А был ли мальчик?
РУС. MOLD.
» » А был ли мальчик?

А был ли мальчик?

18-06-2018, 10:17
Просмотров: 245
  
Версия для печати   
А был ли мальчик?Реформа прокуратуры, проведённая властью, оказалась пшиком
 
Она не избавила учреждение от политического влияния и не обеспечила независимость прокуроров. Да и вообще, вызывает сомнение — а проводилась ли эта реформа, «а был ли мальчик»? Стало ли лучше, справедливее и безопаснее молдавскому народу?

Несите ваши денежки…

Денежки, надо сказать, были ухлопаны немалые. ЕС выделил для реформы юстиции в Молдове 60 миллионов евро, 13 из которых предназначались на реформу прокуратуры. Но власть по своей злокозненной привычке средства «распилила». Поскольку никакой реформы не хотела, существовавшее положение дел ее вполне устраивало.

Устраивало, что прокурорская корпорация построена по принципу организованной преступной группировки. Где занимаются не только заказными уголовными делами и преследованием политической оппозиции, но не брезгают и откровенной уголовщиной: контрабандой, наркотиками, отмыванием денег, рэкетом и т. д. Поскольку «замазанного» прокурора гораздо легче держать на крючке.

Делегация Европейского союза в Молдове вяло возмутилась: дескать, происходит нерациональное использование предоставляемой Европой финансовой помощи. Представительство ЕС пригрозило правительству, что «предоставленная ЕС финансовая помощь направлена на продвижение реформ в ключевых областях, однако ввиду отсутствия прогресса в реформировании прокуратуры финансовая поддержка может быть приостановлена».

Хотя, ежели рассуждать здраво, нужно не так много финансовых средств на реформу. Единственное, что нужно, — это желание, но именно оно и отсутствует, потому что Генеральная прокуратура стала перекрестком корыстных интересов — финансовых и личного порядка.

И все же следовало что-то делать, чтобы заткнуть рот Европе. Лучше всего — провести псевдореформу, дабы отвести глаза иностранным донорам.

Поднатужившись, родили

26 февраля 2016 года парламент утвердил в окончательном чтении Закон о прокуратуре, работа над которым велась около трех лет. Против проголосовали только депутаты Партии коммунистов. Социалисты улизнули из зала якобы в знак протеста, а на деле — дабы облегчить жизнь парламентскому большинству.

Тогдашний генеральный прокурор Корнелий Гурин (верный слуга режима, которого Филат называл «дубинкой Плахотнюка») тоже решил вовремя смыться: объявил, что подает в отставку и прекращает исполнение своих обязанностей с 1 марта. Типа после утверждения нового закона о реформировании прокуратуры необходимо «начинать изменения с верхушки этой структуры».

Додон — тогда еще лидер парламентской фракции Партии социалистов — беззастенчиво поставил уход Гурина себе в заслугу. Хотя никакой заслуги не было. Корнелий Гурин попросту замарался в многочисленных скандалах и погряз в требованиях об отставке, поэтому-то и предпочел добровольно соскочить.

Но, ясное дело, не для того в Гурина было инвестировано столько усилий и средств, чтобы он просто так ушел, а система была реформирована. Еще чего!

Следовало поставить во главу Генпрокуратуры человека, который будет предан своим работодателям не меньше, чем Гурин. И таковой, конечно же, сыскался (ищите и обрящете!). Исполняющим обязанности генерального прокурора стал Эдуард Харунжен. С перспективой дальнейшего служебного роста.

Президентский прокурор

В чем же суть так называемых реформ в прокурорском ведомстве? Самый важный пункт закона — новый способ назначения генерального прокурора. Если до сих пор он назначался парламентом по предложению его председателя сроком на пять лет, то теперь он должен назначаться президентом по предложению Высшего совета прокуроров сроком на семь лет.

Многие специалисты выступили с критикой новой процедуры, полагая, что срок мандата слишком долгий, а механизм назначения не может обеспечить независимость кандидатов и их свободу от политического влияния. Они призвали учитывать тот факт, что некоторые члены Высшего совета прокуроров, как, например, министр юстиции, являются политическими фигурами и будут включаться в его состав в силу занимаемой ими должности.

Но этим положением запудривались мозги Западу — как бы независимый прокурор назначается как бы независимым президентом. Избранным путем всеобщего голосования.

Дальнейшее для наших политических шулеров было плевым делом: для получения зависимого прокурора следовало всего лишь обзавестись зависимым президентом. «Всенародным», конечно. Коим впоследствии и стал Игорь Додон.

7 декабря 2016 года в результате сымитированного властями конкурса генеральным прокурором оказался Эдуард Харунжен. Спустя менее суток, в полдень 8 декабря, стало известно, что отставной президент Молдовы Николай Тимофти подписал указ о назначении Харунжена на должность, ибо Додон пока не принес президентскую присягу.

Сам «всенародный» уже тогда с ходу взялся за гужи «оппозиционера» и заявил, что оспорит результаты конкурса по избранию Эдуарда Харунжена. Что являлось откровенной ложью и попыткой ввести народ в заблуждение. Ибо Игорь Додон заранее знал, кто будет назначен генеральным прокурором.

Иначе зачем 25 ноября — уже после победы Додона на выборах, но до его вступления в должность — парламент (включая фракцию социалистов) проголосовал сразу в двух чтениях за проект поправок в Конституцию, касающихся назначения генпрокурора?

Поспешность, с которой «додонята» голосовали о возврате данного полномочия к президенту, доказывает, что «всенародный Афоня» напрямую помог Владимиру Плахотнюку поставить во главе Генеральной прокуратуры послушного человека.

Высшая судебная палата 30 марта 2017 года отклонила все иски о незаконности назначения Эдуарда Харунжена на должность генпрокурора. А Додон, вопреки своим обещаниям, ввел Харунжена в Совет безопасности при президенте.

Тащить и не пущать

Точно так же и остальные положения реформы лишь укрепили влияние правящей хунты на прокурорский цех. Многие прокуратуры (военная, транспортная, апелляционных палат) были упразднены, а другие объединены. Так, в столице прокуратуры секторов Центр, Ботаника, Буюканы, Рышкановка, Чеканы, а также муниципальная прокуратура превратились «несокрушимый бетон» прокуратуры муниципия Кишинева. С которой, понятно, управляться гораздо легче.

На всякий пожарный столичную прокуратуру возглавил Игорь Попа (ныне заместитель генпрокурора), который необычно быстро продвигался по карьерной лестнице и известен тем, что вел многие дела пропагандистского характера. В его адрес неоднократно выдвигались обвинения в политической ангажированности и выполнении заказов со стороны конкретных лиц.

Прокуратура Гагаузии, прокуратуры Комрата, Чадыр-Лунги и Вулканешт объединены в прокуратуру АТО Гагауз-Ери.

И сейчас прокуроров и заместителей прокурора Гагаузии Кишинев может назначать самостоятельно, без учета мнения главы прокуратуры автономии и Народного собрания. В результате порядок назначения прокурора, предусмотренный в Законе об особом статусе Гагаузии, нарушен. Закон же о прокуратуре — органический и не может нарушать положения Закона о специальном статусе.

Отдельным Законом о специализированных прокуратурах созданы новые структуры ведомства — прокуратура по борьбе с организованной преступностью и по особым делам, а также прокуратура по борьбе с коррупцией. Они наделены специальными полномочиями и процессуальной независимостью, а кроме того, получили отдельный бюджет. Управлять этими учреждениями будут генпрокурор и его заместители (Харужен + Попа, сиречь Плахотнюк в квадрате).

Тут даже бывший прокурор Кишинева Ион Дьяков — родной брат почетного председателя ДПМ — вынужден был признать, что «в нашем законодательстве нет такого юридического понятия (прокуратура по борьбе с коррупцией. — Прим. Е. Т.). Хочется быть оптимистом насчет того, что когда-то у нас будет профессиональная и независимая прокуратура, но — с ее нынешним составом — я не очень верю, что эти результаты придут скоро».

Далее — мелочи, дабы потешить грантодателей и создать у граждан иллюзию реформирования. У прокуроров отобрали униформу (теперь они ходят в мантиях, как, прости Господи, какие-то бакалавры), погоны и табельное оружие. Зато значительно и незамедлительно прибавили в зарплате, дабы компенсировать потерю.

Но все же будем реалистами: посредством липовой реформы Кишинев кое-как отчитался перед иностранным партнерами, выделившими миллионы на реформирование ОПГ (организованная преступная группировка) «Молдавская прокуратура». Однако прокуратура продолжает оставаться инструментом в руках правящих политиков, используемым для сведения счетов с неудобными противниками.

Евгений Таманцевскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: