О жизни всерьёз
РУС. MOLD.
» » О жизни всерьёз

О жизни всерьёз

24-07-2016, 13:29
Просмотров: 407
  
Версия для печати   
О жизни всерьёз…Для меня быть коммунистом означает в первую очередь не отрицать то хорошее, что сделали коммунисты начиная с 1917 года…

 

Ещё раз посмотрев на его утопающий в зелени фруктовых деревьев дом, я стал прикидывать, как я назову будущую статью.

 

Вспомнив, что полтора десятилетия назад о Василии Николаевиче Фолтя я написал небольшое интервью и назвал его «О жизни всерьёз», решил, что ничего более подходящего и на сей раз не придумаю.

 

Подполковником стал, а богатства не набрал


Мы познакомились при интересных обстоятельствах. Он узнал, что в селе Селиште живет собкор «Независимой Молдовы», и две недели возил меня по Кишиневу в поисках фальсифицированного шампанского с этикетками ниспоренского винзавода «Стругураш». Тогда я и узнал начальника экономической полиции Ниспорен, подполковника Владимира Николаевича Фолтя.

 

Детство его прошло в селе Чучулены Хынчештского района, где отец Николай, а особенно мать Надежда учили его честности, скромности и желанию помочь ближнему. В школе он был среди лучших, потому и избрали его секретарем школьной комсомольской организации.


— Село большое, комсомольская организация большая, ответственность огромная, — рассказывает сегодня Василий Николаевич. — Вместо того чтобы немного похулиганить, потому как возраст к этому тянул, нужно было на собраниях песочить хулиганов и двоечников. Но мне очень помогли наши школьные учителя, прекрасный педколлектив. И когда я пошел в армию служить, попал в артиллерийский полк в Венгрии, и меня тут же избрали секретарем комсомольской организации полка. Почему бы не отметить, что моя фотография постоянно была на стенде у знамени полка. Армейские начальники посоветовали: будешь на гражданке — иди в милицию. Там ты сможешь проявить свои способности. Так я и сделал, поступил в тогдашнюю школу офицеров милиции им. Ф. Э. Дзержинского в Кишиневе. А по окончании учебы меня направили на работу инспектором ОБХСС в город Чадыр-Лунга. Нынче этот регион называют Гагаузией, а ведь там живут и молдаване, и русские, и украинцы, и поляки, и ладили прекрасно все между собой. Моим наставником был начальник отдела милиции Георгий Васильевич Гимишлю, человек редкой честности и душевности. Уже в 1983 году меня перевели начальником ОБХСС в Ниспорены. Работал я там до самой пенсии, но был и перерыв в шесть с половиной лет, когда я, неся службу в МВД Молдовы, курировал экономическую полицию в нескольких районах.


В домашнем архиве Василия Николаевича хранятся грамоты, которые он получил за всё время службы.


— Я подсчитал, — говорит он, — что меня награждали 63 раза. От райотдела до МВД СССР. Внесли в Книгу почета республиканского министерства. А я, посвятив себя работе, закончил заочно юридический факультет Молдавского госуниверситета, успел закончить с отличием и высшую школу МВД СССР в Харькове. Может, потому и не успел разбогатеть, как это сегодня случается с теми, кто яростно борется с расхитителями государственной собственности и коррупцией. У многих из них рыльца в пушку!

 

Двухэтажный особняк… за двадцать леев


Эту хорошо заасфальтированную улицу почти на краю села Вэрзэрешты называют «улицей полицистов». Я спросил у Василия Николаевича: неужели все эти двухэтажные дома принадлежат полицейским?


— Не все, конечно, но многие из них, — ответил он. — А история такова. Когда в 1989 году В. Н. Воронина назначили министром внутренних дел республики, кадровые офицеры восприняли это с большим недоверием. Мол, что сможет сделать на нашем поприще бывший пекарь, даже если он перед этим руководил Унгенским райисполкомом и Бендерским горисполкомом? Многие ждали, что новая метла их выметет из хорошо отлаженной системы. А Владимир Николаевич никого не стал увольнять. Он подробно поинтересовался, как живут работники тогдашней милиции, есть ли у них хорошее жилье и места для детей в детских садах. Тогда он и выхлопотал для нас возможность получить до 50 тысяч рублей ссуды сроком на 25 лет и с двумя процентами годовых. Мы, конечно, боялись — суммы-то по тем временам астрономические. Я осмелился взять 20 тысяч. Тогда же Воронин позаботился, чтобы нам выделили хорошие участки для строительства, а тем, кто жил в многоэтажных домах, дали по шесть соток земли для садоводческих кооперативов. Я был еще достаточно молод, засучил рукава, а подумав, что семья может еще вырасти, чтобы не занять много места на маленьком участке, построил двухэтажный дом. Ну как тут не вкалывать и на работе с энтузиазмом? Но пришла «революция». Великий терминатор Мирча Друк с помощью нового парламента снял Воронина и в кресло министра посадил Иона Косташа, который, как кадровый военный, начал со строевых смотров и с чистки персонала, лишив работы лучших, самых опытных сотрудников. Если помните, долгие годы после этого мы назывались полицистами, а носили форму советской милиции. У кого были пятиконечные, у кого восьмиконечные звездочки. Пока не стал Воронин президентом и не переодел полицию в красивую и добротную форму. И зарплаты значительно повысил, что тоже способствовало улучшению работы. Потому во время президентства В. Н. Воронина не было боязни выходить по ночам на улицы наших сел и городов. Ну, а если вернуться к моей ссуде, то в 1992 году, когда на одну тысячу рублей пришелся один лей, и наши долги стали в тысячу раз меньше.


Служил в полиции В. Н. Фолтя до 2007 года. И сейчас вспоминает с уважением своих товарищей по Ниспоренскому райотделу полиции. Это В. Г. Стихий, М. Ф. Мариян, В. И. Балтага, начальники райотдела Ю. И. Богданов, Н. Н. Хоменко, Н. С. Сорич, С. Н. Чернецкий, Д. А. Пырлич. Не забыл и товарищей по службе в МВД — К. Л. Шальникова, В. Д. Катана, Д. И. Урсаки.


В центре Ниспорен есть памятник борцам за независимость республики в 1992 году. Василий Николаевич, тоже бывший комбатант, участвовал в боях в районе Григориополя. Четыре полицейских-ниспоренца сложили головы в той войне, сегодня так негромко называемой конфликтом. К этому памятнику В. Н. Фолтя приходит часто, приносит цветы и вспоминает ту довольно кровопролитную и совсем ненужную братоубийственную войну.

 

У настоящих коммунистов партийный стаж не прерывается


— В 1986 году я вступил в ряды КПСС, — рассказывает В. Н. Фолтя. — Потом, в связи с социальными переменами, деятельность партии была приостановлена. А когда была создана Партия коммунистов Молдовы, нам, полицейским, запретили заниматься политикой. Будто защищать интересы правящего класса — это не политика. Однако я был всегда рядом с коммунистами, не раз меня назначали наблюдателем от ПКРМ на избирательных участках. И как только это стало возможно, я вступил в ряды ПКРМ. Так что считаю, что мой стаж с 1986 года и до сих пор, как коммуниста в душе, не прерывался. Меня часто спрашивают, почему я не вступлю в другие партии, у которых власть. Или, к примеру, в Партию социалистов, которая уже взяла в руки нож и вилку и ждет начала деления пирога власти. Додон на днях даже «расстрелял» половину нынешнего парламента. Правда, пока руками Штефана чел Маре. А я своим оппонентам отвечаю: для меня быть коммунистом означает в первую очередь не отрицать то хорошее, что сделали коммунисты начиная с 1917 года. У меня было настоящее счастливое детство, я не ходил босоногим и не батрачил. Я учился в прекрасной школе и получил в хорошем университете юридическое образование.


В армии меня научили любить Родину и уважать людей всех национальностей и религий. Я внимательно изучил историю и знаю, что мы, молдаване, более близки к русским, чем к румынам, несмотря на разные языки. Штефан чел Маре был в родственных связях с русскими царями. И какой же он был брат валахам, если они вечно на него нападали, за что ему дважды пришлось сжечь Бухарест. Когда он говорил: «Будьте стражами границы, охраняйте эту землю», он имел в виду границу своей Молдовы, а не нынешней, сложенной из разных кусков, Румынии. И совсем не пойму, почему при правительстве Лянкэ нам любезно подали соглашение в ЕС… на английском языке. И кто знает, сколько при этом документе есть секретных приложений, которых мы никогда не увидим.

 

* * *

В эти жаркие июльские дни Василий Фолтя летит в Грецию, где живет и работает его дочь Тамара. Летит во второй раз и попросил дочку не покупать ему обратный билет, потому что он не уверен, что сможет долго побыть там и не сбежать.

 
— Знаешь, — говорит Василий Николаевич, — Я с собой, кроме гостинцев для своих близких, возьму пару кассет с записями парадов в Москве. Я как посмотрел в Афинах, что двое вояк в юбках и тапочках дефилируют перед зданием парламента, решил: приеду и покажу грекам, что такое военная выправка, настоящая форма и крепкая дисциплина. Я понимаю, что им сейчас трудно, в стране царит бедность, но ведь разленились греки, попав в Европейский союз, и разучились добывать себе хлеб. А молдаване, пережив тяжелые девяностые, вновь вернулись к земле, на деньги, заработанные за границей, купили хорошую сельхозтехнику, и жизнь налаживается. Только нет в этом никакой заслуги нашего парламента. И надо ли еще раз выбирать на целых четыре года сто ненасытных дармоедов?
 
Ион Мардарь
 
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: