Революционная и контрреволюционная печать России в июле 1917-го и после Октябрьской революции
РУС. MOLD.
» » Революционная и контрреволюционная печать России в июле 1917-го и после Октябрьской революции

Революционная и контрреволюционная печать России в июле 1917-го и после Октябрьской революции

9-10-2017, 13:27
Просмотров: 189
  
Версия для печати   
Революционная и контрреволюционная печать России в июле 1917-го и после Октябрьской революцииВыступление публициста Михаила Лупашко на конференции «События июля 1917 года — решающий этап в приближении Великого Октября».

 

«Крушение самодержавия в Российской империи в феврале 1917 года ознаменовало принципиальной новый этап в развитии и формировании печатной прессы в стране.

 

На протяжении долгого времени монархическая цензура препятствовала свободе выражения общественной мысли. По меткому выражению одного из революционных демократов «красные чернила николаевской цензуры были кровью писателя и журналиста в империи российской». Стремительный слом самодержавия обусловил на короткое время — февраль-апрель 1917 года — бурное развитие бесцензурной печати самых разных политических направлений.

 

В этом потоке сразу же обозначились три тенденции: первая - революционная большевистская; вторая – «проправительственная», «за войну до победного конца» и имитацию демократических преобразований при сохранении власти помещиков и капиталистов; третья - контрреволюционная, ратующая за военную диктатуру.

 

Февральская революция объективно была первым этапом общероссийской социалистической революции. Временное правительство, представлявшее интересы банкиров, крупного капитала и помещиков, не могло и не хотело продолжения революционных преобразований. Половинчатость и постоянное капитулянтство перед силами реакции были характерной чертой правительства, во главе которого стоял самовлюбленный и склонный к пустозвонству либерал-демократ Александр Керенский.

И хотя сразу по свержению монархии 5 марта Временное правительство объявило о свободе слова, печати, союзов, собраний и стачек. 26 апреля был утвержден закон о печати, который на словах предусматривал отмену цензуры «отныне и навсегда», запрет какого-либо административного воздействия на прессу. Все политические партии страны согласно этому закону получили право выпускать свою периодику. Однако при этом изначально издания проправительственного толка получали финансовую поддержку из средств центрального и местных бюджетов. Политические партии, находящиеся в оппозиции к Временному правительству, такой поддержки были лишены.

Партия большевиков первой возобновила издание массовой рабочей газеты «Правда» в Петрограде, в Москве начинает выходить газета «Социал-демократ». Партия меньшевиков выпускает свой центральный орган – «Рабочую газету», в Москве – газету «Вперед». Обе фракции социал-демократической партии имеют разветвленную сеть местных изданий. Эсеровские газеты также выходят во всех крупных городах страны, разворачивают агитационную работу анархисты. К печати левых партий тесно примыкают «Известия Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов», которые издаются во многих регионах России и являются официальными органами Советов разных уровней. Их политическое направление определялось составом редакций, но в целом они тяготели к социалистическим идеям.

Кадеты, ставшие после Февраля правящей партией, вновь начинают издавать журнал «Вестник партии народной свободы», а также новые газеты – «Власть народа», «Война и мир» и др. На позициях кадетов в этот период стоит и большая часть русской непартийной прессы. Вновь происходит резкое увеличение тиражей всех популярных общественно-политических газет. У «Русского слова», например, он доходит до 1,200 млн экз. Общее число периодических изданий в 1917 году превысило 4 тысячи.

 

Фальшивая псевдодемократическая личина была окончательно сорвана с Временного правительства во время июльских событий и расстрела политической демонстрации – на улицах Петрограда было убито и ранено свыше 700 человек.

 

Фактически это было начало контрреволюционного переворота, предвещающего диктатуру и репрессии против всех партий левого толка. Тенденция на удушение революционной печати и массированную поддержку провластных изданий после июльских событий получила самое живое воплощение. На второй день после расстрела демонстрации вся правая и особенно кадетская пресса потребовала немедленного ареста В.И. Ленина и его соратников, восстановления смертной казни в армии, которая была отменена в феврале 1917 г.

 

Откликаясь на запрос «классово близких» изданий, Временное правительство принимает ряд жестких мер против оппозиционной прессы. С 12 июля начинается закрытие изданий большевиков – «Правды», «Солдатской правды», «Окопной правды» и др. Аресты видных лидеров большевизма приветствовались практически всей печатью. В тоже время их активы — как-то запасы печатной бумаги, средства, подписные списки, типографские мощности — тут же передаются, умело стелющимися перед Временным правительством изданиями. После получения такой помощи правая газета «Речь» с явным одобрением и удовлетворением писала: «Большевизм умер, так сказать, внезапной смертью».

 

Драконовские контрреволюционные действия Временного правительства не только не встретили осуждения, но и были одобрены меньшевистскими, социал-демократическими газетами, не говоря уже о частных буржуазных изданиях. «Большевики открыто идут против воли революционной демократии, – заявляла 5 июля правоэсеровская газета «Воля народа». – Революционная демократия обладает достаточной силой, чтобы заставить всех подчиниться своей воле. Она должна это сделать... В наши горячие дни всякое промедление смерти подобно».

 

Не менее суровыми в адрес большевиков были и обвинения видного социал-демократа Г.В. Плеханова. «Беспорядки на улицах столицы, – писал он 9 июля в «Единстве», – очевидно, были составной частью плана, выработанного внешним врагом России в целях ее разгрома. Энергичное подавление этих беспорядков должно поэтому со своей стороны явиться составной частью плана русской национальной самозащиты...».

 

Бывшему стороннику пролетарской революции вторил известный сатирик Аркадий Аверченко, призывавший «искоренить гидру ленинского большевизма». Не менее злобно выступал за ликвидацию какой-либо большевистской прессы праворадикальный общественный деятель (наш земляк) публицист Владимир Пуришкевич.

 

Однако попытки Временного правительства разгромить революционную печать имели в основном внешний эффект. Опираясь на поддержку широких масс трудящихся, революционные партии и в первую очередь большевики быстро восстановили выпуск боевых листков, а затем и периодики в Петрограде, Москве, Нижнем Новгороде, Киеве, Минске в других больших и малых городах страны.

Сорванная, в том числе и усилиями революционных масс рабочих, солдат и матросов, под руководством партии большевиков попытка военного переворота и установления диктатуры генералом Корниловым, тяжелейшее положение на фронте и в тылу привели к абсолютному падению авторитета Временного правительства, даже среди его былых сторонников. Правая пресса теряет популярность, в то время как большевистская, революционная печать пользуется небывалым спросом у населения и на фронте.

 

Не случайно большевистские революционные идеи находили горячую поддержку в рабочих и солдатских кругах, ведь осенью 1917 года РСДРП(б) имея в своем составе не более 24 тыс. человек, выпускала накануне Октябрьского восстания 75 наименований газет в крупных городах страны.

Сложность и противоречивость первого и второго этапа русской революции 1917 года непосредственно отражалась на русской прессе: полная свобода печати в феврале 1917-го сменилась в июле 1917 года режимом жесткой политической цензуры, наступлением реакции на все предыдущие демократические завоевания.

 

Октябрьская революция, оказавшая огромное влияние на весь ход дальнейшей мировой истории, положила начало качественно новому этапу в развитии России и отечественной журналистики. Переход страны от либерально-демократической власти банкиров, крупных капиталистов и помещиков к диктатуре пролетариата и установлению однопартийной системы коренным образом изменил систему прессы России.

После восстания в Петрограде 25–26 октября 1917 г. и фактического отстранения от власти Временного правительства вся печать страны раскололась на два непримиримых лагеря – революционную большевистскую и контрреволюционную. Перед большевиками и их союзниками на первом этапе - анархистами и социалистами революционерами (эсерами) стояла чрезвычайно сложная задача слома старорежимной государственной машины, построение нового механизма управления огромной страной и подавлении вооруженных контрреволюционных выступлений и саботажа.

Бывшая на подкормке у Временного правительства правая печать после Октябрьского восстания и опубликования первых декретов советской власти стала призывать к откровенной контрреволюции. Правые издания прибегли к провокации: публикации обращения уже свергнутого Временного правительства «Ко всем гражданам Российской республики», в котором выдвигалось требование созыва Учредительного собрания, именно тогда были закрыты или приостановлены все издания, поместившие «Обращение» на своих страницах.

 

Санкциям подверглись издания самых разных политических направлений – кадетская «Наша речь», меньшевистская «Рабочая газета», орган правых эсеров «Воля народа» и ряд других правых газет. После этого редакции этих газет моментально превратились в средоточие противников новой власти.

Исходя из этих реалий уже 27 октября 1917 года по распоряжению Временного революционного комитета (ВРК) были закрыты 10 наиболее радикально контрреволюционных частных, правобуржуазных крупных газет – «Русское слово», «Новое время», «Речь», «Копейка», «Биржевые ведомости», «Русская воля» и др., а их полиграфическая база конфискована.

 

Благодаря этому акту экспроприации ведущие партийно-советские издания – «Правда», «Солдатская правда», «Известия», «Деревенская беднота» и др. получили базу частных типографий страны и огромные запасы бумаги в свое распоряжение. Согласно распоряжению ВЦИК, «конфискация частных типографий и запасов бумаги, передача их в собственность советской власти в центре и на местах» становилась обычной практикой. Всего же до 30 июня 1918 г. было реквизировано, конфисковано или национализировано более 150 предприятий полиграфической промышленности.

В первом законодательном акте советского правительства, посвященном прессе — Декрете о печати (принят Советом народных комиссаров 27 октября, опубликован в «Правде», «Известиях», «Газете Временного рабочего и крестьянского правительства» и др. изданиях) — были подтверждены все мероприятия, направленные против контрреволюционных газет. В то же время в Декрете специально подчеркивалось, что «как только новый порядок упрочится, всякие административные воздействия на печать будут прекращены, для нее будет установлена полная свобода в пределах ответственности перед судом, согласно самому широкому и прогрессивному в этом отношении закону».

 

Буржуазные и контрреволюционные издания тут же выступили с яростной критикой Декрета о печати. Развернулась острейшая полемика вокруг вопроса о «свободе прессы». Однако в тот период в стране разгоралось пламя непримиримой гражданской войны, северные порты Архангельск и Мурманск были захвачены английскими интервентами, в Одессе и Николаеве хозяйничала группировка французских и греческих экспедиционных войск. На дальнем востоке осуществляли военную экспансию японские и американские интервенты. В таких условиях советская Россия и ее союзники становилась военным лагерем, и какие-либо поблажки в области идеологии и прессы в условиях «военного положения» были невозможны поскольку обстановка требовала жесточайшей дисциплины на фронте и в тылу. В таких чрезвычайно сложных условиях советское правительство при непосредственном участии В.И Ленина выпустило «Декрет о печати».

Согласно «Декрета о печати», подлежали закрытию следующие органы прессы: «1. Призывающие, к открытому сопротивлению или неповиновению рабочему и крестьянскому правительству. 2. Сеющие смуту, путем явно клеветнического извращения фактов. 3. Призывающие, к деяниям явно преступного, т. е. уголовно-наказуемого характера».

 

Ленинская концепция предусматривала, что борьба с оппозиционной прессой будет осуществляться разными методами: в отношении изданий крупной буржуазии станут применяться главным образом административные меры, а борьба с изданиями мелкобуржуазных партий должна осуществляться в первую очередь в сфере идейно-политической. В начале противостояния и до конца 1917 года по отношению к мелкобуржуазной печати принимались не самые радикальные меры: в основном в качестве санкций осуществлялись временные приостановки изданий, задержка печатания отдельных номеров, денежные штрафы. Всего же к январю 1918 г. было закрыто более 120 контрреволюционных газет.

 

После обострения ситуации в стране (так, в частности, в январе 1918 года контрреволюционеры предприняли две неудачные попытки покушения на предсовнаркома Ленина) в конце января 1918 г. Совнарком принял Декрет «О Революционном трибунале печати», который ознаменовал начало нового этапа борьбы с контрреволюционными изданиями. Санкциям со стороны трибунала подлежали «преступления и проступки против народа, совершенные путем использования печати». К таковым относились «всякие сообщения ложных или извращенных сведений о явлениях общественной жизни, ...а также нарушения узаконений о печати, изданных Советской властью».

 

Впервые после Октябрьской революции проводилось открытое судебное разбирательство деятельности газет и журналов при участии обвинения и защиты, с широким освещением в прессе: давались объявления о предстоящих заседаниях, публиковались отчеты о них, печатались постановления и опровержения, выражались общественные порицания виновным и т.д. И хотя процесс осуществляла назначаемая Советом рабочих и крестьянских депутатов тройка судей, а решения Революционного трибунала печати обжалованию не подлежали, сама судебная процедура содержала демократические формы решения споров между прессой и властью. Впервые советская власть в борьбе с оппозиционной прессой стремилась привлечь общественное мнение на свою сторону. Революционные трибуналы печати были организованы в ряде крупных городов России и просуществовали до мая 1918 г.

Местные органы Советов и ВРК также принимали активные меры административного воздействия и экономического ограничения контрреволюционной прессы. Выход новых газет допускался только с разрешения комиссаров по делам печати. Провинциальные власти издавали свои законодательные акты, ограничивавшие деятельность газет и журналов.

 

Так, например, «для пресечения тлетворного влияния контрреволюционной печати на дело революции» Совнарком Донской республики 1 апреля 1918 г. принял «Декрет о печати». На учет брались все запасы бумаги, при местных Советах образовывались отделы печати. Право издания получили только советские, партийные и профсоюзные организации.

После левоэсеровского мятежа летом 1918 года и исключения из всех Советов их представителей, газеты противников советской власти были окончательно прикрыты. Летом 1918 г. пресса небольшевистских политических партий практически прекратила свое существование: если в начале года насчитывалось 154 издания меньшевиков, эсеров, анархистов, то в начале сентября их осталось только 50, а к концу года считанные единицы. Всего с октября 1917 г. по июнь 1918 г. были закрыты властями или прекратили свое существование самостоятельно более 470 контрреволюционных изданий.

На идеологическом фронте борьбы с контрреволюцией партия большевиков решала еще одну очень важную для новой власти задачу – создание системы партийно-советской журналистики. В первый же день после победы Октябрьской революции началась энергичная работа по восстановлению всех большевистских изданий, которые были закрыты Временным правительством.

 

Ведущими газетами в первые месяцы советской власти были те, которые имели еще дореволюционную историю – «Правда» (с марта 1918 г. в связи с переездом в Москву стала одновременно органом Центрального и Московского комитетов РКП(б)), «Известия», «Деревенская беднота», «Солдатская правда», «Деревенская правда» (три последних издания в марте 1918 г. были слиты и на их базе создан орган ЦК РКП(б) газета «Беднота» и др. Первым правительственным изданием стала «Газета Временного рабочего и крестьянского правительства», которая выходила до марта 1918 г. и была закрыта в связи с передачей ее функций «Известиям» (одновременно центральный орган ВЦИКа и Совнаркома).

С конца 1917 года развернулось бурное развитие местной и национальной партийно-советской печати. По мере установления советской власти в регионах были возобновлены практически все большевистские издания, выходившие в дооктябрьский период.

Уже в начале 1918 г. на территории Советской России издавалось 884 газеты и 753 журнала, являвшихся органами партии и Советов на местах. Активно развивались национальные издания, в числе которых были издания как республиканские, так и губернские, городские – «Вестник Украинской народной республики», «Борьба рабочего» (Армения), «Борьба» (Грузия), «Звезда» (Белоруссия), «Донецкий пролетарий» (Украина), «Горская беднота» (Грозный) и др.

 

К середине 1918 г. выпускалось около 40 национальных газет, часть из которых выходила на русском языке, а часть на языках других народов, населявших Россию. Наиболее активно национальная печать развивалась в промышленно развитых регионах (Баку, Тифлис, Рига, Киев), а также в прифронтовых территориях (Прибалтика, Поволжье и пр.) Структура журнальной периодики была представлена самыми разнообразными типами – военными, молодежными, женскими, литературно-художественными, научными и научно-популярными, производственно-экономическими, профсоюзными, сатирическими и прочими изданиями.

В период Октября и установления Советской власти на территории России важнейшую роль сыграло радио. 25 октября 1917 г. по радиотелеграфу было передано ленинское воззвание «К гражданам России!», сообщавшее о восстании в Петрограде и осуществлении социалистической революции.

В последующие дни и месяцы радиотелеграф стал средством самой оперативной связи центра со всеми концами страны. Увидев в радио колоссальный агитационно-пропагандистский потенциал («газета без бумаги и расстояний»), В.И. Ленин активно содействовал развитию радиотелеграфа: с февраля по июль 1918 г. начали действовать 103 новых станции, постоянно увеличивался объем передаваемой информации. В июле 1918 г. был принят декрет «О централизации радиотехнического дела Советской республики», согласно которому радио было выведено из-под контроля военных и поставлено на службу государства.

 

В связи с организацией новой структуры журналистики, эффективного аппарата партийно-советской агитации и пропаганды с первых месяцев Советской власти начал активно обсуждаться вопрос о том, какой должна быть новая пресса, каковы ее роль и функции в социалистическом обществе, в чем особенности форм и методов ее работы.

 

Программное осмысление и концептуальные аспекты развития советской печати и журналистики В.И. Ленин осуществил во многих своих работах, выступлениях и письмах советского периода, среди которых нужно выделить статьи «Очередные задачи Советской власти» (первоначальный и окончательный варианты), «О характере наших газет», «Великий почин», «Тезисы о производственной пропаганде», «Письмо Г. Мясникову» и др.

В.И. Ленин видел в новой советской журналистике, в ее газетном и радио-воплощении, прежде всего «орудие социалистического строительства», «орган экономического воспитания масс населения», а не просто «аппарат для сообщения политических новостей».

 
Именно советская печать на протяжении многих десятилетий была активным инструментом эпохальных преобразований и грандиозных свершений в советский период нашей истории. Вместе с тем нужно помнить, что фундамент советской печати закладывался с первыми шагами новой власти в октябре 1917 года.
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: