Действовать во имя Молдовы (Часть I)
РУС. MOLD.
» » Действовать во имя Молдовы (Часть I)

Действовать во имя Молдовы (Часть I)

15-04-2016, 13:53
Просмотров: 468
  
Версия для печати   
Действовать во имя Молдовы (Часть I)Выступление председателя Партии коммунистов Республики Молдова Владимира Воронина на торжественном собрании, посвящённом 15-летию со дня прихода к власти ПКРМ


 
Дорогие соратники!

Мы собрались с вами сегодня, чтобы вместе отметить 15-ю годовщину с того дня, когда Партия коммунистов Республики Молдова, одержав убедительную Победу на парламентских выборах, приступила к руководству страной.


В этой связи позвольте от имени Центрального комитета поздравить всех присутствующих и в вашем лице всех тех, кто и в 2001-м, и в 2005 году впервые на постсоветском пространстве обеспечили нашу Победу.


Слов признательности заслуживают и те товарищи, которые, будучи избранными или назначенными на руководящие должности, приложили значительные усилия, чтобы оправдать доверие народа и партии. Таких людей много. Но следует отметить, что вся эта большая команда управленцев прошла хорошую школу в те годы, а потому их по праву можно считать «золотым» фондом страны, невзирая на то, в каких партиях и командах они сегодня пребывают. Главное — чтобы они преданно служили Молдове.


Товарищи! Давайте вспомним, в каких условиях в феврале 2001 года коммунисты пришли к власти. И что этому предшествовало.

 

Ответственность за управление страной


Начиная с 1999 года в Республике Молдова многократно говорилось о кризисе власти, который происходил на фоне ухудшающейся экономической ситуации. За этот период имели место два затяжных правительственных кризиса.

 

Сегодня, как и тогда, причиной кризиса является неумение руководить страной, объединить общество, а выход искали в изменении Конституции и формы правления.


ПКРМ и тогда, и сейчас считает, что парламентская форма правления является самой демократичной и более оптимальной для нашей страны. И в этом отношении партия всегда занимала четкую и последовательную позицию.

 

К счастью, тогда, в 2000 году, парламент ответил адекватно, провел конституционную реформу и провозгласил в стране переход к парламентской республике.


В досрочных парламентских выборах 2001 года участвовало 26 политформирований. И только три преодолели избирательный порог и были представлены в парламенте РМ XV созыва.


Из этих трех Партия коммунистов Республики Молдова набрала 50,7 процента. Из 101 депутатского мандата Партия коммунистов получила 71 мандат.


Молдова оказалась единственной европейской страной, где компартия стала правящей, придя к власти демократическим путем. Она также стала единственной из стран СНГ, где от полупрезидентской республики решились перейти к парламентской форме правления. Однако конституционная реформа 2000 года в Молдове отнюдь не сводилась лишь к изменению порядка выборов президента, как утверждают сегодня некоторые так называемые конституционные эксперты. Она имела комплексный характер.


ПКРМ, располагая конституционным большинством в парламенте, взяла на себя полную ответственность за управление страной, благодаря чему после апреля 2001 года в Молдове наступила политическая стабильность, а правительство получило возможность эффективно исполнять свои обязанности на протяжении всего периода пребывания ПКРМ во власти, вплоть до сентября 2009 года, то есть более 8 лет.


Следует также заметить, что конституционная реформа 2000 года, а также досрочные выборы 2001 года не были капризом какой-либо партии. Сама жизнь, экономическая и социальная обстановка в стране показали, что нужно менять форму правления и выбирать президента страны в парламенте. К 2009 году мы полагали, что вопрос, какая форма правления должна быть в Молдове, решен окончательно. Но вот месяц назад, уже в 2016 году, Конституционный суд вернулся к старому. И вновь страна ввергнута в непредсказуемость.


Интерес тех, кто методом политической коррупции захватил ныне власть в стране, состоит в том, чтобы переделать Конституцию под себя, под свои политические амбиции, для достижения единственной цели — удержать власть любой ценой.


Поскольку им не хватает голосов для избрания президента, аморфное парламентское большинство решило поиграть в демократию и либо изменить, либо принять новую Конституцию. А высказывания отдельных представителей нынешней власти настолько противоречивы, что создается впечатление, что они сами толком не знают, чего хотят.


Стабильность Конституции — важнейшее условие законности, устойчивости всей правовой системы и организации государственной власти. Это также гарант определенности в отношениях между личностью и государством. Вот почему, пребывая во власти, имея конституционное большинство, ПКРМ с особой осторожностью обращалась с Основным законом и не позволила изменить его под чьи бы то ни было интересы.

 

Закономерности и противоречия


25 февраля 2001 года — день Победы нашей партии на парламентских выборах — был моментом закономерным и в то же время наполненным противоречиями. Давайте взглянем и на эти закономерности, и на противоречия.


Несмотря на то, что со дня объявления независимости прошло 10 лет, в Молдове все еще шел процесс смены общественной формации. В этот процесс были вовлечены социальные группы как являющиеся сторонниками прежнего уклада жизни, так и ярые критики прежнего уклада. В свою очередь, эти две большие социальные группы делились на ряд подгрупп, различавшихся лишь мотивами своих предпочтений. И объединяло их сознание того, что наскоком этот процесс смены не преодолеть. Было понятно, что методы и средства, предпринятые властью независимой Молдовы за десять лет, разрушили Молдову как субъект хозяйства и как экономическую единицу. Отсутствие в практике тогдашней власти хоть какой-то последовательности, кроме следования внешним рекомендациям, отсутствие хоть примитивного проектного построения политических программ, существование клановости, кумовства, преступности, отнимающей то, что с большим трудом удавалось заработать или сохранить людьми, привело к сокрушительным для экономики страны результатам.


В первую очередь национальное хозяйство оказалось резко декапитализированным. Ясно, что весь национальный капитал в виде основных средств предприятий в условиях, когда он не функционирует, не приносит дохода, резко обесценился и представлял интерес только как недвижимость или территории, на которых эта недвижимость расположена.

 

Поэтому процесс разгосударствления, затеянный как политический процесс создания собственника, быстро лишил этого потенциального собственника и реальной части собственности, и дохода, ранее извлекаемого на собственности государственной. Предприятия продавались за цены в разы меньшие, чем запасы материалов и готовой продукции, сохранившиеся у них.

 

И все это происходило на глазах людей, которые годами проработали на этих предприятиях. Людей выталкивали на блошиные рынки или в «челноки» или вообще выбрасывали на обочину жизни.


Самый развитый в СССР агропромышленный сектор угробили после провозглашения программы «Пэмынт». Эта программа привела к полной декапитализации сельского хозяйства, утрате технологичности, внедрению крепостной зависимости крестьян от так называемых «лидеров». Сельское хозяйство не получало инвестиций, а потому перешло в основном на выращивание однолетних культур. Так, на селе формировался «реальный собственник». На полях вновь, как из фильмов про 30-е годы, появились конные плуги, а кое-где и соха, царапавшая богатейший молдавский чернозем.


Как следствие — внутреннему рынку не хватало продуктов собственного производства, а потому на него хлынул поток импортных товаров, забивая спрос, через который еле-еле дышало наше собственное производство потребительских товаров.


В этих условиях банки опасались кредитовать инвестиционные проекты, а потому кредиты становились все короче, ставки все выше, что в конечном счете приводило к росту цен. Зарплаты, пенсии платили натурой. Задолженность по оплате труда составляла от 8 до 16 месяцев.


Отсюда и пошли взаимные неплатежи. Расцвел бартер по ценам, неизвестно откуда взятым. Дошло до взаимозачетов, в том числе с государством, в том числе и по налогам. Страна, общество, нация находились на грани полного банкротства: общий внешний долг превышал 120 процентов валового внутреннего продукта, а государственный составлял около 80 процентов от валового внутреннего продукта. Угроза внешнего управления, утраты независимости была более чем реальной. Диктат Международного валютного фонда над правительством был практически абсолютным.


Все, что я перечислил, — это не вымысел, не художественная проза. Так было в конце 90-х — начале 2000-х.


Именно в этой ситуации, с этим «наследством», мы, коммунисты, вошли во власть в стране. А ведь, кроме перечисленного, над нами довлел еще один фактор. Пожалуй, самый главный. Да, мы были уверены, что победим 25 февраля. Но никто из нас не думал, что это будет такая убедительная победа и что на нашу партию ляжет вся ответственность за страну и народ. К тому же и команды профессионалов для решения таких сложных задач у нас не было. Во весь рост встал вопрос о методах, условиях и способах руководства страной и кому это доверить. Пришли в себя оппоненты и критики. Они оставляли ПКРМ во власти от трех до шести месяцев. Возможно, так бы и случилось, если бы коммунисты Молдовы принялись бы за дело, вооружившись догмами начала прошлого века, по-старому, по-советски. Нам хватило понятия, чтобы из всей прошлой советской практики сохранить только цели. В экономике целью стал проект устойчивого развития, роста государственных доходов и доходов граждан, участия государства в инвестициях, усовершенствования условий активной экономической деятельности граждан, мобилизации государственных ресурсов для инвестиций в здоровье нации, образование граждан, в науку и инновации.

 

Путь экономического и социального возрождения


Прежде всего, ПКРМ решительно взяла курс на демократизацию экономической жизни в смысле освобождения экономических агентов от чиновничьего произвола, зачастую подменяющего собой закон.


Вспомните. После 25 февраля в стране наступило оцепенение: все были в ожидании. Каковы будут наши первые шаги? С чего начнем? С кем будет Молдова? Каков будет персональный состав правительства и многое, многое другое?


Избиратели, которые голосовали за ПКРМ, были в ожидании перемен, незамедлительных мер по улучшению жизни.


Как я уже говорил ранее в одном из выступлений, «Молдова была похожа на дом, в котором горит все: и стены, и крыша, и окна, и двери, и полы». И надо было весь этот дом тушить. А потому особого выбора у нас не было. И мы начали тушить все одновременно.


Те, кто ожидал экономического апокалипсиса, политических расправ, возврата в прошлое, — просчитались.

Во-первых, ПКРМ не пошла по пути создания партийного правительства, состоящего из одних членов ПКРМ. Многие министры и чиновники прежнего правительства сохранили свои посты. Главным критерием назначения были их профессиональные качества.


Во-вторых, немедленно приступили к наведению порядка в финансовой сфере. Был установлен контроль над государственной казной. От финансовых потоков отлучены сомнительные личности и малопонятные субъекты, которые ранее распоряжались государственными средствами. Как только навели порядок, сразу нашлись деньги на выплату зарплат, пенсий, пособий, стипендий. Стали погашаться задолженности по социальным выплатам.

 

В-третьих, объявили беспощадную борьбу всему криминалитету и вскоре очистили страну от него.


В-четвертых, Молдова продолжила конструктивное сотрудничество с международными финансовыми организациями, однако отказалась от бездумного подчинения им. Одним словом, начали наводить во всем порядок, укреплять дисциплину и ответственность кадров за порученное дело.


А потому без преувеличения можно сказать, что в 2001 году Молдова впервые после объявления независимости стала на путь экономического и социального возрождения.


А настоящая, не декларативная демократизация всех сторон жизнедеятельности молдавского общества началась лишь со вступлением ПКРМ во власть — тогда, когда демагогия первых 10 лет независимости о демократии была заменена жизненной конкретикой.


Недостаточно соглашаться с классиками, что экономика является базисом всех общественных трансформаций, важно — и крайне сложно — это реализовать практически.


А потому ПКРМ решительно взяла курс на демократизацию экономической жизни, на защиту экономических агентов от произвола чиновников, от бесконечного их контроля и поборов, от неоправданного изменения норм и правил. На одной из встреч с представителями бизнеса в апреле 2002 года я им сказал, что «…люди, развивающие свое дело в нашей стране, при всех обстоятельствах…, — не меньшие, а порой и большие патриоты Молдовы, чем многие политики и функционеры разных партий и властных структур». Мы делали все, чтобы государство стало надежным партнером в отношениях с бизнес-структурами, чтобы принятые законы не препятствовали, а способствовали экономической активности.


На одном из заседаний правительства в 2004 году мною было сказано членам кабмина: «Не забывайте, что мы все существуем на средства налогоплательщиков. Наша генеральная функция — обеспечить им, а также всем гражданам квалифицированное оказание услуг по государственному управлению».


Такой подход, а также создание стабильных правил в работе экономических структур позволили в короткое время получить ощутимые результаты. Уже к концу 2002 года были полностью ликвидированы все задолженности по зарплатам и пенсиям, и приступили к индексации вкладов населения, замороженных в Сбербанке.


Налоги регулярно снижались, пока в 2007 году налог на прибыль предприятий не стал нулевым. Такая либеральная политика давала ожидаемые результаты. Например, рост поступлений в государственный и консолидированный бюджет в 2008 году превысил уровень 2000 года более чем в пять раз. А инвестиции возросли в 4 раза. И этот положительный перечень можно продолжить.


В практике управления экономикой коммунисты не стали проводниками давно отживших методов, но были последовательными в достижении цели — цели устойчивого экономического роста для пользы и благополучия своих граждан. Все ли получилось? Коммунисты никогда этого не утверждали. Были ли ошибки, промедления, бюрократические извращения? Были. И этого никто из коммунистов никогда не отрицал.


Стали ли люди, наши граждане, за время нахождения ПКРМ во власти жить лучше, увереннее, — любая статистика уровня жизни, а также международные оценки финансовой устойчивости, экономических свобод это решительно подтверждают. Заплачено ли за это ограничением прав и свобод, идеологическим насилием, искоренением инакомыслия, — ни в малейшей степени. Удовлетворяли ли общество темпы улучшения жизни, темпы развития, — нет. А где-то, может, прозвучала наша удовлетворенность этими темпами? Нет, никогда. Именно эта неудовлетворенность и принципиальная нацеленность на решение задач будущего времени, способность и желание смотреть вперед позволило ПКРМ найти верные инструменты решения острых, безотлагательных проблем.


Вспомните: мы отбросили либерально-монетаристские схемы и взяли на вооружение инструменты и стимулы расширения платежеспособного спроса — то есть намеренно повышали зарплаты, пенсии, стипендии, инвестиции в человека, в образование, в науку. При этом мы понимали, что мы не действуем по какой-то теории, что мы «говорим прозой».

 

Знаете, это, наверное, и было самым важным и самым фундаментальным изменением в характере политической обстановки. Согласитесь, до 2001 года в Молдове в значительной степени доминировала атмосфера нацеленности на некое прошлое — прошлое советского периода.

 

(Продолжение во 2-ой части)

скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: