравственных основ партии»  Часть IIТоварищи!
 
Наш сегодняшний Пленум проходит в непростое для страны и партии время. Я бы сказал, что по ощущениям это время сопоставимо с концом 80-х - началом 90-х. Тот же социально-экономический коллапс. Та же морально-психологическая подавленность, тот же всеобщий социальный пессимизм, то же тягостное ожидание тотального краха.

Молдавское общество деморализовано, демотивировано, дезорганизовано. Люди больше ничего хорошего не ждут от государства. 
Государство все меньше ориентируется на собственных граждан, на их пожелания, чаянья, мечты. Никакого диалога, никакой обратной связи, никакой попытки услышать и понять друг друга. Верхи и низы, власть и общество решают собственные задачи, которые никоим образом не пересекаются. Верхи делят власть и остатки общественных богатств, низы изо всех сил пытаются выжить. Казалось бы – налицо классическая революционная ситуация. Но! Вот в чем беда! Молдавское общество в его нынешнем депрессивном состоянии не способно ни на революцию, ни на даже сколько-нибудь серьезное возмущение. Национальной идеей стала миграция. И уже не на заработки, а навсегда.

Людьми овладела полная апатия, абсолютное равнодушие к делам в стране, к сфере общественного, государственного. Отсюда неспособность объединиться во имя борьбы за свои социальные и гражданские права, которые грубо попираются. Отсюда – фактические игнорирование любых политических сил, которые призывают к объединению и борьбе. В том числе и Партии коммунистов.

Да, товарищи, ПКРМ, которая на протяжении двух с половиной десятилетий ассоциировалась с социальной надеждой, являлась источником общественного оптимизма, показала на двух последних избирательных кампаниях худшие результаты в своей истории. По итогам парламентских выборов коммунисты больше не являются парламентской партией. По итогам выборов местных – не являются решающим фактором в местных советах. 

Безусловно, мы ни в коем случае не снимаем ответственность за эти плачевные результаты с себя. Но и не можем не отметить, что наши болезненные провалы обусловлены и объективными факторами. Среди которых главный, самый болезненный и самый разочаровывающий – актуальное состояние молдавского общества. Не разобравшись в том, что происходит в наших партийных рядах, не изучив внимательнейшим образом сложные и противоречивые процессы, протекающие в недрах социума, мы не сможем двигаться дальше, не имеем права претендовать на сколько-нибудь заметную роль в политическом процессе Республики Молдова. А мы с вами точно знаем, что исключение из этого процесса Партии коммунистов уже в ближайшем будущем приведет к необратимым негативным последствиям и для Молдавского государства, и всех систем его жизнеобеспечения, и – как следствие – для населения страны. И в этом утверждении нет никакого преувеличения, никакой попытки сгустить краски. Поскольку способность эффективно заниматься государственным строительством, отстаивать национальные интересы Республики Молдова, решать экономические, социальные, инфраструктурные проблемы населения за почти 30 лет независимости Молдовы продемонстрировала только Партия коммунистов. И это – единственная объективная оценка места и роли ПКРМ в молдавской политике и новейшей молдавской истории.

Хочу процитировать вам избранные места из письма, которое мы получили на партийную почту. Автор этого письма – не член ПКРМ. Он – простой молодой гражданин Республики Молдова и даже не факт, что он ранее голосовал за коммунистов. Вот, что он пишет: «Я никогда не думал, что страна может быть спасена одной единственной личностью. На сегодня только вы можете положить конец этой нищете».
 
Это – мнение отдельного человека. Но так думают десятки, сотни тысяч людей. Мы сталкиваемся с их мнением повсюду. На улицах, на мероприятиях. Посещая деградирующие на глазах райцентры и села, мы постоянно слышим это мнение. Люди по-прежнему считают, что коммунисты – это единственная партия, способная вытащить Молдову из той пропасти, в которой она находится более 10 лет. Так думают. Но не голосуют!

Не голосуют, несмотря на то, что все эти годы мы не уходили с передовой политического фронта.

Не голосуют, несмотря на то, что мы раз за разом оказываемся правы в своих прогнозах и оценках.

Не голосуют, несмотря на то, что никто не сомневается в наших профессиональных и управленческих качествах, в наших способностях эффективно решать самые острые, самые наболевшие проблемы страны и общества.

Не голосуют, несмотря на то, что все эти десять лет мы были и остались единственной последовательной оппозиционной партией.
Вспомните, ПКРМ первой назвала Молдову захваченным государством. Это произошло еще в 2012 году. А уже потом подхватила и правая молдавская оппозиция. 

Идем дальше. Партия коммунистов постоянно указывала на то, что Конституционный Суд, начиная с 2009 года, превратился в механизм узурпации власти. Начиная с волюнтаристского объявления примата Декларации о независимости над Конституцией и заканчивая изменением порядка избрания президента. 

Именно коммунисты бойкотировали прямые президентские выборы, проводимые в нарушении Основного закона. В то же время, и Додон, и социалисты, да и остальные партии безоговорочно признавали неконституционные решения, соучаствуя тем самым в преступлениях против страны.

Обратите внимание, что отправив предыдущий состав Конституционного Суда в отставку, все принятые этим судом за последние 10 лет неконституционные вердикты так и не были отменены. Включая те, что касались континуитета Молдавской государственности и названия государственного языка Республики Молдова. 

Коммунисты первыми заявили о неприятии смешанной системы выборов Парламента, к которой впоследствии присоединились и другие оппозиционные партии. Но не социалисты, которые буквально до июня считали принятие этой мошеннической системы своим важным политическим завоеванием.

Партия коммунистов неоднократно поднимала в парламенте вопрос об украденном миллиарде. Именно ПКРМ все годы боролась за то, чтобы Банка де Економий оставался государственным. Коммунисты последовательно выступали против того, чтобы перекладывать возврат украденного миллиарда на плечи граждан. В то же время, многие из тех, кто выдают себя за избавителей от диктатуры, в годы этой диктатуры демократов голосовали и в Парламенте и в Правительстве за решения, которые и привели к крупнейшему в истории Молдовы воровству. А Зинаида Гречаная – напрямую причастна к разворовыванию средств из Банка де Економий.

Партия коммунистов одной из первых заговорила об узурпации власти в Молдове с указанием фамилий, включая фамилию Плахотнюка и упоминанием уголовных статей, по которым они должны нести наказание. Больше того, именно благодаря фракции ПКРМ Плахотнюк был снят с единственной в своей биографии государственной должности – первого вице-председателя парламента. А вот предавшие партию Додон и Гречаная тогда голосовали против отстранения Плахотнюка от власти в парламенте.

И после всех этих преступлений, эта криминальная группировка, приходит к власти. Что же случилось с нашими людьми, раз они предпочитают избирать во власть дельцов, дилетантов, воров, коррупционеров и предателей?

Первый вывод: У избирателей сбиты ориентиры. Многие думают, что социалисты – своеобразная наследница коммунистов на левом фланге. Многие даже недоумевают – а разница-то в чем? Да вот как раз в этом, в доктрине. ПСРМ, вопреки названию, не является политической организацией левого толка. Вспомним Ленина. Вот что он писал: «В ответ на обвинение нас в том, что мы боремся против «социалистов», мы можем сказать только, что в эпоху парламентаризма эти сторонники последнего больше уже ничего общего с социализмом не имеют, а загнили, устарели, отстали и перешли, в конце концов, на сторону буржуазии. «Социалисты», которые кричали во время войны, вызванной империалистскими побуждениями международных грабителей, о «защите родины», – это не социалисты, а прихвостни, прихлебатели буржуазии». И еще одно ленинское определение: «Теоретическая близорукость социалистов, их пламенность буржуазными предрассудками, их политическая измена по отношению к пролетариату». Не правда ли, сразу же встают перед глазами лоснящиеся морды лиц Додона, Бэтрынчи, Боли или какого-нибудь Цырди. Точнее Ленина не скажешь. И не случайно Додон часто повторяет тупую и давно опровергнутую байку о том, что Великая Октябрьская Социалистическая революция стала результатом заговора большевиков с кайзеровской Германией. У партии левого толка в принципе не может быть подобное, уничижительное отношение к революции и ее вождям. Это мнение тупых, примитивных типов, готовых на всё ради власти.

А нынешняя Партия социалистов – классическое право-консервативное политическое формирование, ретроградное, закостенелое и недоразвитое.

Другая причина. В системе политических координат Молдовы произошла подмена базовых понятий. Левыми у нас считаются те политические партии, которые геополитически ориентированы на Москву. Достаточно провозгласить себя «пророссийским» политическим проектом, и тебя автоматически записывают в «левые», даже если на самом деле твои взгляды на происходящее архаичны и от них тянет примитивным национализмом, псевдопатриотизмом и давно заплесневелыми ценностями 19 века.

Нет, товарищи, быть левой партией означает проповедовать и воплощать в жизнь целый ряд совершенно определенных принципов. Среди которых: интернационализм, внешнеполитическая открытость. А мотаться через день в Москву и что-то там клянчить и любить Россию за деньги – это не значит быть левым политиком. Но из-за того, что все ориентиры давно попутаны, люди голосуют не за программы, не за ценности, а за фотографию. При этом они абсолютно уверены, что выбирают левую партию. Эту путаницу, эту кашу в голове избирателей нам с вами обязательно необходимо разгрести. Отделить, как говорит Путин, «мух от котлет». И сегодня, как представляется, делать это значительно проще, чем раньше. Дело в том, что на протяжении всей своей карьеры Додон вечно скрывался за чужими спинами. В самом начале – за нашими, затем – за спиной Плахотнюка, после – умудрился прятать свои телеса даже за худенькой Майей Санду. Это давало возможность маневрировать, интриговать. И вот наступил момент, когда он предстал перед нами, так сказать, во всей красе. Сегодня ни ему, ни его подручным не за кого прятаться. И что же мы видим? Да ровно то, о чем всегда, начиная с 2011 года, говорили коммунисты. Насквозь фальшивый, лживый политикан. Насквозь – предатель.

Вспомним обещания, с которыми шел Додон на неконституционные президентские выборы в 2016 году?

Расторгнуть Соглашение об Ассоциации Республика Молдова-Европейский Союз; закрыть офис НАТО в Молдове; прервать всяческое сотрудничество с Северо-Атлантическим Блоком; разорвать соглашение с МВФ, если оно не будет соответствовать социальным устремлениям правительства; запретить унионистские движения; вернуть в школы курс «История Молдовы» вместо «Истории румын»; укрепить статус молдавского языка как государственного языка Республики Молдова и ввести курс молдавского языка в школьное образование вместо румынского; окончательно закрепить за русским языком – не то статус второго государственного языка, не то – языка межнационального общения; запретить лицам с двойным гражданством занимать государственные должности. И, наконец, вернуть в сетку вещания ретрансляцию российских телеканалов. Именно за это голосовали граждане Молдовы, делая свой выбор в пользу Додона. Именно это составляло основу предвыборной программы Партии социалистов на парламентских выборах. Раньше Додон объяснял свое полнейшее бездействие в этом направлении тем, что, дескать, правительство не является социалистическим и требовал для себя дополнительных полномочий. Но вот сегодня в стране правительство «имени Додона». Большая часть министров – либо его советники, либо его кумовья. И что же?

Первым делом Игорь Додон заявил, что, цитирую: «молдаване – это европейцы», подтвердив неизменность политики по реализации Соглашения об Ассоциации между Республикой Молдова и Европейским Союзом. Премьер-министр Кику твердо заявил, что все программы сотрудничества с Международным Валютным Фондом будут выполняться. Советник Додона по внешней политике Аурелиу Чокой, который стал министром иностранных дел, относительно сотрудничества с НАТО сказал: «У нас есть индивидуальный план сотрудничества с НАТО, так называемый IPAP, ничего не меняется, все остается в силе». На вопрос журналистки, почему же тогда НАТО было и остается для некоторых пугалом, вчерашний советник Додона отметил, что «это является наследием бывшего Советского Союза и помним очень хорошо, какой была советская пропаганда». А если напомнить, Додон годами торговал в Москве тезисом о нейтралитете Молдовы и сворачивании сотрудничества с НАТО – то от подобных заявлений додоновского министра иностранных дел просто ум заходит за разум. И после этого находятся те, которые голосуют за социалистов.

1 декабря, в день так называемой «Великой унири» в Кишиневе состоялось сразу несколько шумных унионистских действий. Одно из них было организовано скандальной румынской организацией «Ноуа дряпта», которая принимала самое активное участие в погромах 7 апреля 2009 года. Активисты «Ноуа Дряпта» не только совершенно беспрепятственно пересекли государственную границу, но и преспокойно развернули у памятника Штефану чел Маре свои транспаранты с нацистской символикой. Никто и не подумал помешать им, когда они выступали с провокационными речами, отрицающими право Республики Молдова на независимое и суверенное государство. Происходило это на глазах примара-социалиста, полицейских, которыми управляет министр-ставленник Додона. Да чему удивляться, когда рота почетного караула Национальной армии Молдовы, которой руководит кум Додона Виктор Гайчук, приняла участие в торжественном параде в Бухаресте. Сам Додон явился на прием в румынском посольстве с цветами, а свое выступление начал со слов «Fraţi romîni» и подчеркнул общую историю Молдовы и Румынии. И это был не какой-нибудь Михай Гимпу, а именно Игорь Додон. И то, что он пошел туда лично и братался – это уже позиция.

Дальше – больше. Обещания Додона и социалистов вернуть молдавский язык и историю Молдовы вдребезги разбились о заявление министра образования, тоже вчерашнего советника Додона Корнелиу Поповича о том, что он говорит на румынском языке. Чем это, отличается от заявлений Гимпу, Киртоакэ, Мунтяну, Филипа? Какое шило на какое мыло поменял молдавский народ, большинство которого, как показывают все переписи населения, продолжает считать свой язык молдавским. А чуть раньше Попович заявил и о том, что школьный курс «Истории румын» пересмотрен не будет. Бывшие студенты Поповича вспоминают, как он выгонял их с занятий лишь за то, что они осмеливались назвать государственный язык молдавским. И это – тоже позиция. Позиция Додона и его группировки. Оказывается, мы не там ищем гнездо унионизма. Оно не в офисе Либеральной партии. Оно находится в додоновской президентуре!

Идем дальше. В ответ на вопрос, какова дальнейшая судьба русского языка, Зинаида Гречаный четко ответила: «вначале необходимо заняться экономикой, а не русским языком». Никто и не пикнул относительно возврата в сетку вещания российских каналов. И это при том, что именно социалисты и их союзники демократы их вещают. Позорный закон о запрете российской пропаганды продолжает действовать.

Ну и, наконец, «вишенка на торте». Премьер-министр, тоже вчерашний советник Додона, а чуть ранее – министр в правительстве Плахотнюка Ион Кику – вот уже 15 лет является гражданином Румынии. Он давал письменную присягу служить Румынии и отстаивать ее интересы. Чем, надо полагать, он сегодня и занимается. И как на это отреагировал Додон? Потребовал от Кику отказаться от румынского гражданства? Да нет, он просто сказал, что стал реалистом и многие свои взгляды пересмотрел. И все?! Вот так просто? Взял и пересмотрел! Да нет, не просто. Пересмотрев свои взгляды, он отправился унижаться перед своими «румынскими братьями». Тем самым унижая и страну и народ.

Такого заоблачного, зашкаливающего лицемерия Молдова еще не знала. Если нам с вами и после этого нечего сказать избирателям, если и после этого мы с вами не в состоянии раскрыть глаза нашим гражданам на гнилую сущность Додона и социалистов, то нам вообще не стоит заниматься политикой.

Ещё одна большая проблема! Изменение психологии избирателей. Давайте назовем вещи своими именами: избиратель стал меркантильным и продажным. Безусловно, это произошло не само по себе. Избирателей развратили политики. Политики, у которых не было ни весомых аргументов, ни способностей, ни ярких личностей, чтобы убедить людей голосовать за себя и свои партии. И тогда они пошли по пути примитивного подкупа, постепенно приучив избирателей, что свой голос на выборах можно продать. Конечно, до того, как скупка голосов оптом и розницу стала массовым явлением, народ довели до нищеты. Иначе людей было бы довольно сложно убедить в том, что продажа голоса на выборах, голосование не по уму и не по сердцу, а за подачку, является делом не стыдным, возможным и даже желательным. Для этого нужно было отобрать у народа практически всё, оставив только избирательный голос, последнее, что можно продать.

Нам можно и нужно говорить об этом, потому что мы с вами никогда не подкупали и не пытались подкупить избирателей. Мы с вами верили и продолжаем верить в то, что в политике вообще, и на выборах, в частности, должны работать совершенно другие механизмы. Сила убеждения; наличие в команде профессионалов, патриотов, порядочных людей; конкретные результаты, которые может продемонстрировать партия в подтверждение своей политической и управленческой состоятельности – вот что должно становиться основой для сознательного выбора. Но все эти причинно-следственные связи в массовой психологии, в коллективном разуме избирателей фактически разрушены! Разрушены целенаправленно!

Мы в своих дискуссиях часто обращаемся к феномену массовой поддержки ПКРМ на выборах 2001 года. Но тогда это были другие люди. Люди, в которых еще теплилось воспоминание о советском времени. В 2001 году у людей еще была надежда. Сегодня она исчезла полностью. Люди больше не строят планов, больше не верят в будущее своей страны, живут одним днем. И если им сегодня, здесь и сейчас предлагают продать свой голос за мизерную взятку, подачку они, не задумываясь, это делают. События, происходящие в Молдове на протяжении последних десяти лет – очевидное свидетельство как меняется психология избирателя в условиях захваченного государства. Это – классический стокгольмский синдром, синдром заложников, когда необъяснимым образом жертва начинает любить своего палача. Ведь согласитесь, что люди сегодня голосуют за тех, кто их обворовывает, грабит, крадет перспективу на жизнь.

Какими бы массовыми и нахальными не были фальсификации результатов выборов, но успех «партий украденного миллиарда», находящихся и сегодня во власти, основывается не только на махинациях со списками избирателей и подсчетом голосов. Там было что подсчитывать и чем манипулировать! Люди голосовали –из тех денег, что были выведены из банковской системы. Люди голосовали и за партию "просто премьера” Лянкэ, который подписал секретное Постановление Правительства на 9,5 миллиардов леев и которое стало вершиной банковской аферы. И за недобитые остатки коррупционной Либерально-Демократической партии Филата. Лучше всего о таком явлении сказал Маяковский: «так собака руку бьющего лижет». Именно так голосовали избиратели. Чем еще можно объяснить тот факт, что сразу же после отстранения от власти и бегства Плахотнюка, на волне всеобщей радости по этому поводу, Демократическая партия Плахотнюка получила исторически высокий результат на местных выборах? Чем можно объяснить то, что после бегства Шора, его политическая группировка получила в управление 46 населенных пунктов, включая Тараклию, где много лет был примаром и многое сделал наш товарищ, первый секретарь Тараклийского райкома Сергей Филипов. Что это? – очарование уголовниками, блатной романтикой? Никакому логическому, политическому, политологическому объяснению это не поддается.

В том, для чего продаются избиратели, нет ни малейшего прагматического расчета. Никаких базовых проблем своих семей люди, продающие свой голос не решают. Вам лучше, чем мне, известна цена. Бутылка водки, деньги от 50-ти до 200-от леев, продуктовый набор, концерты, фейерверки. Кажется, список закончился. Вот примерно в такую, откровенно издевательски низкую стоимость оценивают люди свое священное гражданское право избрать себе достойную власть. Потом принимаются ругать на кухне «этих сволочей», которые довели их до края нищеты. И принимаются паковать вещи на отъезд. Но признавать очевидное – то, что они, голосуя за подачки, собственными руками отобрали у себя, у своих семей, у своей страны перспективу; что они собственноручно вытолкали своих детей за границу – не хотят и не желают! Даже приходя на встречу с нами, молчаливо соглашаясь с нашими аргументами и признавая позитивный опыт нашего руководства страной, они спрашивают: а что вы нам привезли? В ответ, что мы дадим вам порядок, нормальную жизнь, перспективу, будущее, мы не находим отклика в их затуманенном сознании. Им нужно что-то, что можно потрогать, съесть, выпить, какая-нибудь мелкая купюра. Вот до какой оскорбительной степени унижения довели население Молдовы те политики-воры, что приходят к власти, чтобы и дальше грабить тех, кто за них голосовал.

Но других граждан, других избирателей у нас нет. А потому всем нам надо вновь научиться работать с ними. Работать, ударяясь о стену непонимания, преодолевая подозрения, но раз за разом, вновь и вновь целенаправленно и упрямо рассеивать этот морок, этот ядовитый туман, в который погрузилось молдавское общество.

Достучаться до людей, до их разума, до их сердец, на цифрах демонстрируя им прямую логическую связь между тем, как они голосуют и ужасающим положением, в котором они оказались. Можно спорить о методах, о средствах доставки этой информации. Но не о сути, не о содержании нашей с вами политической работы. Ничего другого мы с вами делать не можем, да и не должны. Как предупреждал Владимир Ильич Ленин: «люди всегда будут глупенькими жертвами обмана или самообмана в политике, пока не научатся за любыми, нравственными, религиозными, политическими и социальными фразами, заявлениями, обещаниями разыскивать интересы тех или иных классов». Так вот, наша с вами задача вновь научить людей смотреть в корень политических процессов, видеть то, кто и как их дурит, кому это выгодно. По большому счету ничего нового мы не открываем. Именно этим, скрупулезным и квалифицированным разоблачением действий и обещаний антинародной власти и должна заниматься оппозиционная политическая организация. Именно этим и занималась Партия коммунистов в 90-е годы, пробивая себе дорогу к власти, к триумфу 2001 года.

Что же с нами случилось? Почему эта, абсолютно знакомая и понятная нам работа сегодня не ведется? Об этом можно судить по тем плачевным результатам, которые мы получили на последних парламентских и местных выборах. Многие из коммунистов даже за себя не захотели повоевать – за собственное избрание в местные советы с перспективой войти в структуры исполнительной власти. Все, что мы слышим от наших первых секретарей, от нашего партийного актива на местах – одна и та же поражающая своей политической недальновидностью и отсутствием всякой логики фраза: вас не видно. Когда коммунист, руководитель партийной организации в районе, городе, селе говорит: коммунистов не видно, это означает, что не видно лично его, его организации. Поскольку именно каждый из нас и есть партия, которую люди обязаны видеть. И то, что избиратели нам говорят: «Мы думали, коммунистов больше нет», это – приговор, прежде всего, вам, вашей работе, а вернее – ее полнейшему отсутствию. Об отсутствии регулярной партийной работы говорят разные данные. Но достаточно взглянуть на динамику приема в партию, чтобы понять всю пропасть вашего политического, партийного безделья. За 3 последних года в ряды ПКРМ принято 457 человек, за 2019 год – всего 65!!! Вы сами отказываетесь рекрутировать в партийные ряды сторонников. И пенять абсолютно не на кого и не на что.

Центральный Комитет  внимательно следит за теми отговорками, которыми райкомы прикрывают свое необъяснимое нежелание включаться в активную работу, необъяснимое особенно с учетом того, что в большинстве случаев эта работа оплачивается из скуднейших финансовых ресурсов партии. Например, такая: люди настолько отупели, что путают коммунистов с социалистами, а серп и молот со звездочкой. Нам хорошо известно, что избирателей дурят сами социалисты, рассказывая им басни о том, что ПСРМ – то же самое, что ПКРМ, что ПСРМ пришла на смену ПКРМ. Но давайте задумаемся, а нет ли в этом и нашей вины? Не многовато ли было компромиссов за последние годы, на которые охотно шли наши партийные руководители и активисты на местах? И речь даже не о том непотребном соглашательстве, в котором участвовали коммунисты при формировании коалиций в районных и городских советах. Хотя это тоже своего рода продажа. Продавались за должности, не задумываясь о том, что подумают об этом избиратели. Каждый раз нам объясняли, что необходимость оказаться в структурах районной власти продиктована стремлением укрепить партийную организацию, поддерживать постоянный диалог с избирателями. И что?! Последние местные выборы все показали. И то, как некоторые, устроившись на руководящие должности, укрепляли наши партийные структуры, и то, как вели политический диалог с местным населением. Потому, что главный мотив их соучастия в дележе власти на уровне районов заключался в том, чтобы решить свои собственные, а не партийные вопросы. Вопросы решали, а когда клюнул петух в то место, которое они успешно грели в кресле зампреда района или начальника управления, эти товарищи тут же принялись рассказывать сказки о том, как нас путают с социалистами. Да конечно путают, раз они фактически слились и перестали от них отличаться.

Я прекрасно помню, с каким упорством ряд коммунистов требовал от руководства партии, – цитирую, – «прекратить нападки на Додона и социалистов». Надо полагать, на местах они так и поступили. Нам прекрасно известно, что многие наши партийные руководители организаций, вопреки принятому нами сообща решению о бойкоте неконституционных президентских выборов, агитировали за Додона. Мотивируя это тем, что, мол, из двух зол выбирают меньшее. Ну а то, что Додон впоследствии собственноручно отдал власть той же Санду – это их, конечно, уже не сильно волновало. Как и то, что сегодня он вернул к власти зондер-команду Плахотнюка. Так стоит ли тем, кто ходил из дома в дом, агитируя за Додона, удивляться тому, что нас сегодня путают с социалистами? Все просто: вслед за партийной совестью утрачена и партийная идентичность!

Идем дальше! Мы часто слышим от коммунистов, что плачевные результаты ПКРМ обусловлены отсутствием телевидения и что телеканалы, принадлежащие Додону, доминируя в медийном пространстве, формируют общественное мнение. Что на это сказать? Кроме того, что и это – попытка переложить свою работу на чужие плечи. Пусть Старыш сражается в эфире с врагами и за коммунистические идеалы, рискуя жизнью, здоровьем и свободой, а мы потом этим воспользуемся. Вам прекрасно известно, что случилось с телеканалом НИТ. Вы хорошо знаете, что за время правления Плахотнюка Додон получил в распоряжение сразу три телеканала, и никто даже не пытался их закрыть. Больше того, медиа-холдинг социалистов по своим масштабам уступает только медиа-холдингу самого Плахотнюка. Кстати, Плахотнюку это не помогло. Вы почему-то не задаетесь вопросом – на какие деньги содержатся эти априори убыточные каналы Додона? А речь идет о миллионах долларов ежемесячно!

Что же нужно для того, чтобы нас перестали путать с социалистами? Ответ прост – нужно вернуться к людям. На этапе, когда у партии нет парламентского представительства, центр партийной тяжести должен передвинуться на места. Нас с вами должны видеть в каждом городе, в каждом селе, на каждом избирательном участке. С газетами, с листовками, со словом правды. На различных протестных акциях, в первую очередь, местного характера. Информационных поводов для этих акций можно найти массу: задолженность по выплате заработной платы, пенсий, социальных пособий, повышение тарифов, закрытие учебных, медицинских, социально-культурных заведений, сокращение штатов, неудовлетворительное состояние дороги, библиотеки, школы и т. д. Пусть это будет пикет, забастовка, марш протеста – коммунистов увидят, услышат наше мнение, узнают нашу позицию и в их восприятие вернется образ партии-защитницы интересов простого народа. Безусловно, Центральный Комитет обеспечит райкомы необходимыми рекомендациями, мы будем вместе с вами участвовать в этих протестных акциях, но поиск информационных поводов и организация этих акций – это задача местных партийных организаций. И, конечно, последующее освещение этих акций, да и всей своей партийной работы: заседаний бюро, пленумов, партийных собраний в средствах массовой информации как республиканских, так и на собственных страницах райкомов в социальных сетях, которые далеко не все еще открыли, несмотря на Постановления Политисполкома по этому вопросу.

Партия коммунистов не только не покупала никого, но никому и не продавалась. Ни внутренним, ни внешним партнерам. Это очень лимитировало бы нас с вами в проведении независимой и суверенной политики, которой достойно Молдавское государство. Никто не может сказать, что коммунисты – эмиссары зарубежных держав, или агенты местных олигархов. Мы не просто промолдавская, а самая настоящая молдавская партия, представляющая интересы всего нашего многонационального общества. И если бы мы начали торговать своим политическим наследием за деньги на содержание каналов, за получение прав ретрансляции, мы бы перестали сами себя уважать, не говоря уже об уважении в обществе. Если бы что-то на нас всех, на партию, лично на Воронина было в негативе, то за десять лет, что мы не находимся у власти, это уже сто раз бы откопали и вытащили на поверхность. И то, что это не было сделано, говорит только и исключительно об одном: на нас нет никакого компромата! Никаких денег! Никаких скрытых источников доходов! 

Так что, дорогие товарищи, не валите с больной головы на здоровую. Сегодняшние технологии, развитие социальных сетей превращают каждого человека в полноценное средство массовой информации. Но это должен быть активный и политически грамотный человек, плюс у него должно быть желание. Вот этого мы как раз и не видим – ни активности, ни политической грамотности, ни особого желания. Хочу вам напомнить, что большую часть наших с вами проблем создали вовсе не оппонирующие нам телеканалы, а так называемое сарафанное радио. Чудовищные слухи, запущенные нашими оппонентами, которые совершенно свободно циркулировали в общественном пространстве, пересказывались на кухнях, в коллективах, на базарах. Вот что работало и работает, а не телеканалы! Наша общая беда, а возможно – и вина – заключается в том, что мы не смогли вовремя на них среагировать, пресечь, опровергнуть. Сегодня всем понятно, что наша совесть и наши руки – чисты. А еще наши руки – абсолютно развязаны. Тем более, что, в отличие от выдумок о нас, мы можем оперировать только фактами.

Давайте возьмем простейший пример. Страшным ударом по партии, ее положению в обществе стало предательство пятнадцати депутатов из фракции ПКРМ. И даже не столько само предательство, сколько запущенный слух о том, что, якобы, это произошло чуть ли не с ведома Воронина, который еще и получил за это кругленькую сумму. Ну что ж, давайте рассуждать логически. Мы все видели, как перед выборами этих предателей стали рассаживать на различные руководящие должности. Кого-то – в проходную часть списка, кого-то в Конституционный Суд, кого-то на госпредприятия, в центры, в различные государственные структуры. О чем это говорит? Да о том, что, продаваясь, они оговаривали с теми, кто их покупал, как скот, и о гарантиях на будущее. А то, что Додон принял на работу в качестве советника одну из тех, кто предал нас, Галину Балмош, окончательно закрывает эту тему.

Поэтому давайте прекратим искать объяснения своей бездеятельности, а потратим эту энергию и резервы своих сил и качества на работу с населением. Давайте выйдем из этой летаргической спячки. Давайте очнемся, встряхнемся и начнем делать то, что умеем лучше всех – убеждать, объяснять, доказывать. Кроме нас, этого сделать некому. И так наше отсутствие во власти фактически ведёт к разрушению государства. А запущенные после 2009 года губительные для страны и общества процессы совершенно очевидным образом продолжает сегодняшняя власть, сконцентрированная в руках Додона, которым до сих пор манипулирует самый известный молдавский гастарбайтер – Плахотнюк, которому Додон продолжает служить.

Сегодня, после переформатирования правящей коалиции, после того, как разгромленные на первый взгляд демократы вновь возвращаются к рычагам власти, это стало очевидно если еще не всем, то очень многим. И это обязывает нас задействовать дополнительные меры в контрпропаганде и контрагитации. 

Но для этого нужно вновь пойти в народ. Разъяснять, убеждать, выявлять у оппонентов противоречия, разоблачать их обман, изобличать лжецов и предателей. Интерактивность – вот к чему должны прийти наши партийные организации. Быть среди людей, стать адвокатами обездоленных, обманутых, отчаявшихся, брошенных. Для жителей районов партийная организация должна стать последней инстанцией, куда идут, когда больше некуда идти. Мы ничего материального не можем дать этим людям, но мы должны и обязаны бороться за их права и интересы. Требовать от власти выполнять свои обязанности и обязательства. При необходимости – организовывать пикеты, митинги. Нас должны видеть. И не просто видеть, а видеть – действующими, борющимися. Только так мы покажем и докажем, что мы та политическая сила, которая борется, сражается и за отдельных людей и народ в целом. Именно так возвращается доверие. Иного варианта просто не существует. Именно это и обозначает быть коммунистом – бороться за права обездоленных. Не только числиться в наших рядах, а бороться. Именно так мы создавали партию. Именно так добивались побед. 

Товарищи!

Молдова может быть независимым и суверенным государством, если в это верят ее граждане. А сегодня численность верящих в жизнеспособность Молдавского государства сильно уменьшилась. Но даже если мы устали от борьбы за долгие годы оппозиции, то патриотами мы быть не перестали. И пусть это станет тем, самым последним мотивом, который заставит нас вновь подняться на борьбу.
 
Это нужно Молдове, это нужно нашим детям и внукам.

Чувство Родины – последнее, чего у нас не отнять. Не отнять никому! И мы единственные, кто умеет преобразовать это чувство в политическую волю, в программы развития, в управленческие и административные решения. И это очень лскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: