Сорок дней до коллапса
РУС. MOLD.
» » Сорок дней до коллапса

Сорок дней до коллапса

24-03-2017, 16:00
Просмотров: 439
  
Версия для печати   
Сорок дней до коллапсаЗачем решать проблему в Цынцэренах, если на неё можно просто наплевать
Терпению жителей Бубуеч можно только позавидовать. Их травят более шести лет, а они только сейчас взбунтовались и заблокировали проезд на свалку, которую обустроила рядом с населённым пунктом столичная примэрия. Вопрос с вывозом мусора временно решён. Однако с 1 мая Кишинёв опять будет утопать в собственных нечистотах.

Что имеем — не храним

«Мусорный» вопрос — не только столичная проблема. Она остается открытой почти во всех городах, а особенно, в селах Молдовы. Но столица — тема отдельная. О том, что столичный мэр Дорин Киртоакэ — хозяин, говоря прямо, никудышный, кишиневцы знают. Разве не знал он о давно существующей проблеме со складированием мусора, производимого большим городом? Знал. Ведь вопрос возник не сегодня и даже не вчера.

Сделать так, чтобы Кишинев мог свободно дышать, постарались предусмотрительные предшественники Дорина Киротоакэ. Полигон для складирования мусора в Цынцэренах был построен еще в советское время. В 1987 году был выделен участок под его строительство, и к 1990 году он был сдан в эксплуатацию. Надо отметить, что полигон сооружался с соблюдением всех технических норм. Однако, как любой хозяйственный объект, введенный в эксплуатацию, полигон для свалки мусора нуждался в соответствующем обслуживании. Об этом столичный мэр, далекий от вопросов коммунального хозяйства, видимо, тоже не ведал.

К 2010 году жители Цынцэрен стали жаловаться, что в их домах дурно пахнет. В 2014 году по заявке столичной примэрии ЕБРР профинансировал проведение гидрологического и геологического исследования, согласно которому подземные воды и почву в Цынцэренах загрязняет не мусорный полигон, а устроенная сельчанами стихийная свалка на окраине села, пестициды, а также продукты жизнедеятельности животных и птиц.

Тем не менее сам факт циркуляции поземных вод заставил местных жителей усомниться в объективности проводимых исследований. Возможно, свою роль сыграл психологический фактор. Никто не строит туалет рядом с колодцем, а тут — целый полигон. Вместе с тем жители представили свои аргументы: уровень онкозаболеваний в их местности повысился, вода в колодцах все-таки не соответствует установленным нормам качества, а те доводы, согласно которым цынцэренская свалка к этому отношения не имеет, их не удовлетворили.

Чего хотели «вредные» цынцэренцы? Они всего-то и попросили построить станцию очистки и водопровод, отремонтировать дороги, которые разрушали те же мусоровозы, и привести в порядок злосчастную свалку. Специалисты утверждают, что на этом объекте нужно было достроить систему очистки жидкого инфильтрата, который оседает на дне и составляет около 20 процентов от общей массы отходов, и проблема была бы решена. Сама гидроизоляция дна мусорного полигона сделана очень качественно.

Для города с бюджетом в миллиарды леев удовлетворить требования жителей Цынцэрен — пустяк. Отнюдь не пустячная проблема — отсутствие здравого смысла у столичного мэра. Соответствующую проблему можно было бы решить еще 7–8 лет назад. С учетом того, что площадь свалки рассчитана на размещение 44 миллионов тонн отходов, а заполнена она примерно наполовину, ее при надлежащей эксплуатации можно использовать до 2030 года.

Бомба замедленного действия


Дорин Киртоакэ решил проблему с вывозом мусора по-своему. Какой-то мудрец подсказал мэру, что, поскольку листья в городе сжигать нельзя, их можно вывозить за город и складировать в старом карьере под говорящим названием «Пурчел».

Если быть точнее, «Пурчел» — открытая шахта, ранее принадлежавшая Кишиневскому комбинату строительных материалов Macon. О том, что туда свозят не только листья, город не знал. Но где листья, там и все остальное. Зачем решать проблему в Цынцэренах, если ее можно решить без дополнительных затрат — и наплевать, что такое решение не только незаконно, но и преступно.

О том, что «Пурчел» является бомбой замедленного действия, экологи предупреждали давно, практически сразу после создания свалки. Вода в колодцах Колоницы и Бубуеч была отравлена ядовитыми жидкими фракциями еще в первые годы, а несанкционированное складирование мусора в районе Бубуеч началось в январе 2011 года.

Еще в 2014 году газета «Независимая Молдова», ссылаясь на мнения экспертов, писала, что в данной зоне «на 30 % участились случаи раковых заболеваний дыхательных путей, а в колодцах аммонийная группа превышает предельно допустимые концентрации в 500 (!) раз».

* * *
На нынешнем этапе примэрия Кишинева и жители коммуны Бубуеч пришли к соглашению о разблокировании доступа к мусорному полигону. Предполагается, что в течение сорока дней Дорин Киртоакэ найдет решение и перенесет свалку в другое место. Однако, зная, как подобные вопросы решает столичный мэр, следует предполагать, что через сорок обозначенных дней, а отсчет уже пошел, столицу ждет коллапс.

Жителям Бубуеч пообещали, что после того, как вывоз мусора прекратится, вокруг свалки высадят деревья, а сама свалка будет законсервирована, то есть засыпана землей. Деревья — это хорошо, однако по поводу консервации мнения экспертов расходятся.

На дне заполненного мусором Пурчела скопились токсичные отходы. Как утверждают специалисты, если свалку законсервировать, бурлящую массу отходов невозможно будет контролировать. Эта химическая бомба все равно когда-то рванет. И тогда пострадают не только жители Бубуеч и Колоницы. Жертвами химической войны, развязанной Дорином Киртоакэ, станут сотни тысяч людей.

«Навариться» на мусоре

Прогноз на весну: с наступлением тёплых дней вонь в столице Молдовы усилится

Пытаясь оправдать неспособность столичной примэрии в течение нескольких лет решить вопрос утилизации мусора, Дорин Киртоакэ заявлял, что до 2010 года мусорная свалка Цынцэрен находилась на балансе Кишинёва, потом перешла на баланс местных органов публичного управления Цынцэрен.

По словам Киртоакэ, использовать этот мусорный полигон Кишинев может только по решению правительства о его экспроприации. В таком случае жители села никаких компенсаций за моральный ущерб и ущерб, причиненный их здоровью, скорее всего, не получат.

Вместе с тем столичный градоначальник согласен с тем, что Цынцэренский полигон — лучший вариант для столицы. Для проекта модернизации полигона в Цынцэренах уже подготовлено технико-экономическое обоснование, выполненное немецкой кампанией при финансовой поддержке ЕБРР. По подсчетам мэрии, бюджет проекта, рассчитанный на пять-семь лет, составит более 23 млн. евро. Половина этой суммы — непосредственно на модернизацию свалки в Цынцэренах.

* * *
Свою позицию в отношении свалки в Бубуеч и возможности модернизации свалки в Цынцэренах высказала фракция коммунистов и беспартийных в Муниципальном совете Кишинева. В частности, была выражена уверенность, что полигон в Цынцэренах можно эксплуатировать ещё на протяжении нескольких десятков лет, а складирование отходов в шахте «Пурчел» — не что иное, как экологическая катастрофа, усугубляющаяся на протяжении семи лет.
 
Кроме того, фракция коммунистов и беспартийных выразила недоумение по поводу заключения экспертов иностранной консалтинговой компании, согласно которому «для восстановления полигона в Цынцэренах необходимо около 23 млн евро». По мнению независимых экспертов, для этих целей необходима куда более скромная сумма.

Собственно, иностранные эксперты и не скрывали, что проводили расчеты под определенную сумму, названную заказчиками. Заказчик — столичная мэрия, которой не терпится получить заветные миллионы. Как они буду потрачены, мы можем только догадываться…

Вот так, умеючи, под шумок и смрад столичных улиц, Дорин Киртоакэ и его либеральные приспешники, включая работников коммунальных служб, пытаются «навариться» на мусоре и проблемах столичных жителей.

Наталья Устюговаскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: