Оценивая реалии
РУС. MOLD.
» » Оценивая реалии

Оценивая реалии

24-02-2017, 14:17
Просмотров: 233
  
Версия для печати   
Оценивая реалииЦитаты без купюр из передачи «Главное» на телеканале TVC 21 с участием секретаря ЦК ПКРМ, депутата парламента Олега Рейдмана

…Год 2017 — важный год для Партии коммунистов Республики Молдова. Коммунисты и сторонники отметят 100-летие Великого Октября. Это событие мирового значения: всему земному шару был представлен определённый опыт, который продемонстрировал возможность быстрого проектного и программного пути развития путём мобилизации общества на строительство городов, возникновение новых отраслей хозяйства и многого другого. В этом смысле Октябрьская революция — всемирный исторический момент, требующий дальнейшего изучения. В начале марта пройдёт первая конференция, посвящённая Февральской буржуазной революции как предтече Великого Октября. Для ПКРМ это очень важно, потому что для огромного количества людей этот опыт был привлекателен. Жизнь людей приобретала смысл не выживания, а участия в делах страны…

 

Период стабилизации и укрепления


«25 февраля 2001 года Партия коммунистов победила на досрочных парламентских выборах, получив в законодательном органе страны 71 мандат. Это знаменательное событие, но это всего лишь дата в нашей истории. Из истории восьмилетнего правления ПКРМ и уже семилетнего пребывания партии в оппозиции необходимо извлекать уроки и строить политику, строить свою программу, используя и опыт правления, и опыт пребывания в оппозиции.


Чем же характерен опыт правления ПКРМ для всей страны? Во-первых, строгим уважением к Конституции. Мы работали в условиях Основного закона страны. Мы и пальцем не тронули Конституцию, за исключением вопросов, связанных с АТО Гагаузия. Это обеспечивало определенную стабильность и уверенность общества в том, что власть работает для страны, а не в рамках узких партийных интересов.


Второе. Страна пребывала в полной разрухе — как общественной, так экономической и социальной. Программа ПКРМ была направлена на преодоление этого кризиса, на рост гарантированных доходов населения. Это — основная идея, которая царила в нашей администрации и в Партии коммунистов. Она явилась результатом внутрипартийных дискуссий о том, что политика повышения доходов населения — это политика запуска экономики.


Это не нравилось многим международным структурам и тем злопыхателям, которые крутились возле нас и щелкали зубами на нашу победу. Нам таки отказали в помощи, но мы благополучно обошлись без нее. Наступил период резкого роста бюджета, доходов, введения налоговой дисциплины, стабильности бюджетной политики, которая была своевременной и предсказуемой.


Преодолев кризис, через 2–3 года мы приступили к стимулирующим мерам, чтобы дать толчок развитию, и основным средством развития явились инвестиции. Коммунисты провели серьезную реформу налога на прибыль, реинвестируемую прибыль, которая составила ноль процентов. Было это непросто, это происходило в борьбе с нашими партнерами по развитию. В конечном итоге победа была за коммунистами, и в 2007 году был дан толчок и большой объем инвестиций. За два года мы получили инвестиций примерно столько, сколько было накоплено в стране с 1991 года, за 10 лет.


С 2003 по 2007 год мы обошлись без помощи международных финансовых организаций, здесь не было МВФ. Они приехали только в 2006 году, пожелав приобщиться к нашим успехам. Они были удивлены нашим победам, всё спрашивали, как нам удалось. Как говорит Владимир Николаевич Воронин, «у нас получилось, потому что вас здесь не было».


Социальная сфера также получила серьезное развитие, в том числе были предприняты и некоторые революционные меры, которые не слишком пришлись по нраву в результате реализации, но тем не менее дали мощный толчок. Если раньше люди ходили в больницу со своими подушками, простынями, шприцами, лекарствами, бинтами, то в результате введения обязательного медицинского страхования в 10 раз увеличилось финансирование медицины, и медицина по этой программе была полностью обеспечена финансами. Затем мы приступили к реконструкции больниц, к реновации оборудования и так далее.


Серьезными темпами росли и пенсии, чтобы и пенсионеры смогли ответить рынку своими доходами. Если в 2001 году пенсия обеспечивала порядка 23 процентов прожиточного минимума, то в 2009 году — около 75 процентов.


Можно привести еще немало примеров, но факт налицо: правление коммунистов с 2001 по 2009 год — это период стабилизации и развития страны, период укрепления общественного мира, спокойствия. Этот процесс прервался в 2009 году. Он прервался, и это не секрет, путем попытки цветной революции, как мы это оцениваем — путем государственного переворота».

 

Ожидания? Не оправдались!


«Правящий режим, увидев, что он не может отвечать интересам и тем ожиданиям людей, которые были даны в 2009 году — 300 евро пенсии, немедленное вступление в Евросоюз, 500 евро зарплата и так далее, — решил держаться за власть любым способом, например, путем раскола общества. И общество было расколото. Это удалось сделать в том числе и путем изоляции тех политических сил, которые действовали на благо объединения общества, например, Партии коммунистов. Власть закрыла информационный телеканал NIT, коммунисты попали в информационную блокаду, под надуманные всякого рода характеристики, очернение. Гражданам стали вбивать в голову некие мифы — якобы о том, что ПКРМ умирает, и так далее.


Им удалось расколоть общество по векторам — западному и восточному. Создание коалиционного правительства мы наблюдали и до 2001 года. Тогда каждый начинал рвать бюджет на себя, внешнее финансирование — на свои ведомства, а значит, на свои фирмы, которые около этих ведомств вращаются. И политический кумэтризм, и политическая коррупция, прессование под надуманными предлогами депутатов, их близких. Все это привело к тому, что сегодняшний парламент не отвечает структуре избирателей, которые за него голосовали».


В стакан не налить, в тарелку не положить


«У меня сложилось такое впечатление, что власти Молдовы пребывают в убеждении, что если по всем телевизионным каналам говорить, что все хорошо, народ к этому привыкнет и будет считать, что все хорошо. Частично в этом есть правда, мол, нас поддерживает Европа, МВФ нам доверяет, мы правильным путем идем. Но кто сказал, что мы хорошо живем или стали лучше жить? Люди пребывают в противоречии между телевизором и холодильником. Здесь людей не обманешь.


Такие макроэкономические показатели, как ВВП, — это оценочные вещи, которые нужно предъявлять МВФ, потому что простой народ это в стакан, как молоко, не нальет, в тарелку не положит и на ноги не наденет. ВВП не для этого. А все остальное, что происходит внутри ВВП, как раз для того, чтобы понять, что все не так хорошо.


Об экспорте. Власть рапортует, дескать, доля экспорта в Европу растет. Но что такое доля? Если мы на Востоке ничем не торгуем, то все, что мы еле-еле продаем на Западе, растет в доле. В статистике можно всегда найти то, что нужно. И читать нужно не комментарии Департамента статистики, а цифры. Цифры обмануть невозможно. В ВВП есть такое понятие, как чистый экспорт — это разница между экспортом и импортом. Причем экспорт идет с плюсом, импорт — с минусом. Чистый экспорт для Молдовы всегда был отрицательным, то есть мы импортировали больше.


Чистый экспорт при коммунистах, в 2008 году, когда были серьезные инвестиции, составил 33 миллиарда леев. В 2015 году — 37, а инвестиций было меньше и значительно. За первое полугодие 2016 года — 20, значит, по году будет 40–42 минус. Что это значит? Мы покупаем меньше, мы тратим меньше газа, мы покупаем меньше горючего, потому что меньше обрабатываем земли. Тем не менее чистый экспорт у нас падает. Вот куда надо смотреть. Это качественные вещи.


Инвестиции. Инвестиции в 2008 году при курсе доллара 13 леев — 21, 5 миллиарда леев. А в 2015 году при курсе доллара 20 леев — 29, 5 миллиарда леев. Инвестиции падают, а ведь инвестиции — это наше будущее. Поэтому мы и говорим: ребята, вы потерялись в наших целях — экономика не двигается в направлении, которое обеспечивало бы наше будущее».

 

Дипкорпусу на съедение


«Это соглашение (Соглашение об ассоциации РМ — ЕС. — Прим. ред.) — предательское, оно погубит страну. Мы могли бы экспортировать яблоки в пределах тех квот, которые господин Люк Девинь, главный переговорщик по этому вопросу, нам определял. Но качество этих яблок? Для того чтобы экспортировать яблоки в ЕС, плоды должны быть калиброванными, покрытыми воском и пр. Для этого всего нужны инвестиции, деньги должны приходить в Молдову. А они отсюда бегут. Зато продукция ЕС, которая никак не может прорваться на российский рынок из-за санкций, придет к нам. Мы, конечно, не съедим столько. Вот эти 1,5 тысячи тонн яблок — все это съест дипломатический корпус.


Это уродливые последствия Соглашения об ассоциации. Мы (коммунисты, — прим. ред.) об этом говорили много раз. Власти Молдовы гордятся тем, что продукция высокого передела — трикотаж — идет на экспорт. Но они забывают, что мы экспортируем всего лишь наш дешевый труд, а ткани, прихват, лекала, технологии приходят оттуда. У нас же шьют благодаря дешевому труду, а готовая продукция уходит обратно. Но считают всё в целом.


Поэтому и была введена (в период правления ПКРМ, — прим. ред.) нулевая ставка на реинвестируемую прибыль, чтобы предприниматели здесь, в Молдове, вкладывали деньги в свое дело. Тогда бы и на Восток пошло бы лучше и дороже, и на Запад пошло бы больше. На Запад не идет не потому, что там никто не хочет брать, а потому, что не соответствует качество. Тут даже нашим властям можно не доверять: они попытались отправить якобы молдавские яблоки на Восток, а оказались эти яблоки польскими. Кто-то уж очень хорошо с сертификатами за взятки поработал».

 

Без окон, без дверей…


«"Молдкартон” был серьезным предприятием для страны. Завод начал работать снова, потому что были вложены серьезные инвестиции. Но предприятие должно было что-то продавать, не так ли? Тот же самый картон. Камнем преткновения послужил тот факт, что макулатуру вывозили за пределы Республики Молдова по более выгодным ценам, чем она могла бы продаваться здесь.


Хочу отметить еще одну простую вещь. Железная дорога Молдовы остро нуждалась в реновации путей. Деревянные шпалы необходимо было заменить бетонными, положить новые рельсы. Все это, конечно, очень дорого. При коммунистах работал целый железобетонный завод, который делал железобетонные шпалы. Это был гарантированный заказ, шпалы покупались, пути обновлялись, в селе Реуцел был построен серьезный завод по реновации рельсов. Сегодня он не работает. Железная дорога Кагул — Джурджулешты вот уже семь лет остается без эксплуатационных расходов.


Вот такое умение этой власти видеть стратегические цели. Некоторые заводы поднять нельзя, такие как оборонные, потому как наши правители рассорились с потребителями этой продукции. Железобетонная отрасль была одной из лучших на всем пространстве СНГ, но приватизация 90-х годов привела к тому, что от них остались одни территории.


«Молдкартон» начал сыпаться еще при правительстве Филата. Сегодня там даже входных дверей нет. Когда дом стоит без хозяина — и двери, и окна украдут. При программе «Пэмынт» целые животноводческие комплексы растаскивали. Думаю, что это отсутствие политического взгляда. Макулатуры у нас валом, которую и мог бы перерабатывать «Молдкартон». И если бы государство ограничило вывоз макулатуры, то «Молдкартон» имел бы сырье. Так же как после засухи 2003 года коммунисты сделали все возможное, чтобы зерно и подсолнечник меньше уходили на экспорт. Потому что рынок не все решает, еще и государство должно что-то решать».

 

Как воздух…


«При строительстве газопровода Унгены — Кишинев, который, по слухам, будет продлен в 2018 году, государство выплатит 600 тысяч евро компенсаций тем людям, через земли которых пройдут трубы. У коммунистов был подобный опыт, когда строилась железная дорога Кагул — Джурджулешты. Но тогдашняя оппозиция кидала в коммунистов камни.


Во-первых, это была стратегическая нужда. Не бывает портов без подъездов. Самым дешевым транспортом является железная дорога. Дальше возник зерновой терминал. Эта железная дорога была нужна как воздух, и то, что ее сейчас не используют, — это глупость власти. Транспортные министры не вложили в нее ни одного лея эксплуатационных расходов, вот и последствия. А дорога была построена правильно, есть экспертное заключение. Политики могут шуметь, сколько пожелают. Но они не являются ни экспертами строительства дорог, ни специалистами по их проектированию.


Что касается газопровода, его история длится издавна. Там действительно нужен был магистральный газопровод, чтобы затем сделать газоотводы и газифицировать соответствующую территорию. И мы (коммунисты, — прим. ред.) договорились с «Газпромом», и они были согласны. Проект назывался Дрокия — Унгены — Яссы. Задача заключалась только в том, чтобы румыны подтвердили объем газа, который будут брать. Чего они не сделали, потому что находились в разрухе.


Сегодня нам предлагают в обратную сторону: Яссы — Унгены, но по тем же наработкам. Какой это будет газ? Чей? В Европе в основном российский газ. И следующий вопрос: газ придет в Унгены, а дальше? Он придет в тупик. Ну, Унгены газифицируют. Где же они возьмут деньги до Кишинева? В долг? А у нас была задача, чтобы это сделала «Молдовагаз» по инвестиционной программе — как развитие своих сетей. Зато нынешняя власть готова взять кредит. Кто будет рассчитываться? Либо это будет включено в тариф, либо это будет в долгах, либо это будет из бюджета? В любом случае это плохо».


Медицина для обнищания народа


«Партия коммунистов выступает за то, чтобы медицинские услуги были доступны всем категориям населения. Однако в последнее время все чаще происходит удорожание медуслуг. Во-первых, власть ни с кем не советуется по этому поводу, они советуются друг с другом. Во-вторых, там, к сожалению, некому считать, нет людей, которые бы правильно считали.


Власть думает, что больных людей меньше, чем здоровых. Посему больные пошумят, а здоровые проголосуют за них (власть), вероятно, потому, что врачи станут получать больше зарплату… Но здесь есть прямая зависимость между стоимостью услуг и обращением за этими услугами. Ведь когда коммунисты вводили обязательное медицинское страхование, оно было солидарным, где здоровый платил за больного. Мы стремились к тому, чтобы доступность медицинских услуг стала выше. Чтобы люди могли обращаться, и количество обращений росло бы с астрономической скоростью. Именно это и увеличило продолжительность жизни.

 

Сегодня людей выталкивают в область платных услуг. Это дорого, поэтому люди перестанут обращаться за помощью.


Все это непрофессионализм. Конечно, не могут цены на медуслуги, на лекарства оставаться на месте. Но для того, чтобы пользоваться этими услугами, необходимо прежде всего заботиться о населении, предоставить возможность получать доходы, которыми они ответят на это подорожание. Доходы должны расти быстрее, чем цены на услуги или продукты.


Нам, парламентариям, в первую очередь необходимо подумать о совершенствовании публичной медицинской помощи. Доступ населения к медуслугам, к лекарствам, к консультациям, к здоровому образу жизни, — все это должно обеспечивать государство путем опережающего роста доходов по сравнению с ростом цен».

 

Долги — от коммерческого к суверенному


«То, что господин Калмык в одном из интервью заявил, что долг Приднестровского региона отделен от долга Республики Молдова, и это зафиксировано в счетах-фактурах, отправляемых «Газпромом», а общественность и некоторые комментаторы говорят, что все-таки за весь газ будет платить Молдова, для меня это звучит несколько странно… Господин Додон был достаточно погружен в эту историю, он знает, о чем речь, и так продолжаться просто не может. Просто сделать реверанс в сторону восточных партнеров — неправильно. Долга у Приднестровья, как и у Молдовы, нет. Молдова никому ничего не должна, Приднестровье не должно. А должны коммерческие организации «Молдовагаз» и «Тираспольтрансгаз».


Поставщики газа не могут долго терпеть долги. Они понимают, что правительство участвует в компании «Молдовагаз». Власть желает перевода коммерческого долга в суверенный долг. Это не первый заход на эту тему, эта торговля началась давным-давно.

 

Коммунисты в свое время противостояли как могли. Населению юридически нельзя предъявить этот долг, потому что любой из потребителей может подать в суд и отбить в два счета. Правительство должно помогать решать вопросы с долгом. Правительство должно свое­временно и аккуратно работать с тарифами на газ. Правительство должно занимать такую позицию — и правительство коммунистов такую позицию занимало, — что, уважаемый «Газпром» (который является поставщиком), вы участвуете в предприятии «Молдовагаз», вы сами себе должны, кто вам мешал правильно распоряжаться газом?


Единственный вопрос, в результате которого этот долг можно будет принять в качестве суверенного, — если наступит реинтеграция страны. Я думаю, что решить этот вопрос можно, если к его решению подойти квалифицированно. Это непросто, не все этого хотят, в том числе и снаружи, но это можно. Дело в том, что украинские события могут к этому подогнать».

 

…а потерявши — плачем


«Все годы начиная с 2010-го были потеряны для Молдовы. Развитие страны, социальной сферы заторможено. Никаких нормальных для страны проектов за это время не возникло.


Многие спрашивают: существует ли шанс, что оппозиция объединится? Отвечаю: с кем объединяться? Во имя чего? Если говорить о платформе DA — там совсем другие цели. Они хоть и громят власть, но их цели для нас, коммунистов, неприемлемы, там ничего не говорится об условиях жизни людей, там говорится о политиках, направлениях и так далее. Если говорить о социалистах, у них нет ни одной живой мысли. Все программные документы и прочее украдены у коммунистов, но действия ПСРМ направлены на укрепление этой власти».
 
COMUNIST.MD
 
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: