Знание — сила
РУС. MOLD.
» » Знание — сила

Знание — сила

9-05-2018, 08:57
Просмотров: 101
  
Версия для печати   
Знание — силаБивали мы фрица не только числом, но и умением…
 
Летом 1982-го я отдыхал в санатории «Победа», что под Хостой. Моя бабушка — Мария Георгиевна — на протяжении ряда лет занимала должность заместителя главного врача этой здравницы, и не воспользоваться таким везением было бы просто глупо. Поэтому я каждый июль летал с юга на юг, где к услугам тружеников были все условия для хорошего отдыха в его тогдашнем понимании: тёплое бирюзовое море, пряный запах субтропиков, курортные романы и дешёвый розовый портвейн…

Санаторий считался шахтерским, хоть и не был ведомственным. Просто большинство его путевок уходили в угледобывающие районы СССР — Донбасс, Воркуту, Кузбасс.

В этот свой приезд я и познакомился с дядей Степой, Степаном Ильичом, шахтером-пенсионером из Донецка… Фамилии его память, увы, не удержала, хотя я настойчиво провоцировал ее на воспоминания, а дешевенький блокнотик в переплете из серого коленкора, куда я записывал адреса и телефоны своих знакомых, затерялся где-то в прошлом.

Дядя Степа был фронтовиком и неплохим. О чем свидетельствовали две старые пулевые отметины на еще крепком загорелом теле и внушительная орденская планка, прикрепленная к полотняному пиджаку. Впрочем, пиджак Степан Ильич надевал всего два раза за курортный сезон — в дни приезда и отъезда из санатория.

В те дни людей, прошедших Великую Отечественную, в живых было не в пример больше, чем сейчас, так что дядя Степа не выглядел каким-то реликтом. Фронтовик и фронтовик — чего тут удивительного?

Несмотря на разницу в возрасте, дядя Степа нам нравился. Он на равных гонял с нами в футбол, любил, как он сам выражался, «пошалить на танцах», не прочь был опрокинуть рюмочку и охотно проводил время в нашей молодежной компании. С ровесниками ему было скучно.

Как и все фронтовики, дядя Степа не любил рассказывать о войне, за исключением курьезных случаев. Вроде того, как, изголодавшись, он попытался украсть в какой-то деревне поросенка, и за этим делом его застукал офицер СМЕРШа. Недолго думая, дядя Степа схватил поросенка за задние ноги, от души врезал им по физиономии особиста и задал стрекача. Особых последствий происшествие не имело. Командир спас от штрафбата, но вычеркнули дядю Степу из списка представленных к очередной награде.

Всё же несколько интересных историй от него услышать довелось. Одна из них накрепко врезалась в память…

Рассказ дяди Стёпы

В августе 1941-го нас послали заткнуть какую-то дыру в обороне в районе Кривого Рога. Задача была держать «до последней капли крови» единственную дорогу, которой могли воспользоваться немецкие танки. Танки остановить или умереть — благодать!

Роту пригнали на место, отгрузили чуть ли не целую «полуторку» противотанковых гранат. Штабные проинформировали, что танков завтра ожидается много, и уехали. По всем прикидкам жить нам оставалось меньше суток. Поскольку, кроме гранат, никаких других противотанковых средств не имелось.

Командир осмотрел местность и произнес:

— Стыдоба-стыдобушка, люди к нам в гости из самой Германии едут, а у нас дорога такая разбитая.
«Свихнулся, наверное, от страха», — подумали многие.

Командир продолжил:

— Всем вытряхнуть вещмешки и за мной.

Рота пошла к ближайшему от дороги холму шлака, привезенного с какой-то металлургической фабрики. Командир заставил набирать в мешки шлак и нести к насыпи. На саму дорогу шлак сыпали неравномерно, побольше туда, где дорога в горку шла.

— Чтоб им не скользко было, — бубнил командир.

Шлакозасыпка продолжалась очень долго, все мешки были изорваны в лохмотья, лопатки сточились до черенков. Засыпали чуть ли не два километра дороги. Народ был злой и усталый, а ведь еще окапываться полночи.

Утром дозорные подали сигнал: «Вижу танки». Сжимая свои почти бесполезные гранаты, мы знали, что жизнь закончилась. Наконец танки начали заходить на «благо¬ устроенную» дорогу…

…Третий танк в колонне потерял гусеницу первым, а через минуту эта эпидемия охватила остальные машины, числом восемь. Стоячий танк, если его не злить, штука неопасная.

Не совсем поняв, в чем дело, фрицы угробили и танк-эвакуатор. В пехоте у немцев дурных нет, вперед без танков не пойдут. Нашим на них с криком «За Сталина!» переть тоже нет резона.

Командир выполнил боевое задание остановить танки, послал связного найти хоть какое-то начальство и передать: «Задача выполнена. Потерь нет». В штабе полка были ошарашены, ведь сколько танков шло, а ни убитых, ни даже раненых с нашей стороны нет.

Вернувшийся связной принес из штаба хорошую новость: «Ночью можете отходить, сзади есть оборона. Будет возможность, прикроем артиллерией».

«Секрет» командира заключался в его образовании — он был техником по холодной обработке металлов. Никелевый шлак — отход металлургического процесса — страшный абразив, лишь немногим уступающий корунду. Никакие «пальцы» гусениц не выдержат издевательства такой гадостью, и (что особенно приятно в данном случае) гусеница приходит в негодность целиком, забирая с собой большую часть всего привода.
 
Так что бивали мы фрица не только числом, но и умением…

Евгений Марианскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: