Дом, который построил…
РУС. MOLD.
» » Дом, который построил…

Дом, который построил…

8-07-2017, 11:34
Просмотров: 7 898
  
Версия для печати   
Дом, который построил…Дела с жилищным строительством в Молдове обстоят и шатко, и валко.  В прямом смысле слова
 
С одной стороны, в Молдове всё меньше строят. Так, по данным Национального  бюро статистики, в 2016 году разрешений  на строительство выдали  на 15 процентов меньше, чем  в 2015-м. С другой — строительный бум, охвативший столицу, продолжается. Парадокс, однако…

Как водится, «советские оккупанты» оставили после себя «памятники оккупации», в том числе в жилищном комплексе. Благодаря крупномасштабному строительству 60–80-х годов были построены миллионы квадратных метров жилья, возникли новые микрорайоны, такие как Ботаника, Рышкановка, Скулянка в Кишиневе, БАМ — в Бельцах, Новые Сороки — на Днестре.

Благодаря этому строительству не только появлялись, но и удовлетворялись массовые потребности, которые ранее могли себе позволить лишь немногие. Развертывание массового жилищного строительства позволило снять критическую остроту жилищной проблемы.

Что нам стоит  дом построить?

Приобрести себе в наше время жилье может не каждый, вернее, редкий индивидуум — дорого. Чтобы купить в столице однокомнатную квартиру, придется выложить не менее 25 тысяч евро, что бы там ни говорила реклама.

Построить собственный дом? Строительство обходится примерно в 350 евро за квадратный метр. И это не считая стоимости самой земли. Так что построить дом могут только те, у кого денег много. А много их известно у кого.

Скажут, что можно взять кредит под строительство. Это так, но в любом кредите необходим первоначальный взнос, минимум 30 процентов (беспроцентные кредиты под строительство дают только «всенародно избранному» Додону в банке Плахотнюка). Выплата остатка с внушительными процентами тоже здорово облегчает карман.

Где нам стоит  дом построить?

Молдова находится в сейсмически опасной зоне, это знают все. Но есть и другие опасности — оползни, которые приносят даже больше ущерба, чем землетрясения, просадочные грунты, овраги, подземные воды и прочие природные «мины».

Кишинев относится к 7-балльной зоне сейсмической опасности. Но есть много участков, на которых нужно строить дома с учетом 8-балльного риска — улицы Албишоара, Букурешть, Бернардацци и ряд других.

В столице уже давно не осталось участков, пригодных для строительства, но это мало заботит чиновников, ответственных за выдачу авторизаций и получающих за это откаты. Кишиневское управление архитектуры, градостроительства и земельных отношений просто закрывает глаза, и в ход идут земли, которые раньше считались непригодными для строительства.

Распределение муниципальной земли в аренду или в собственность по закону должно осуществляться через аукцион. Но последний аукцион примэрия провела… аж в 2013 году, с тех пор легальный путь получения земли под застройку закрыт.

Правда, в прошлом году в примэрии разгорелся строительный скандал. Были задержаны вице-примар Влад Котец, заместитель начальника Главного управления архитектуры, градостроительства и земельных отношений Раду Блаж, Виталий Штирбу, главный инспектор Государственной строительной инспекции сектора Ботаника, и ряд других ответственных лиц. Но, думается, это не изменило коррупционной ситуации в целом.

Эх, Франсуа!

В XVII веке парижский архитектор Франсуа Мансар начал в обход закона о количестве этажей строить обитаемые помещения под стропилами крыш. Помещения эти в его честь и получили название мансард.

«Офранцузить» столицу Молдовы взялся «европейский» примар Дорин Киртоакэ, выдавший множество разрешений на устройство стройплощадок над головами жильцов последних этажей. Дескать, строительство мансард — спасение для дряхлеющего жилого фонда столицы. Строения, как правило, получались уродливыми и небезопасными для проживающих. Что и подтвердил пожар в мансарде на Ботанике в 2014 году, когда сгорело 28 квартир общей площадью 600 кв. м. По счастью, никто не пострадал.

Эксперты указывают на то, что мансарды построены с многочисленными нарушениями. Помимо этого, возникает немаловажный вопрос: сколько лет продержатся дома, над которыми надстраивали мансарды, если сами они уже достаточно ветхие?

Социальное жильё

С этим в Молдове полный облом. Нет, как заявляет нынешняя власть, такой проект вроде как существует, и проценты там заявлены более низкие. Однако его концепция — изначально очень закрытая. Чаще всего не известны народу и счастливчики, которым удалось попасть в эту программу. Напрашивается вывод, что это не реальная социальная программа, а политический пиар.

Даже если молодой семье как-то удастся попасть в эту программу, дело-то на том не заканчивается. Что есть молодая семья? Это двое взрослых, которые находятся в самом начале своей карьеры со средней зарплатой 3–5 тысяч леев. А еще у них могут быть маленькие дети. Это значит, что доходы семьи еще ниже, а расходы значительно больше. При таких доходах и сегодняшних ценах на недвижимость скопить на собственную квартиру для них нереально. Это сложно даже для тех, у кого есть свой бизнес, и доходы в несколько раз превышают средние показатели по стране.

Кроме того, до сих пор не решена проблема ветхого и аварийного жилья. Людей, проживающих в таких квартирах, рано или поздно государство должно обеспечить новой жилплощадью. А где ее взять, если власть больше озабочена «евроинтеграцией», «распилом» кредитов и системой парламентских выборов, нежели жилищным строительством?

Зато ее стараниями количество соискателей на социальное жилье в Молдове может уменьшиться почти в три раза. Министерство регионального развития и строительства намерено сократить число категорий граждан, претендующих на квадратные метры, с четырнадцати до пяти.

Многие западные страны готовы помогать нам финансово, давать деньги на эффективные социальные программы. Но нестабильность в стране, коррупция и личные интересы некоторых власть имущих перекрывают доступ этих денег к обычным людям.

Что получается — что обычным людям самое время подыскивать участки под землянки?..

Евгений Таманцевскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: