Что отмечают молдаване 7 апреля — день «человека-государства»?
РУС. MOLD.
» » » Что отмечают молдаване 7 апреля — день «человека-государства»?

Что отмечают молдаване 7 апреля — день «человека-государства»?

12-04-2016, 20:02
Просмотров: 880
  
Версия для печати   
Что отмечают молдаване 7 апреля — день «человека-государства»?Призыв к объективности и честности (Анализ)
В том, что изложено ниже, я исхожу, в том числе и из собственного опыта, полученного 21, 22 декабря 1989 года, включая то, что вслед за этими днями последовало — то есть, до и после свержения диктаторского коммунистического режима Николае Чаушеску.

Тогда инстинктивно и из импульсивности человека, не наученного участию в революциях, я пришел в центр Бухареста, желая быть причастным к уничтожению деспотичного режима. Я в самом деле считал себя революционером. Но это продлилось до второй половины 22 декабря — тогда я понял, что Секуритатя и коммунистическая номенклатура из второго эшелона осуществляет государственный переворот, и по этой причине я скандировал «Долой Иона Илиеску», превратившись в оппозиционера новой власти — неокоммунистической.

 

Убежден, что в Республике Молдова спонтанными выходами на демонстрации против советской коммунистической власти были только те, что происходили до 1991 года. Как и в Румынии, независимость Республики Молдова администрировалась теми же прежними коммунистическими и КГБ-истскими структурами. Со всеми лживыми проевропейскими или прорумынскими слоганами некоторых из лидеров Республика Молдова застыла в том же администрировании, что и после 1991 года. События от 7 апреля 2009 года замышлялись некоторыми теневыми умельцами, как схожие с теми, что имели место 21-22 декабря 1989-го в Румынии, вот только получилось у них лишь их карикатурное подобие.


Румынские «ожидания»

«Наши службы вбухали уйму денег в революцию от 7 апреля, чтобы, в результате, прорумыны объявили себя молдаванами и государственный язык остался тем же, молдавским»,— отмечает румынский историк Ионуц Цене. Читая эти его слова, вспоминаю, что многочисленные румынские журналисты и телеоператоры не сразу вернулись в Румынию, после выборов от 5 апреля, на следующий день, когда уже было известно, что ПКРМ выиграла выборы, а продление их командировки в Кишинев, с точки зрения здравого смысла и, исходя из перспективы определенных вроде бы неоправданных расходов на проживание, очевидно, имело под собой получение дополнительных выгод. Они как будто ожидали чего-то, будто бы были проинформированы, что должно последовать что-то особенное, и их ожидания «были вознаграждены» 7 апреля.


Новости и видеосюжеты, переданные румынскими журналистами телеканалам Румынии, создавали впечатление, что ориентировались они или копировали под кальку события 21-22 декабря 1989 года, произошедшие в Бухаресте. Журналистский бред дошел до того, что говорилось даже о неком вертолете, который должен эвакуировать президента Воронина из здания президентской администрации, так же как это произошло с Чаушеску 22 декабря 1989-го; говорилось о погибших 1, 2, 3, 4 протестующих и т.п. Ясно, что подобный апокалипсический сценарий прекрасно подходил кое-кому в Румынии.


В этой связи следует обозначить и тот факт, что «активная» часть протестующих не относилась к категории «ангелов». Были хорошо подготовленные и скоординированные группы, задача которых заключалась в том, чтобы атаковать силы правопорядка, спровоцировать их на жестокие действия против манифестантов, вовлечь в это и других протестующих; все перечисленное — с целью создания состояния конфликта.


Когда по телефону со мной связались из одного из бухарестских телеканалов для комментария в прямом эфире, помню, я говорил о попытке государственного переворота и о том, что так называемым революционерам нужен хотя бы один погибший — или двое-трое, — чтобы инициаторы конфликта могли прикрыться ореолом революционеров. В драматичном финале они получили несчастного Валерия Бобок, который, вероятно, и после смерти, горько сожалеет, что заплутал в столь поздний час и стал бессмысленной жертвой трагического сценария.


Антикоммунистическая победа посредством фальсификаций

ПКРМ, начиная с 1998 года, всегда была партией, получавшей большинство на выборах в Республике Молдова. ПКРМ победила демократическим путем и на выборах в 2001-м, и в 2005-м годах. На выборах, состоявшихся 5 апреля 2009 года, со всей мощно поддержанной с Запада пропагандой против Воронина и против ПКРМ, коммунисты выиграли с 60 мандатами депутатов парламента. Хотя существуют обоснованные подозрения, что именно у коммунистов были украдены дополнительные мандаты, именно их же и обвинили в фальсификации выборов. После того как нынешние правители пришли к власти, они не представили абсолютно ни одного доказательства, которое могло бы свидетельствовать, что ПКРМ сфальсифицировала выборы от 5 апреля. И это при том, что те, кто пришел во власть после коммунистов, были крайне заинтересованы в обнародовании таких доказательств. Этого не произошло, поскольку именно они стали теми, кому удалось подчинить себе контроль над подсчетом голосов во время последовавших парламентских выборов — в 2009-м и в 2010-м годах.

 

Таким образом, до 2009 года в Республике Молдова было законным образом избранное мажоритарное правление ПКРМ. Начиная с 2009 года и до сих пор, после четырех парламентских выборов, в том числе дважды — досрочных, ни одна партия — ни с левого фланга, ни с правого,— из тех, что выступали против коммунистического правления в течение 8 лет, не смогла получить большинство на парламентских выборах. Последствия этого политического бессилия «антикоммунистов» крайне болезненно ощущает все население страны в течение последних шести лет.


Заявляю с полной убежденностью, что 7 апреля 2009 года мы присутствовали при насильственном начале государственного переворота, который завершился… электоральным путем на выборах 2010 года, когда новые правители того периода и, частично, нынешнего «окончательно победили» коммунистов, применив фальсификацию избирательного процесса при «содействии Запада». Как бы ни относились к этому участники тех событий, во имя истины мы вынуждены констатировать, что 7 апреля 2009 года ни какой революции в Кишиневе не было. Было хорошо контролируемое теневыми инициаторами насильственное восстание, с привлечением молодежи и других участников, которыми умело манипулировали и которых заблаговременно стимулировали к готовящимся протестам.


В организацию и осуществление событий от 7 апреля 2009 года были вовлечены абсолютно все политические лидеры, пришедшие впоследствии к власти, несколько непарламентских политических «боковых игроков» и некоторые лидеры ПКРМ. Единственным, кто не участвовал в организации этих событий, был, разумеется, Владимир Воронин. Вся агрессия, в действительности, была направлена против Воронина, не обязательно, что и против ПКРМ. К великому разочарованию некоторых организаторов, Воронин правильно управлял ситуацией, и уступил власть демократически, конституционно, даже если это и вызвало недовольство ряда представителей его окружения.


Последующее уничтожение ПКРМ произошло по желанию Владимира Плахотнюка, продемонстрировавшего в течение дальнейшего периода — и мы убеждаемся в этом и сегодня, — что добивается абсолютной власти в Республике Молдова, и даже обладает ею сейчас, а тот факт, что Воронин не отошел от руководства ПКРМ представляет для Плахотнюка реальную политическую угрозу.


Переход власти

Невозможно себе представить, что Воронин мог приказать полицейским истязать тех, кто был задержан во время беспорядков и после их окончания. Тут может идти речь, просто-напросто, о преступном превышении рвения со стороны некоторых, являвшихся частью системы, которую они не желали покинуть насильно. Это же можно сказать и в случае с подлыми судьями, выносившими обвинительные приговоры манифестантам в полицейских комиссариатах.


Никто из правителей не сдает власть добровольно, если они мотивированы тем или иным образом. И здесь я предлагаю сравнить действия ПКРМ, правившей до 2009 года, и коалиции — после 2009-го. И до, и после выборов от 5 апреля 2009 года Владимир Воронин осознавал, что существует внутренний и внешний заговор с целью отстранения его от власти. То, как он повел себя после выборов, и уход с поста главы государства, как только истек срок его полномочий, хотя Конституция позволяла ему исполнять обязанности до избрания следующего президента, свидетельствуют о том, что он правильно оценил сложившуюся на то время конъюнктуру.


Более того, если бы он был движим диктаторскими инстинктами, мог бы свободно оставаться во власти с теми 60-ю мандатами, полученными после выборов от 5 апреля, и сделал бы столько же или намного больше, чем сделали те, кто правил после 2009-го, обладавшие всего лишь мажоритарной численностью в 51-52 мандата. Предлогом могли послужить сами события 7 апреля 2009 года. Воронин ушел, так как понимал, что помимо направленного против него заговора, существовали и группы предателей в его же партии, что подтвердилось впоследствии.


И если Воронин правильно оценивал события от 7 апреля, то совсем иначе произошло в случае с представителями системы, речь идет о СИБ, возглавляемой в то время Артуром Решетниковым, МВД и о судьях, причастных к вынесению приговоров в комиссариатах полиции. Если Воронин принял решение уйти из власти, то представители системы прибегли к насилию и злоупотреблениям из страха остаться без должностей — я бы сказал, животного страха палачей, глупого и параноидального.


Палачи «от 7 апреля» на службе сегодняшних антикоммунистов и правителей

Тут возникает парадокс!«Революционная легитимность» протестов от 7 апреля возникла не столько в виду численности протестующих, не из-за разгрома государственных учреждений, сколько из-за жестокого обращения и незаконных приговоров в полицейских комиссариатах, и попутно — из-за гибели Валерия Бобок. В этой связи все совершенные злоупотребления послужи пакетом услуг, исключительно благоприятным для тех, кто пришел к власти после 2009 года.


В этой конъюнктуре люди должны понимать, что таковы секреты, из-за которых никто из палачей, прокуроров и судей тех, кто был незаконно арестован, не был наказан.Более того, в течение последних 6 лет многие из палачей, прокуроров и судей, усмирявших арестованных манифестантов, были повышены в должностях. Также в этой конъюнктуре люди должны понимать, почему те, кто правит страной после 2009 года, не желают, чтобы стала известна правда о 7 апреля, почему, сформированная комиссия по расследованию тех событий не дала никакого ответа, и почему бывший ее председатель Виталий Нагачевский был «приватизирован» в качестве адвоката Владимиром Плахотнюком — нынешним хозяином Республики Молдова. В то же время не стоит забывать, что бывший коммунист и нынешний демократ Мариан Лупу и сегодня ничего не говорит о том, как и почему уничтожил 7 апреля 2009 года Декларацию о независимости Республики Молдова.

 

Тогда, в 2009 году Воронин мирно и конституционно отказался от власти, но составные части соответствующей системы оказали силовое сопротивление, но не по приказу Воронина. Тем не менее, коммунистическое правление и все его структуры вынуждены были отказаться от власти и должностей. Однако наибольшее число экспонентов коммунистической системы правления присоединились к новой власти, главным образом — к Демократической партии.


Апогей событий от 7 апреля: Плахотнюк — сильнее и богаче чем Республика Молдова

Сегодня, в 2016 году, когда нынешние правители не обладают какой бы то ни было легитимностью, после того как довели страну до катастрофы, а большинство населения желает их массового ухода из власти, мы констатируем, что воле большинства народа противостоит диктаторское отношение одного единственного человека — Владимира Плахотнюка, который хозяйничает в Республике Молдова так же, как Ким Чен Ын в Северной Корее.

Хотя он мог это сделать, поскольку обладал легитимностью и поддержкой большинства народа, Воронин не остался во власти только чтобы его не обвинили в антиконституционных злоупотреблениях.


Несмотря на то, что не занимает какой-либо официальной должности в государстве, Плахотнюк подчинил себе эту страну, превратив ее в мафиозный штаб, враждебный всем европейским ценностям, принципам и нормам закона.

 

Таким образом, констатируем, что Воронин и ПКРМ, обладая легитимностью, не сделали государство собственным заложником, а итогом 7 апреля 2009 года стала мафиотизация государства, подвергшегося олигархическому захвату Плахотнюком.


Сейчас нам остается лишь сравнить законный порядок отказа Воронина от власти, включая сюда даже агрессивное сопротивление со стороны СИБ и МВД 7 апреля 2009 года, с мафиозной и противозаконной системой, возглавляемой Плахотнюком, который и не думает отказываться от абсолютного контроля над Республикой Молдова. В отличие от Воронина, Плахотнюк незаконно управляет всем государством, владеет собственными военизированными структурами, обеспечивающими ему защиту, сопротивление и ответные действия, лично руководит из тени службами безопасности, органами права, следственными и репрессивными структурами государства, обладает абсолютным медийным контролем над всей страной, и может с легкостью устранить любого оппонента, который бы угрожал его позиции абсолютного диктатора. Некоторые компоненты коммунистических структур яростно сопротивлялись лишь короткое время, тогда как мафиозные структуры нынешней власти, подчиненной олигарху, враждебны всему народу, а не какой-нибудь группе протестующих. В чьем лагере находятся самые большие преступники? Злонамеренные и жестокие компоненты коммунистического правления противились попытке государственного переворота, тогда как нынешние разрушили и окончательно дискредитировали всю страну.


Во времена коммунистического правления, чтобы демонизировать его, говорилось, что ни один лист на деревьях не шевелится в Республике Молдова без того, чтобы об этом знал Воронин. Сегодня мы можем сказать, что даже дыхание каждого из молдаван подвергается мониторингу совершеннейших технологий прослушивания и записывания, внедренных Плахотнюком. Кажется, не являются фольклором и утверждения, что олигарх выставил на посмешище Республику Молдова не только тем, что мафиотизировал его, но и тем, что сделал государственные структуры слабее собственных частных структур — речь идет о службах информации и безопасности, контроля и подавления противников, — и не в последнюю очередь тем, что он, Плахотнюк богаче и сильнее государства Республика Молдова.

 

Об этом мечтали молодые люди, которых использовали 7 апреля 2009 года? Разве не правда, что молодежь в Республике Молдова обречена быть похожей на тех, кто вводит ее в заблуждение? И как нам быть с «незапятнанной молодежью», которая поддерживает Плахотнюка? Принадлежит ли она нынешней реальности или родилась уже мертвой в неком закатившемся давно мире?


Что известно молдаванам о 7 апреля, и чем они занимаются в этот день?

Для подавляющего числа молдаван 7 апреля не означает ничего. Многие испытывают в этот день сожаление, ностальгию по стабильности времен правления коммунистов, противопоставленных великому проевропейскому фарсу последних 6 лет, после грабежей в национальном масштабе и беспрецедентного обнищания страны, а, следовательно, и всех молдаван.


О 7 апреля вспоминают и участники тех событий, не смирившиеся с мыслью, что их обманули, что им была отведена роль жертв в неком дьявольском сценарии, невзирая на то, осознают ли они это или нет. Многим еще нравится верить в то, что они в самом деле были революционерами и участвовали в самой настоящей революции — поистине, трагикомическая ситуация! Революция по своей сути предполагает замену одной социальной системы на другую, более реформаторскую со всех абсолютно точек зрения. Однако 7 апреля 2009 года произошла замена одних правителей, избранных демократическим путем, на коалиционное правление, которое бросило государство в мафиозный плен.


Те, кто участвовал в заговоре по отстранению Воронина от власти, проиграли, так как оказались неспособны построить и прочную политическую альтернативу, благоприятную для этого народа. Они поняли это позднее, но платить приходится народу, а не тем, что срежиссировал изменение ради изменения — изменение, которое привело Республику Молдова к нынешнему хаосу.


В отсутствие заслуживающих внимания событий, о 7 апреля вспоминают еще газеты и телеканалы, которые устраивают в этот день бесконечные и пустые дискуссии. Кому и где говорить правду об этих событиях, если никто не заинтересован? До сих пор правда о событиях 7 апреля находится под строгим контролем со стороны того же, кто из тени управляет этим государством.


В качестве вывода: трагический маскарад, имевший место 7 апреля 2009 года, является результатом реализации сценария тех, кто играл будущим Республики Молдова; это и близко не было революцией, а то, чем сегодня завершились протесты тех дней, подтверждает, что 7 апреля — это дата, которая не войдет в историю даже если для этого применить фальсификации, благодаря которым известные политические лидеры дорвались до власти!

 

В день 7 апреля мы должны были бы в бессилии и возмущении смотреть на черный занавес, опустившийся на Республику Молдова — занавес, отделивший эту страну от всего цивилизованного пространства демократической и процветающей Европы?
 
Автор: Михай Концю (Moldova Suverană)
 
 
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: