Война в прямом эфире
РУС. MOLD.
» » Война в прямом эфире

Война в прямом эфире

8-05-2018, 13:58
Просмотров: 56
  
Версия для печати   
Война в прямом эфире Чему научил кризис после атаки в Думе?
 
Несколько дней напряженности в ожидании американского удара по Сирии и возможного ответа со стороны России наверняка войдут в учебники новейшей истории. Пожалуй, со времен Карибского кризиса словосочетание «война с Россией» не звучало так часто и так угрожающе. Однако в результате жертв удалось избежать, и обе стороны остались «при своем». Вместо уничтожения противника на местности сегодня военные атакуют друг друга в информационном поле.

Новый формат войны

Военная операция русских в Сирии с самого начала широко освещалась в прессе. Причем информация поступала напрямую от высшего военного руководства. Минобороны России создали новую концепцию – война в режиме «он-лайн». Помимо ежедневных брифингов, в ходе которых генералы отчитывались о проделанной работе и отвечали на самые каверзные вопросы, российские военные сами публиковали видеосъемки и инфографику о проводимых операциях, как военных, так и гуманитарных.

Это привело к тому, что руководство Минобороны России стало куда более узнаваемо и цитируемо в прессе, чем их коллеги из других стран. Журналисты со всего мира называют генерала Конашенкова лучшим руководителем среди армейских пресс-служб.

Однако информационная открытость, которую стали демонстрировать российские военные, это не только жест доброй воли по отношению к прессе. Своими выступлениями российская армия завоевала солидные позиции в информационном пространстве и активно пользуется своим авторитетом. Регулярно публикуя сведения о разработке новейшего вооружения, проводя военные операции под видеосъемку, Россия имеет возможность демонстрировать силу, не применяя ее. Подогретые интересом к военной кампании в Сирии, журналисты, сами того не желая, зарабатывают очки для российской военной пропаганды. Можно сказать, что Москва наконец научилась играть по правилам информационной войны, и научилась неплохо.

Также посыл русских сводится к тому, что участие в очередной «гонке вооружений» больше ударит по НАТО и ЕС, чем по России. Делая упор на наступательные вооружения (которые Конашенков обещал продемонстрировать в ходе учений в августе), Россия ставит шах противоракетным базам, которые США расставляют в Европе по всей протяженности границ с Россией. Понятно, что затраты на их строительство и обслуживание больше, чем тратят русские на постоянные модернизации своих ракет. А среди европейцев растет скептическое отношение к избыточным военным затратам, особенно после того, как Вашингтон потребовал от европейских стран-членов НАТО отдавать больше денег в общий котел.

Химическая атака, информационная контратака

Новая стратегия российских военных прошла «боевое испытание» в ходе кризиса, который разразился между Москвой и Вашингтоном после известий о химической атаке в сирийской Думе. Вашингтон предсказуемо обвинил в этом Башара Асада, однако впервые высказал прямые угрозы и в адрес России. За твиттером американского президента, который стал главным ньюс-мейкером этих дней, с замиранием сердца наблюдал весь мир. Риторика войны между двумя ядерными державами не на шутку напугала многих.

Оппоненты Трампа из Москвы не стали медлить с ответом и пригрозили сбивать ракеты, выпущенные по Сирии, которая официально пригласила российских военных для защиты от ИГИЛ. Однако в рукаве у русских нашелся еще один козырь. Министерство обороны нашло и проинтервьюировало врачей, которые осматривали якобы пострадавших от хлора сирийцев. По словам медиков, съемка последствий химической атаки была постановочной провокацией. Также представители военных намекнули, что у них есть еще доказательства провокации и участия в ней Великобритании. После этого тон главного союзника США по сдерживанию России изменился – премьер Мэй выразила сомнения по поводу представленных Вашингтоном доказательств применения химического оружия.

Неизвестно, как проходили в Белом доме и в Вашингтоне обсуждения стратегии дальнейших действий, но воинственный пыл американского лидера явно поубавился. В результате удар все же был нанесен, но даже неспециалисту очевидно, что он не преследовал значительных целей. Напротив, он был рассчитан так, чтобы не навредить размещенным в Сирии российским силам, но так или иначе сохранить лицо, выполнив обещанное. А российские военные в очередной раз показали эффективность противоракетных комплексов собственного производства.
 
Выходит, что российская политика сдерживания, основанная на широкой огласке своих военных возможностей, приносит свои плоды.

Переговоры, а не угрозы

Помимо демонстрации военной мощи, Россия отчетливо демонстрирует готовность к переговорам и компромиссам. Также очевидно, что полное раскрытие всех карт говорит о намерении играть от обороны, а не атаковать. В этой связи поспешные выпады в адрес России со стороны США и опасные игры с ракетными ударами выглядят прискорбно. Вряд ли кто-то выиграет от очередного открытого противостояния в Сирии (кроме, разве что, Израиля, террористическое давление на который будет временно ослаблено). И еще глупее было бы думать, что после трех лет поддержки Асада Россия внезапно отступится от своего союзника.

Важно понимать, что высокая поддержка Владимира Путина со стороны населения обусловлена как военными успехами (и их широким обсуждениям в мировой  прессе), так и санкционной политикой и риторикой времен холодной войны, которые сплачивают россиян перед лицом Запада. От таких ударов Путин становится только сильнее. А значит, в ближайшие годы он не уйдет, и с ним придется договариваться.

Алексей Терентьевскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: