Марксизм непревзойдён. И не будет превзойдён!
РУС. MOLD.
» » Марксизм непревзойдён. И не будет превзойдён!

Марксизм непревзойдён. И не будет превзойдён!

27-04-2018, 12:01
Просмотров: 114
  
Версия для печати   
Марксизм непревзойдён. И не будет превзойдён!Олег Рейдман: «Основным работам Маркса более 150 лет. Сменились целые поколения его критиков, возникнут и сменятся другие, но только объект критики — великий и могучий Карл Маркс — будет достойно им противостоять всегда»
Доклад секретаря ЦК ПКРМ Олега Рейдмана на практической конференции, посвящённой 200-летию со дня рождения Карла Маркса

Публикуется в сокращении. С полным текстом доклада можно ознакомиться на сайте pcrm. md.

* * *
Сегодняшняя конференция посвящена событию, отстоящему от нашего времени на два века. Однако событие это, как и всё связанное с этой исторической личностью, не утрачивает актуальности и по сей день.

Интересен и важен не сам факт рождения в Германии, городе Трир, очередного младенца, важно, что этот младенец пришел в этот мир, чтобы стать гигантом, атлантом человеческой мысли, вооружившим человечество инструментом и методом познания и анализа сущности человеческих отношений, возникающих в процессе производства любых и всех благ, которыми пользуется и которыми живет все человечество. Всех благ, ради которых человек встает утром и идет продавать свой труд, свои знания, умения и навыки, всех благ, ради которых его заставляют воевать с таким же, как он сам, наемным работником или с тем, кто вдруг решил сам стать хозяином произведенных им благ.

200 лет назад родился Карл Маркс, человек, по имени которого названо целое течение человеческой мысли — марксизм! Мне, по крайней мере, не известно никакое иное, кроме марксизма, учение — естественное или общественно-политическое, теория — философская или инженерная, наука — об абстрактных или конкретных явлениях, по поводу которых споры не прекращаются веками.

Что сейчас с наследием Карла Маркса?

Интересный факт: почерк Маркса был неразборчив. Энгельс в конце жизни, когда уже ему стало понятно, что он довести публикацию наследия Маркса до конца не сможет, стал обучать чтению почерка Маркса Карла Каутского и Эдуарда Бернштейна. Тех самых, кого В. И. Ленин критиковал нещадно за непонимание революционной сути марксизма. После смерти Маркса его архив перешел к Энгельсу. Перед смертью Энгельс завещал архив Маркса и свой Бернштейну, который в последние годы жизни Энгельса стал его близким другом. Бернштейн завещал архив Немецкой социал-демократической партии.

Когда к власти в Германии пришел Гитлер, там начали сжигать и книги. Должны были добраться и до архива Маркса. Остававшиеся в Германии бумаги социал-демократы вывезли в Париж. Туда был направлен Николай Бухарин. С инструкцией от Сталина: если надо — заплатить за рукописи пусть даже 10 миллионов франков. Таким образом, самый богатый архив хранится и сегодня в Москве, в том числе черновик того самого «Капитала».

Но полного собрания сочинений Маркса нет до сих пор. Похоже, публикация полного собрания сочинений Маркса затянулась еще и потому, что даже самые погрузившиеся в «Капитал» исследователи до сих пор пытаются разобраться с ним.

Был ли сам Маркс богат, ведь он был доктором философии и мужем прекрасной и верной Жени фон Вестфален? Был он, скорее, беден, часто был должен знакомым, регулярно закладывал серебро своей аристократки-жены, а иногда и свою верхнюю одежду в ломбард. Основную материальную поддержку оказывал его друг Фридрих Энгельс — сын, а потом и сам владелец текстильного производства.

Работая над «Капиталом», Маркс постоянно жаловался друзьям, что титанический труд не окупит даже сигар, которые он при этом выкуривает. Так и случилось: первые пятьсот экземпляров разошлись с трудом. Только в Америке удалось продать пять тысяч пиратских копий, поскольку в рекламе говорилось: эта книга объясняет, откуда берется прибыль…

Марксизм не возник из ниоткуда

В возникновении этого учения в полной мере подтвердились слова В. И. Ленина: «Коммунистом стать можно только лишь тогда, когда обогатишь свою память знанием всех тех богатств, которые выработало человечество».

Созданное трудами Маркса и Энгельса учение, по выражению Ленина, отнюдь не стояло в стороне от столбовой дороги развития мировой цивилизации. Напротив, вся гениальность Маркса состоит именно в том, что он дал ответы на вопросы, которые передовая мысль человечества уже поставила. Его учение возникло как прямое и непосредственное продолжение учения величайших представителей философии, политической экономии и социализма. Оно является законным преемником всего лучшего, что создала человеческая мысль к XIX веке: немецкая классическая философия, английская политическая экономия и французский утопический социализм — таковы три источника, из которых вырос марксизм.
 
Но в процессе своего становления и развития марксизм дал совершенно новое, революционное решение тех вопросов, которые уже ставились человечеством до него.

Марксистское учение возникло как учение критическое в смысле критического осмысления всего предыдущего знания, выявления противоречий этого знания с окружающей действительностью, снятия этих противоречий на основе выводов, представляющих и составляющих новое знание.
 
Не фэнтези, но вдохновение для фантазии

Как пророчески говорил В. И. Ленин на третьем съезде комсомола, «если бы только изучение коммунизма заключалось в усвоении того, что изложено в коммунистических трудах, книжках и брошюрах, то тогда слишком легко мы могли бы получить коммунистических начетчиков или хвастунов, а это сплошь и рядом приносило бы нам вред и ущерб, так как эти люди, научившись и начитавшись того, что изложено в коммунистических книгах и брошюрах, оказались бы не умеющими соединить все эти знания и не сумели бы действовать так, как того действительно коммунизм требует. […] Еще более опасным было бы, если бы мы начали усваивать только коммунистические лозунги. […] Тогда наличие полумиллиона или миллиона людей, молодых юношей и девушек, которые после такого обучения коммунизму будут называть себя коммунистами, принесло бы только великий ущерб для дела коммунизма».

Все марксистские классические работы основаны на критике (в смысле аргументированной дискуссии). Поэтому величайшей ошибкой (а в смысле научном — преступлением против марксизма и его метода) явилась догматизация марксистских положений, создание «евангелий» из вырванных и приспособленных цитат, вырубание этих цитат на скрижалях политической практики и объявление ересью любого вывода, полученного умелым применением метода Маркса, очевидно соответствующего объективным процессам развития, но отличающегося от «священного» текста.

К сожалению, вся критика советского социализма со стороны перестройщиков, а затем и либеральствующих новоявленных экспертов и политологов свидетельствует об именно таком начетническом знании из коммунистической теории Маркса — Ленина. Заметьте, что «с ученым видом знатока» выступают эксперты-критики в возрасте, который позволил им получать в советских вузах хорошие и отличные оценки по диалектическому и историческому материализмам, политэкономии и научному коммунизму.

Более молодые, скачущие по различным современным краткосрочным курсам экономики и политологии, уже и не берутся за критику Маркса, так как не овладели даже соответствующей терминологией.

Между тем марксизм оказал настолько существенное влияние на новейшую историю человечества, что наметившееся в перестроечное время приспособленческое замалчивание этой темы совершенно неуместно.

Скучны ли работы Карла Маркса? Это, конечно, не фэнтези, но какие фантазии, какие мечты они в свое время породили! По ним жила добрая треть мира — это уже делает Маркса выдающимся мыслителем.

Конечно, витрина сегодняшнего лощеного западного капитализма — повышенное внимание к экологии, цифровая экономика и так далее — мало напоминает тот капитализм подворотен, капитализм на грязных мануфактурах, что описывал Маркс. Условия труда, социальная защищенность, бытовые удобства — совершенно иные. Но это и есть результат активных действий трудящихся, вдохновленных и нацеленных Марксом на преодоление противоречия между трудом и капиталом, между общественным способом производства и частным способом присвоения. Это и есть нисходящая траектория капитализма как общественной формации (не путать с уровнем экономики тех или иных стран). Именно это и было предсказано Марксом как объективный закон развития человеческого общества.

Как сообщает ряд СМИ, труд Маркса в связи с мировым финансовым и экономическим кризисом сейчас пользуется большой популярностью в Европе. Его перевели на 50 языков, а совокупный тираж составил около 50 млн, что для научной монографии беспрецедентно. Книга выдержала более 500 переизданий и продолжает печататься по сей день. Индекс цитирования «Капитала» зашкаливает, приближаясь, наверное, к индексу цитирования Библии. Труды Маркса входят в обязательные учебные программы российских, китайских, американских, французских, немецких и прочих вузов мира.

О социальных гарантиях — впервые

Маркс препарировал капитализм по косточкам. Он первым в мире выдвинул идею о том, что человек должен иметь какие-то минимальные социальные гарантии (пособие по болезни, по старости), что рабочий день не может превышать восемь часов в сутки. Он настаивал, что детский труд надо очень ограничивать, а рабочих массово учить грамоте.

Напомню: во времена Маркса люди в среднем вкалывали на фабриках по 12-15 часов, потом немного спали и опять выходили к станкам. При этом львиную долю создаваемой прибыли забирали, скажем так, организаторы бизнеса.

Прибавочная стоимость (сегодня ее называют добавленной стоимостью) изготовленного товара уходила к хозяевам чуть ли не всецело: пропорция примерно 8:1 немного изменилась в Европе и США только после Первой мировой войны и Великой Октябрьской социалистической революции в России.

Как ни крути, грозные события 1917 года в России заставили остальной мир задуматься о благе наемных работников. Плюс Первая мировая война, которая возникла не на пустом месте — в результате голода, безработицы и кризиса в Европе. Вторая корректировка этого распределения состоялась уже после Второй мировой войны, приближаясь к соотношению 50:50, хотя во времена Союза народу отдавали до 70–75 процентов этой прибавочной, или добавленной, стоимости.

Мало кто об этом говорит, но после Второй мировой войны, чтобы избежать социалистических преобразований в своих странах, Франция и Германия резко изменили шкалу перераспределения прибавочной стоимости между работником и работодателем — сделали ее 5:4 и даже 6:3.
 
Но сегодня большую часть суммы прибавочной стоимости, выделенной работникам, получают управленцы — «белые воротнички». Это относительно новое противоречие, возникшее в существующем способе производства. Чтобы понять теорию прибавочной (или, как теперь принято говорить, добавленной) стоимости, Карла Маркса изучают все экономисты мира. Это как открытие электричества в физике.

Таким образом, мы видим, что нисходящую линию развития капитализма как общественно-политической формации в результате активной позиции трудящихся ведут уже и сами капиталисты, и созданные ими государственные институты. У них, правда, другая цель — продлить собственное существование. Но направление развития, открытое К. Марксом в разделе своего учения об общественно-экономических формациях, сохраняется, и это объективно.

Факт есть факт: в настоящее время, впервые после войны, в той же Англии дети зарабатывают хуже родителей. А как стало не хватать денег на ипотеку, опять потянулись к Марксу.

Универсальный ключ к пониманию

Без марксизма невозможно понять многие современные социально-философские концепции, возникшие в ответ на вызов, брошенный марксизмом. Марксизм изучают в ведущих университетах мира. Неслучайно один из основателей теории постиндустриального общества Д. Белл сказал: «Все мы — постмарксисты».

К марксизму следует относиться, как и к любым другим учениям, непредвзято. Надо вернуть марксизм из постперестроечного забвения в историю человеческой мысли, перестав делать из него идола.

Интеллектуальное наследие Маркса состоит из трех составных частей. Это:

1) философская часть, которая включает в себя диалектический и исторический материализм;

2) экономическая часть — учение о прибавочной стоимости;

3) теория классового строения общества и неразрывно связанное с ним учение о классовой борьбе, которые должны привести через диктатуру пролетариата к принципиально новому бесклассовому обществу, основанному на общественной собственности на средства производства.
 
Причем каждая из последующих частей учения покоится на мощнейшем фундаменте предыдущей.

Диалектическая спираль развития

Перечислим главные положения марксистского учения.

Неоценимым вкладом в копилку знаний мировой философии стала разработка и последовательное применение Марксом диалектики Гегеля, очищенной от идеалистического наполнения, обращенной в диалектический материализм. (К сожалению, смерть помешала Марксу создать отдельную книгу, посвященную специально теории диалектического материализма, которую он собирался описать, но не успел.)

Диалектический материализм — это учение о законах развития (природы, человека и общества). Главный постулат: источником (движителем) развития являются противоречия, то есть развитие происходит из-за особого свойства, присущего материи. Свойства, которое можно условно назвать «потребностью преодолевать всевозможные противоречия». Именно из-за той решающей роли, которая отводится в рамках этой теории существованию противоречий и их преодолению, она и называется «диалектической» (диалектика — в переводе с греческого — это искусство спорить, то есть умение выявлять противоречия).

Диалектический материализм дает описание трех фундаментальных законов, в соответствии с которыми развитие осуществляется.

1) Закон единства и борьбы противоположностей. Он гласит: хотя противоположности, составляющие противоречие, и находятся в постоянной борьбе, ни одна из них не может полностью победить и вытеснить другую, ибо они обе — суть разные стороны одного и того же, и каждая из них может быть познана только через сопоставление с другой.

2) Закон перехода количественных изменений в качественные. Описывает, к чему ведет борьба противоположностей. Она приводит к накоплению в системе неких изменений, которые поначалу не меняют качество системы в целом, но в какой-то момент достигают некого критического порога — и тогда система скачком изменяет свое качество;

3) Закон отрицания отрицания объясняет нам, как именно система меняет свое качество за порогом количественных изменений. Она его меняет так: сначала система отрицает свое предшествующее состояние, а затем, на новом этапе, отрицает предыдущее отрицание, тем самым взяв всё лучшее как из первоначального состояния, так и из его противоположности. Изначальное состояние системы Маркс вслед за Гегелем называет «тезисом», первое отрицание — «антитезисом», ну а второе отрицание — «синтезом». Ясно, что этот самый синтез тут же становится тезисом для нового витка развития, и вся триада повторяется, разрешая новые противоречия.

Называется этот процесс «марксистская диалектическая спираль развития».

Исторический материализм

Если диалектический материализм — это теория развития как такового, то исторический материализм — это учение о развитии конкретного объекта, а именно человеческого общества.

Согласно историческому материализму, самое главное в любом обществе — это то, каким образом в нем производятся материальные блага. То есть какие в данном обществе действуют производительные силы и в каких производственных отношениях состоят люди, члены этого общества, в связи с использованием данных производительных сил.

В соответствии с учением Маркса, по своей роли в производственных отношениях люди делятся на два класса: класс трудящихся-производителей и класс собственников средств производства.

Таким образом, сама идея «класса эксплуататоров» принадлежит не Марксу, а русским народникам эпохи Чернышевского, весьма слабо знакомым с марксизмом. Даже сам Маркс признавал, что капиталист — это не просто паразит: именно от него зависит «нормальный характер, материальный характер условий труда», не говоря уже о роли капиталиста в перераспределении капитала в национальных и мировых масштабах.

Тут же в историческом материализме Маркс определяет такие понятия, как «базис» и «надстройка». Производительные силы непрерывно развиваются, и в какой-то момент надстройка (которая всегда так или иначе закрепляет существующие производственные отношения) становится тормозом экономического развития общества. В такие моменты происходит смена общественно-экономической формации, то есть смена устаревшей надстройки на новую.

Сам Маркс хотя и ввел понятие «формация», но не пытался придать истории жесткую схему, понимая, что у больших регионов есть особенности исторического развития, которые даже в теоретическом смысле нельзя сбрасывать со счетов.

Исторический материализм в том схематичном виде, в котором он давался в советских пособиях по общественным наукам, был создан вообще не Марксом, а Николаем Ивановичем Бухариным и его школой. Эти наработки просуществовали во всех учебниках и пособиях вплоть до конца 80-х годов ХХ века, конечно, без ссылок на репрессированного автора. О содержании и элементах этой схемы можно спорить и уточнять их бесконечно, но выводы Маркса о капиталистическом обществе настолько точны, что их невозможно отрицать. И именно эти выводы принципиально важны для современного марксизма.

По характеристике Ленина, «наиболее глубоким, всесторонним и детальным подтверждением и применением теории Маркса является его экономическое учение».

«Капитал»

Сто пятьдесят лет назад (чуть больше), в октябре 1867 года, из гамбургской типографии Отто Майснера вышла книга Карла Маркса «Капитал. Критика политической экономии». После смерти автора его друг и соратник Фридрих Энгельс издал рукописи еще двух томов «Капитала»: «Процесс обращения капитала» — в 1885 г., «Процесс капиталистического производства» — в 1894 году. Тогда никто не мог предсказать, что толстый том, набитый скучными рассуждениями по философии экономики, с более чем скромным тиражом в 1000 экз. вскоре перевернет весь мир.
 
На русском языке книга увидела свет в 1872 году, благодаря усилиям Г. Лопатина, И. Даниельсона. В России «Капитал» превратился в точку кристаллизации революционного и, прежде всего, рабочего движения.

Интересно, что царская цензура долгое время допускала книгу в печать без каких-либо купюр, так как труд был настолько сложен, что его считали недоступным для понимания масс. Тем более удивительно, что вчерашние крестьяне, только-только выучившиеся грамоте, упорно изучали «Капитал» даже тогда, когда простое его хранение превратилось в уголовную статью.

В обыденном сознании книга Маркса вызывает устойчивую ассоциацию: «Маркс классы выдумал». Однако, ассоциация эта — ложная. Теорию классов и классовой борьбы разработали французские буржуазные историки — Франсуа Гизо, Огюстен Тьерри и Франсуа Минье. Трудовую теорию стоимости создали английские экономисты Адам Смит и Дэвид Рикардо. Маркс лишь последовательно развил их, сняв многие противоречия, казавшиеся неразрешимыми, благодаря виртуозному применению передовой диалектической логики.

Новизна «Капитала» заключалась в четком обосновании неизбежности революционных изменений как объективного процесса движения «общественной материи» и в первую очередь — производительных сил общества. Маркс вывел и главное действующее лицо этих изменений — эксплуатируемый трудовой класс и, в реальности капитализма, класс пролетариата.

Критерии истины

Как известно, единственным критерием истины является практика. Применительно к научной теории — это ее предсказательная сила.
 
Анализируя движение капитала, его глобализацию за счет вскрытой природы его, как самовозрастающей стоимости, Маркс предсказал неизбежность глобальных войн.

Прогноз оказался пугающе прозорливым, хотя в 1860-х никто и подумать не мог о самой возможности мировой бойни. А за несколько лет до этого даже вышла книга, которая об¬основывала теоретическую невозможность глобального столкновения. Но реальность расставила точки над i: две мировые войны отгремели в течение всего тридцати одного года.

Хаотическая стихия рынка по Марксу неизбежно должна приводить к кризисам. Серия кризисов неизбежно результируется депрессией.
 
Объективное стремление к прибыли заставляет усиливать эксплуатацию, производство всё большей массы товаров с удержанием всё большей прибавочной стоимости (неоплаченного труда рабочего), что ведет к неспособности рабочих потреблять всю массу произведенного. Итог: кризис перепроизводства.

То, что Маркс обозначил термином «фиктивный капитал», — кредитные линии, облигации, кредитно-дефолтные свопы — купирует напряжение лишь временно, потому что в конечном итоге само становится товаром. Рано или поздно даже их становится невозможным потребить из-за падения покупательной способности общества. Мы имели «счастье» наблюдать верность прогнозов на примере Великой депрессии, катастрофы дот-комов и текущего кризиса, который тянется с 2008 года.

Маркс блестяще обосновал неизбежность стадии империализма— господства монополий.

Капитал — это самовозрастающая стоимость. Если в руках одного капиталиста он убывает, то в руках другого увеличивается посредством механизма свободной конкуренции. Это ведет к укрупнению бизнеса и созданию монополий, которые быстро срастаются с банковским капиталом, а затем с политикой, государственной властью. Надо отметить, что бородатый мудрец говорил об этом еще в 1848 году — за полвека до первого торжества глобализации.

Рост доходов при падении зарплат.

Капиталист — это покупатель способности к труду. Рабочий — продавец своей способности к труду. Объективная цель покупателя — купить дешевле. Рост производительности труда позволяет держать растущую армию резервной рабочей силы — лишние руки на производстве попросту делаются не нужны. В свою очередь, массовая безработица позволяет буржуазии постепенно снижать реальное содержание заработной платы. Что мы и видим теперь по всему миру, хотя в середине XIX века такой прогноз казался маловероятным.

Стимулирование спроса и ложные потребности.

Маркс писал, что потребитель неизбежно станет «изобретательным и расчетливым рабом нечеловечных, изощренных, неестественных и надуманных желаний». Необходимость продавать всё больше ведет к нарушению классической формулы «Спрос рождает предложение». Держатели предложений стимулируют спрос через рекламные кампании, создание модных трендов и фактора «морального устаревания» продуктов. Итогом становится выпуск всё большего количества товаров, которые практически ничем не отличаются от «вышедших из моды» и «морально устаревших», превращая рынок из средства удовлетворения потребностей общества в пузырь, надутый пустыми потребностями.

Примеры

В последние десятилетия увеличилась доля тех, кто находится в администрации и продает товар. Огромные расходы идут на проталкивание товара на рынок — маркетинговые мероприятия стоят кучу средств. Менеджеры получают чуть ли не самый жирный кусок пирога. А люди, которые непосредственно производят товар, соответственно, меньше.

Понадобилась дешевая рабочая сила. Азиатский или африканский рабочий может прожить в день на один доллар, а восточноевропейский, даже если очень постарается экономить на всем, — на 5–7 долларов. Поэтому массовые швейные производства перемещены в Китай. При этом менеджеры-управленцы и прочие «белые воротнички» этих фирм сидят в Америке и получают прекрасные зарплаты.

Вдумайтесь: США производят чуть более 20 процентов мирового ВВП, а потребляют, по разным оценкам, почти 70 процентов мирового потребления. То есть большую часть всей добавленной стоимости, созданной трудом всего мира. Несправедливо, но внутри страны недовольных не оказывается.

Сытый Запад должен сказать спасибо Карлу Марксу, который научил многих выстраивать смягченные отношения между хозяевами и работниками, и противоречия между трудом и капиталом из внутренних превращаются в межгосударственные.

Заслуги Маркса в этой сфере признают даже его идейные противники. Так, он впервые стал применять в экономических исследованиях данные статистики, впервые стал изучать экономические циклы в рамках целых структур, а не на примерах одного владельца. Он же впервые раскрыл тайну накопления капитала. Ни один из последующих экономистов не смог и не может обойтись без использования понятий, введенных Марксом.

Знание — противоречие — новое знание

Можно по-разному относиться к взглядам Маркса, но повторю главное: его анализ капитализма, товарного производства и рынка — и по сей день самый точный и убедительный.

Неслучайно в 1997 году уважаемый американский еженедельник New Yorker назвал Маркса мыслителем ХХ века. Для подкрепления верности своего заключения журнал процитировал слова одного из известных банкиров: мол, чем дольше я работаю на Уолл-стрит, тем яснее понимаю, что Маркс был прав.

«Капитал» и, шире, теория Маркса — это не догма и не набор интересных цитат разной степени актуальности. Это метод познания, не устаревший по сей день, более того, всё более ценный. Об этом необходимо помнить и сегодня, полтора века спустя, после первого издания книги, изменившей мир.

К сожалению, уже в конце 20-х годов прошлого века идеи Маркса, в том числе в области политэкономии, в советской стране были канонизированы в том виде, в каком они были изложены авторами столетие назад — на основе изучения капитализма через призму так называемой свободной конкуренции, давно к этому времени ушедшей в прошлое.

Вместо использования универсального марксовского метода для изучения, описания, корректировки и развития экономических процессов наши экономисты соревновались в том, кто лучше пристроит новую этикетку к старому платью, как будто главным является не платье, а именно этикетка.
 
Согласно диалектике Маркса, развитие общественной формации, в том числе социалистической, происходит в результате развития и снятия внутренних противоречий. Однако выявление и формулирование этих противоречий в странах социализма советского типа пребывало под идеологическим запретом, что, безусловно, тормозило само развитие.

Виноват в этом не Маркс, а способ применения его идей. В странах, где Маркс не превращен в икону, полит¬экономия успешно развивается, в том числе и в рамках марксизма. Другое дело, что некоторые его идейные выводы оказались недостаточными, но это судьба всех без исключения научных и философских теорий.

Любое знание вступает периодически в противоречие с окружающим миром и разрушает это противоречие путем добавления нового знания. Так и с марксизмом. Эта теория, как любое знание, не может и не является исключением: некоторые выводы из неё, соответствующие развитию домонополистического капитализма, входят в противоречия или недостаточны для описания и объяснения общественно-экономических процессов периода империализма или эпохи цифровой экономики и информационного века.

Но метод, разработанный Марксом, применим в том числе и к этому времени. От того, что сегодняшний токарный станок приводится в движение не ременной передачей, а стойкой числового программного управления, существо процесса не меняется: деталь получается из заготовки путем резания, независимо от того, применяют классический механический резец или лазерный луч.

В основе любой экономики лежит не Интернет, а материальное производство и производство услуг. Экономика существует вне зависимости от наличия или отсутствия Интернета, так же как Интернет не существует без производства электронных элементов и электронных систем, кабельного производства и производства коммуникационных устройств.

И все это не может существовать без общественно необходимого интереса и потребности отдельных людей, групп и классов, каждый из которых имеет характерные отличия по отношению к явлению под названием «цифровая услуга». Уже существует литература, которая как раз посвящена тому, как с помощью «Капитала» можно анализировать цифровую экономику и цифровую эпоху…

Творческое осмысление и применение

Уважаемые присутствующие, остался, кроме прочего, неосвещенным один вопрос. Есть ли у Маркса и марксизма настоящее и будущее? Каково наше, молдавских коммунистов, идейное и практическое отношение к марксистской науке?

Интересно высказался в свое время президент США Франклин Рузвельт. Когда его спросили по какому-то поводу, что делать с «Капиталом», он сказал: «Одним коммунистам мы эту умную книгу не отдадим».

«Я, вообще-то, бывший марксист, — признается глава «РОСНАНО» Анатолий Чубайс. — Я искренне бывший марксист. Я до сих пор считаю, что это, безусловно, один из величайших мыслителей не только XIX века, но и вообще за всю историю человечества. Он осуществил этот невероятный взлет, который, думаю, что просто ни один человек в истории не повторил в интеллектуальном смысле». «Надо сказать, что теория циклического развития капитализма, основы которой заложены Марксом, работает до сих пор. Это чистая правда», — отмечает Чубайс.

Но тут же либерал Чубайс, претендующий на высоколобие, демонстрирует свое пренебрежение и пошлость: «Привлекательность — совсем в другом. Она гораздо проще и примитивнее. Если взять всё это сложнейшее архитектурное сооружение под названием «Капитал» и перевести его не в марксовом виде, а в простом, человеческом, на простой язык, то это очень просто: бедные против богатых, грабь награбленное».

Он пугает собеседников сознательно. Бывший марксист Чубайс знает, что снятие противоречия между трудом и капиталом происходит не обязательно путем экспроприаций, а может быть осуществлено путем регулирования под общественным контролем распределения прибавочной стоимости. Путем лишения частной собственности возможности беспредельной эксплуатации путем присвоения большей части этой стоимости. То есть путем выстраивания производственных отношений и всей надстройки в виде социального государства.

А это уже относится к разделу политических программ партий, к их борьбе за поддержку избирателей в условиях парламентского государства. Это то, что лежит в основе политической программы Партии коммунистов Республики Молдова.

Молдавские коммунисты не против богатых, мы против бедности как явления и как следствия эксплуатации. Мы против либералистского и олигархического обмана. Это наша политика. Модернизация путем глубокого и равнодоступного образования и здравоохранения — вот наша политика. Политика ПКРМ — это не билборды и красивые фотографии. Это политика, основанная на творческом осмыслении и применении учения Маркса.

* * *
Можно сколько угодно исходить желчью по поводу наследия родившегося два века назад атланта общественной мысли. Можно злиться на его предвидения относительно смены капиталистической формации и бояться их. Но как нельзя остановить смену времени суток или времен года, так нельзя остановить реализацию этих предвидений.

Карлу Марксу двести лет. Его основным работам — чуть больше ста пятидесяти. За это время сменились целые поколения его критиков, они возникнут и сменятся еще не в одном поколении. Но только объект их критики — великий и могучий Карл Маркс — будет достойно им противостоять всегда.

COMUNIST.MDскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: