Коммунизм — идея, которую нельзя уничтожить
РУС. MOLD.
» » Коммунизм — идея, которую нельзя уничтожить

Коммунизм — идея, которую нельзя уничтожить

30-06-2018, 13:04
Просмотров: 166
  
Версия для печати   
Коммунизм — идея, которую нельзя уничтожитьРассказывает ветеран ПКРМ Александр Комисаренко
 
Все преданные КПСС коммунисты тяжело переживали запрет партии. Но ещё в конце 80-х годов КПСС, которая была самой мощной партией в мире, стала разваливаться из-за предательства некоторых членов руководства ЦК КПСС. В Молдавии единственный человек из партийной верхушки, который, по моему мнению, никоим образом не предал идеи коммунистической партии — это Иван Иванович Бодюл. Этот человек очень много сделал для Молдавии, люди до сих пор вспоминают его с благодарностью. К сожалению, молодёжь всего этого не понимает.

Развал КПСС, да и СССР произошел, на мой взгляд, из-за того, что не соблюдался принцип «народ и партия едины». Партийные чиновники отдалились от народных масс. Власть уже не принадлежала народу. В итоге случилось то, что случилось.

Возрождение Партии коммунистов можно отнести к периоду, когда в Молдове было создано Интердвижение, выступающее за сохранение Советского Союза и за сохранение КПСС. Когда проводили референдум по сохранению СССР, народ сказал «да», а верхушка поступила по-своему. То есть к мнению народа не прислушивались ни тогда, ни тем более сейчас. «Интердвижение» было создано по инициативе Алексея Федоровича Конапелькина. Его супруга была у нас в Страшенах заместителем председателя райисполкома. Именно Конапелькин начал говорить о создании коммунистической партии нового типа.

В «Интердвижение» входили люди разных профессий и социального статуса, но большую его часть составляли люди, говорящие на русском языке, хотя было и немало молдаван. «Интер¬движение» в какой-то мере противостояло «Народному фронту», завоевавшему в начале 90-х годов симпатии у некоторой категории граждан. Когда «Интердвижение» и «Народный фронт» встретились на площади, между нами стояла полиция. Достаточно было с одной или с другой стороны сделать хотя бы полшага, было бы кровопролитие. Надо отдать должное стражам правопорядка, они сдержали напор обеих сторон. Я находился в первых рядах, видел, как с противоположной стороны националисты уже повытаскивали холодное оружие. После этого столкновения многие из нас пришли к выводу, что движение в таком виде, в каком оно было, ни к чему хорошему не приведет. Надо было действовать более организованно. Создавать новую партию.

Сначала нас было десять человек, потом двадцать, пятьдесят… Вместе с нами работал и страшенский первый секретарь Георгий Филаретович Антон — человек, преданный партии.

Его партийный опыт был очень полезен, особенно в той части, что он знал всех членов ЦК, которые могли официально распустить старую партию. Я тогда сказал ему, что немного силен в теории, но не владею технологиями организации партий. Но я могу помочь другим образом. С этого началось движение по созданию партии в Страшенском районе.

Парадокс заключается в том, что именно в центре Молдовы, где было велико влияние «Народного фронта», в Страшенах, Новых Аненах, где жили братья Георгия Филаретовича, еще нескольких населенных пунктах начала зарождаться идея создания новой партии. В Кишиневе же тогда такой активности не наблюдалось.

Движение по возрождению партии было разрознено, его надо было сплотить. Тогда я предложил обратиться к членам последнего ЦК Молдавии. Последним, кто занимал должность первого секретаря Коммунистической Партии Молдавской ССР (февраль — август 1991–го), был Григорий Еремей, который, казалось, гордился тем, что при нем развалилась партия. Мы с Антоном ему позвонили, договорились о встрече, но он вел себя неуверенно, как будто чего-то боялся. Я тогда ему в глаза сказал, что он трус. Его кандидатура никак не подходила.

В актовом зале строительного предприятия на Рышкановке собрались коммунисты и члены ЦК КПСС, где было вынесено решение о закрытии КП Молдавии. Вторым вопросом был вопрос о создании новой партии. Но желающих ее возглавить не было. И тогда Конапелькин предложил рассмотреть в рабочем порядке кандидатуру Владимира Воронина. И мы за него проголосовали большинством голосов.

Владимир Николаевич Воронин тогда сказал: «Раз вы меня избрали, тогда не обижайтесь на мои требования, которые будут предъявляться при организации партии». Я тогда отметил, что его позиция соответствует моему духу и характеру.

С Владимиром Ворониным я знаком еще с тех времен, как он выдвигался депутатом Верховного Совета СССР. Еще тогда оценил его волевой характер и подумал, что этот человек должен быть вожаком. Но тогда я даже не предполагал, что он когда-то возглавит молдавских коммунистов, в те годы еще действовала КПСС. Но в будущем оказалось, что мои слова и мысли оправдались. Чтобы создать партию масштаба любого государства, нужна колоссальная энергия. Это не каждому доступно и позволено.

Первого секретаря мы выбрали, но перед нами оставался открытым важный вопрос: как назвать партию? КП Молдовы — не подходит. Мы прекрасно понимали, что Молдова, хотим мы того или нет, разделена на три части, две из которых — Приднестровье и Гагаузия. Нужно было их объединять. Предложений по названию было много. Предлагалось назвать новую партию Социалистической партией, Новой левой партией и т. д. Но для большинства товарищей было принципиально важно, чтобы в названии было слово «коммунизм». В итоге сошлись на том, что это будет Партия коммунистов Республики Молдова.

Мы тогда предполагали, что это название не понравится Европе. Но сошлись во мнении, что мы не должны думать о том, что о нас скажут на Западе, мы должны думать о том, что бы о нас сказали Маркс и Ленин. Можно что угодно говорить о коммунистах, но все должны согласиться с тем фактом, что коммунистическое движение — единственное в мире, которое живет и развивается, а в некоторых странах и руководит. По своей сущности, по своей идейности партия, основанная на принципах коммунизма, никогда не погибнет. Физически можно уничтожить любого человека, но идею убить нельзя.

Когда был обозначен партийный актив, когда у партии появилось новое имя, началась кропотливая организационная работа по восстановлению партийных рядов. Необходимо было возродить районные организации, нужны были надежные, преданные люди. В районах, где находился сильный лидер, как, например, в Новых Аненах, Страшенах, Яловенах, РК были созданы в течение двух-трех месяцев. Но в течение нескольких лет, партийные организации работали по всей Молдове.

Была и первая учредительная конференция Партии коммунистов РМ, и первый съезд ПКРМ, не похожий на другие. Нужно было утвердить Устав партии с учетом изменения социально-политической ситуации. Тогда впервые на партийном форуме мы заговорили о частной собственности и отношении к ней. По этому поводу тоже было немало споров.

Еще в период движения по восстановлению Партии коммунистов и в первый год ее создания я видел, как оживились люди. Конечно, многим не нравилось, что коммунисты снова в строю, нам еще долго вставляли палки в колеса и продолжают это делать сейчас.

Я вступил в КПСС, когда я служил в армии. Я был молод, но прекрасно отдавал себе отчет в том, что совершаю важный и ответственный шаг. И я никогда не жалел об этом. Сейчас не все люди понимают позицию Партии коммунистов. В то же время я отмечаю, что в ПКРМ вступают добровольно, для этого люди должны признавать Устав и Программу партии. И в то же время мы уважаем позицию беспартийных. Кстати, когда ПКРМ была у власти, многие высокопоставленные должности занимали беспартийные или люди из других партий. При нас всегда ценился профессионализм, чего сейчас не наблюдается.

На данном этапе развития ПКРМ должна сохранить свою активность, и сделать это можно при максимальной поддержке молодого крыла партии, в том числе и студенческой молодежи. У нас есть молодые активные коммунисты, и им надо предоставлять больше свободы действий.

Подготовила Анна Ветроваскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: