Хотим домой, в хорошую Молдову!
РУС. MOLD.
» » Хотим домой, в хорошую Молдову!

Хотим домой, в хорошую Молдову!

15-04-2016, 15:00
Просмотров: 241
  
Версия для печати   

Хотим домой, в хорошую Молдову!В славном российском городе Орле есть дом, а в нём квартира, где с утра до вечера говорят только на молдавском


 

Десять пар черных глаз будто прямо в душу смотрят. Хоть я и живу в нескольких километрах от единственного в республике цыганского села, привык видеть глазастых ромов, но эти, из компьютера, волнуют больше.

 

Немножко нервно, но все же терпеливо отбиваясь от назойливой детворы, норовящей влезть и строить рожицы в экран, отец семейства объясняет: «В моей семье говорят на русском, только когда дети готовят уроки. Четверо из наших восьми детей учатся в школе, естественно, в русской, а русский язык они сами выучили еще в детском саду и у уличных друзей. Вот и сейчас, в воскресный день, они рвутся на улицу. Но там слякоть от только что растаявшего снега. А раз они дома, приходится терпеть галдеж. Вы когда-нибудь видели спокойных и тихих цыган?».

С моим собеседником я познакомился в соцсетях. Увидел, что среди его друзей в «Одноклассниках» есть Маврояны, Стойки и другие обладатели типичных для цыганского села Вулканешты Ниспоренского района фамилий. А потом узнал, что Штефан Чеботарь родом из соседнего села Вэрзэрешты. Появился он на свет в домике недалеко от самого старого в нашей стране Вэрзэрештского монастыря, а потому верит в Бога и тому же учит своих детей. Еще в начале 90-х годов поехал в Россию на заработки, с тех пор и стал россиянином. Как и все искатели лучшей жизни, начал с Москвы, потом скитался по другим городам и наконец засел в славном городе Орле. И хотя населения здесь треть миллиона, вряд ли в городе отыщется другая такая же живописная семья.

 

«Честно признаюсь, живу не в первом браке, — говорит Штефан. — Молод, горяч был и думал, что и этот брак будет не последним, потому что не было у нас ни кола, ни двора. Но как только стали рождаться дети, которых у меня раньше не было, да еще один другого краше, я стал все больше ценить свою супругу. У нас сейчас есть проблемы с российскими документами, потому что Алена приехала, как и я, на заработки, не имея паспорта, только с советским свидетельством о рождении. Скоро у нее будут российские документы, тогда мы сможем получать не только помощь на детей, но, по здешним законам, и приличное жилье. А пока живем в небольшой квартирке. И жалуемся не на холод, а на избыток тепла. Смотрю по телевизору, как страдают жильцы квартир в Кишиневе, и думаю: вашего бы примара сюда, чтоб он видел, как должны жить зимой горожане».


Штефан — а именно так он себя называет и очень гордится своим именем — объяснил, почему в его семье говорят на молдавском, а не на цыганском. Языка предков он почти не знает именно потому, что жил в селе Вэрзэрешты, где цыган было не так много. Зато его отец всем известен, как Алексей Цыган, предводитель небольшого оркестра, который был нарасхват в период свадеб и крестин в 70–80-е годы прошлого века. Чтобы побольше узнать о нем и его оркестре, я справился у Александра Райляна, директора Ниспоренской детской музыкальной школы и дирижера известного во всей республике духового оркестра.


«Это потомки старых лэутаров, люди, не знавшие нот, но верно игравшие все, что сочинено другими. Мы, музыканты, называем их «урекистами», потому что они умеют ухом уловить все, что красиво звучит, а потом и воспроизвести на своих инструментах. Многие из них участвовали в художественной самодеятельности. И Алексей Чеботарь тоже играл на своей трубе в тарафе районного Дома культуры. Очень хороший трубач».


Играет Алексей Чеботарь на трубе и сейчас, но больше для себя, потому что борется с болезнями. Как же не болеть, если в молодости играл по двое-трое суток подряд на свадьбах, порой в дождь и в стужу. И в то же время вырастил десять детей. Когда родился десятый, над ним подшучивали: вот, дескать, отцовский план выполнил, ведь у него тоже было девять братьев и сестер.


А его сын Штефан показал мне на весь экран Люсю — младшую свою дочь, которой в конце месяца исполнится ровно год. Люсе явно не нравился этот показ, и она кричала что есть мочи.


«Видишь, какая она голосистая! Певицей станет! А старшей, Марусе, уже восемнадцать. Жили б мы в цыганском селе, она бы давно была замужем. Такие у цыган порядки. После нее в семье родились сразу четыре богатыря — Санду, Феодосий, мой тезка Штефан и папин тезка Алексей. Потом Симона и Семен. Все похожие друг на друга. Вот только к музыке пока никто не тянется. Зато в семье два футболиста и один боксер. Ни я, ни моя жена хорошего образования не имеем. Не дружили раньше цыгане с учебой. А я решил, что мои дети не должны, как отец, жить случайными заработками. И заставляю их учиться. За этим следит и жена Алена, у которой те же обязанности, что и у любой другой цыганки: быть верной женой, ухаживать за домом и за детьми. Наша семья не из богатых, но и попрошайничеством не занимаемся. Хотя у меня нет определенной профессии, я всегда могу найти заработок, потому что и руки, и голова на месте. Можно ли меня считать нищим, если я за последние 20 лет поменял десяток машин, пока не продал последнюю и не решил больше машину не покупать. Потому что в семье была трагедия, один из моих братьев погиб в автокатастрофе».


Не мог я, разумеется, не спросить Штефана, не тянет ли его домой, в родную Молдову.

 

«Не думаю, что в обозримом будущем вернусь, — твердо ответил он. — Я ведь слежу за событиями в родной республике. В Молдове, где правят воры, может случиться лишь смена одних хапуг на других. Зачем возвращаться, если люди оттуда продолжают убегать?

 

Спасибо Интернету, мы с женой смотрим передачи из Молдовы. Особенно нравится моим пацанам, когда играют «Лэутары», ведь моя жена приходится родственницей Лидии Беженару, жене Николая Ботгроса. Ко мне приезжали родители, посмотрели, как я живу. Отец прослезился, узнав, что может говорить с внуками на молдавском. И сейчас с нетерпением ждет, когда мы сможем приехать к нему в гости. А времена мутные. У меня в паспорте все еще сохранилась донецкая прописка, я когда-то там работал, так что проехать через Украину боязно. Молдова моим детям пока только снится. Мне тоже. Но только не та, что есть сегодня, где люди живут бедно и думают, как бы убраться в страну получше».


…Старших детей Штефана и Алены Чеботарь я так и не увидел. Они не смели смотреть в видеокамеру без разрешения родителей. А младшие все появлялись, как ксерокопии, похожие друг на друга, желая увидеть на экране папиного компьютера Молдову, такую красивую в рассказах папы и мамы и такую загадочную. Ведь все они родились в России, но знают, что их корни здесь, в черноземном раю между Прутом и Днестром.

 

Ион Мардарь

 

скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: