День, подаривший надежду
РУС. MOLD.
» » День, подаривший надежду

День, подаривший надежду

29-06-2017, 11:54
Просмотров: 300
  
Версия для печати   
День, подаривший надежду28 июня — день освобождения Бессарабии от румынской оккупации
 
28 июня 1940 года в результате ультиматума, выдвинутого Советским Союзом румынской стороне, территория Бессарабии, оккупированная Румынией с 1918 года, была полностью освобождена. Народ вздохнул с облегчением. Уже никто людей не унижал и не оскорблял.

Увы, практически не осталось очевидцев, которые могли бы рассказать свою личную правду о тех тягостных 22 годах румынской оккупации, когда «старшие братья» в жандармской форме кнутом и плеткой воспитывали молдаван. Почти не осталось и тех, кто родился в румынском рабстве и почувствовал себя человеком, лишь получив заветную свободу, возможность иметь свой дом и свою родину. Дом, который не будут топтать грязные сапоги жандармов. Родину, которую можно не только любить, но и гордиться ею.

28 июня 1940 года у народа появился шанс на достойную жизнь, возможность сохранить самобытность своей нации.

Путём силы и обмана

27 марта 1918 года в условиях радикального прессинга в зале заседания, в доме, окруженном румынскими пулеметчиками, над которым пролетали несколько румынских самолетов, «Сфатул цэрий» голосует за вхождение Молдавской Демократической Республики (МДР) в состав Румынского королевства.
 
Подобное объединение с Румынией не может быть расценено как добровольное выражение воли народа Бессарабии в условиях, когда «Сфатул цэрий», территория, население, границы находились под контролем румынской армии.

…Расстрел 17 депутатов «Сфатул цэрий» только лишь за то, что они выступали против румынской армии. Изгнание социалистов и большевиков из СЦ, роспуск молдавской армии, исчезновение 38 депутатов после прихода румынских войск, — все это свидетельствует, что после 14 января 1918 года «Сфатул цэрий» перестал быть легитимным.

Румынские войска вошли на территорию МДР в начале января 1917 года. Молдавская армия, насчитывавшая 7–8 тысяч солдат, пыталась противостоять 100–160-тысячной армии Румынии. Молдаване демонстрировали настоящий патриотизм и солдатское мужество. Солдаты шли на борьбу с румынскими захватчиками, не дожидаясь приказов.

Когда 6 января стало известно, что на станцию Гидигич прибыли румынские войска, молдаване стали вооружаться и уходили на фронт. На площади Свободы в Кишиневе были установлены пушки против румын.

Но силы были неравны. 14 января 1918 года румынская армия оккупировала Кишинев. 15 января румынский генерал Е. Броштяну приказал объявить в городе осадное положение: сначала армии, а потом и полиции было дано неограниченное право казнить по собственному усмотрению.

Поскольку голосование «Сфатул цэрий» 27 марта за присоединение МДР к Румынии произошло под давлением иностранных оккупационных войск, советское правительство не признало его правомерным. Тем более что чуть ранее, 5–9 марта 1918 года, между правительствами Советской России и Румынии был подписан договор, по которому Румыния обязалась освободить Бессарабию. В заключенном договоре так и было сказано: очистить Бессарабию от румынских войск.

Однако условия этого международного договора не были выполнены румынской стороной. В Бессарабии был установлен военно-полицейский режим, и законом было введено военное положение, которое длилось 22 года. Все это время жители страны боролись с режимом оккупантов, что подтверждают Бендерское, Хотинское и Татарбунарское вооруженные восстания.

Невольники

За 22 года румынской оккупации Бессарабия вышла на первое место во всей Европе по смертности населения, республику покинуло до 500 тысяч человек. В СССР выехало около 300 тысяч человек, в страны Западной Европы — 150 тысяч, в Южную Америку и США — 50 тысяч человек.

Румыния ввела для крестьян невиданную для Европы того времени практику — трехдневную барщину. Активно использовался женский и детский труд, причем зарплата женщин была на 20–30  процентов, а подростков — на 25–50  процентов ниже зарплаты мужчин. К началу 1930-х годов в крае усилилась безработица, ежегодно регистрировалось 13–14 тысяч безработных. Уменьшилась заработная плата. Средняя зарплата квалифицированного рабочего в металлообрабатывающей и пищевой промышленности в 1938 году составляла 75  процентов от уровня 1928 года, а в остальных отраслях — всего 47  процентов.

Инвестиции в цензовую промышленность на протяжении всего румынского периода оставались на одном уровне с тенденцией к сокращению: с 790,8 миллиона леев в 1928 году до 782,3 миллиона леев в 1937 году. Высокие тарифы на железнодорожные перевозки в Бессарабии по сравнению с остальной Румынией пагубно сказались на хозяйстве края. К 1937 году производственные мощности предприятий пищевой, деревообрабатывающей, текстильной, строительной и химической промышленности использовались всего на 12,5–16,9  процента, металлообрабатывающей — на 5,4  процента, кожевенно-меховой — на 0,2  процента. Многие предприятия бездействовали, а их оборудование вывозилось за Прут. Так, например, были вывезены железнодорожные мастерские из Бендер, Бессарабки, Флорешт, текстильная и трикотажная фабрики, один из кишинёвских заводов.

В 1918–1924 гг. была проведена аграрная реформа, которая фактически возродила помещичье земледелие и значительно усилила социальную дифференциацию в деревне. Урожайность зерновых культур в тот период была довольно низкой. В сельском хозяйстве преобладал румынский и иностранный капитал. Вся продукция сои из Бессарабии вывозилась румынским акционерным обществом Soia в Германию, где использовалась как стратегическое сырье для химической промышленности.

Освобождение

Москва никогда не признавала «законность» аннексии Бессарабии Румынией. Пакт Молотова — Риббентропа от 23 августа 1939 г. стал первым реальным сигналом подготовки к решению «Бессарабского вопроса».

При разрешении территориального спора с Румынией касательно Бессарабии советское правительство демонстрировало чудеса дипломатии. 23 июня оно предупредило германское правительство о своих намерениях в отношении Бессарабии. Требования были обозначены четко и недвусмысленно: если румынское правительство отвергнет мирное соглашение, то советское правительство намерено использовать силу.

Через три дня правительство СССР через румынского посланника в Москве направило в Бухарест официальную ноту, еще раз напоминая Румынии о том, что СССР никогда не признавал прав Румынии на Бессарабию и не примирился с иностранной оккупацией этой части своей территории.

В ноте говорилось: «Советский Союз считает необходимым и своевременным в интересах восстановления справедливости приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу».

Как констатируют историки, румынское правительство тянуло время, пытаясь заручиться поддержкой гитлеровской Германии. Однако 27 июня последовала вторая нота советского правительства правительству королевской Румынии, и требование звучало уже как ультиматум: очистить территорию Бессарабии от войск и администрации в течение 4 дней начиная с 14 часов 28 июня 1940 года. Времени на раздумья у румынского правительства было немного, 28 июня официальной нотой оно известило Москву о том, что согласно с выдвинутыми предложениями.

Румыны уходили из Молдовы, творя бесчинства и разгром. Оккупанты, как вандалы, все разрушали на своем пути, грабили жителей сел и городов, угоняли скот и транспорт. Защитить гражданское население от беспредела румынских оккупантов смогла только Красная армия, которая вступила на территорию Бессарабии 28 июня. Уже к вечеру 30 июня вся территория Бессарабии перешла под контроль советского командования.

С молдавским гостеприимством

Когда в 1918 году, румынские оккупанты как хозяева вступали на землю Бессарабии, жители встречали их враждебно. Все 22 года народ боролся за право быть собой, за свою самобытность и право на самоопределение. Поэтому солдат Красной армии они встречали как освободителей. Чтобы дойти из Бендер до Кишинева, солдатам было отведено два часа. Им же понадобилось восемь! Почему? Всему виной молдавское гостеприимство, та радость, которую испытывали молдаване при виде освободителей. Жители сел, мимо которых проходила дорога на Кишинев, перекрывали транспортный путь столами с угощениями и вином. Люди щедро несли всё, что удалось утаить от румынских жандармов.

Смеют ли после этого современные молдавские либералы говорить о том, что в 1940 году Советский Союз оккупировал Бессарабию? Так ли встречают оккупантов?

В 1984 году газета «Советская Молдавия» опубликовала воспоминания жителя села Матеуцы Резинского района Леонтия Цуркана, который говорил: «...Советских солдат встречали хлебом-солью. На второй день в селе начал работать магазин, в котором мы свободно покупали соль, мыло, сахар... Чтобы представить, какое это для нас было богатство, необходимо знать, что в годы оккупации за литр керосина и кусочек мыла надо было работать на помещика целую неделю. Наши дети начали ходить в школу».

Опасаясь возмездия

Унионисты утверждают, что «сотни тысяч жителей Бессарабии покинули родные места, спасаясь от большевиков». На самом деле людей, которые не хотели жить при советской власти, которой их постоянно запугивали румыны, было всего несколько тысяч. Из Бессарабии бежали румыны, которые двадцать два года барствовали на земле молдаван. Это многотысячная толпа чиновников и членов их семей, присланных из Бухареста, чтобы управлять Бессарабией. Это колонисты и переселенцы, за копейки скупившие бессарабские земли, на которых батрачили настоящие хозяева. Естественно, они боялись. Не столько советской власти, сколько возмездия за свои бесчинства.

Зато в родную страну возвращались тысячи бессарабцев, покинувших родину в годы румынской оккупации. За первый месяц после освобождения в Бессарабию вернулось 150 тысяч беженцев, и население страны возросло на 5 процентов. Уже к концу года этот показатель возрос до 10 процентов. Услышав добрую весть об освобождении родного края, люди возвращались и из других стран. Они хотели жить и трудиться в свободной родной стране.

Год процветания

День 28 июня 1940 года кардинально изменил жизнь молдавского народа, направил на путь созидания и развития. Освобождение Бессарабии, позволило воплотиться в жизнь идее возрождения молдавской государственности. Народ Молдовы ощутил себя настоящей единой нацией — со своими традициями, самобытностью и историей. Осуществилась мечта о воссоединении жителей обоих берегов Днестра.

2 августа 1940 года VII Сессия Верховного Совета СССР приняла Закон «Об образовании Молдавской Советской Социалистической Республики и о принятии ее в состав СССР».

В соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 августа 1940 г. «О национализации банков, промышленных и торговых предприятий, железнодорожного и водного транспорта и средств связи Бессарабии», в распоряжение государства путем национализации перешло около 500 промышленных предприятий.

Благодаря указу «О восстановлении на территории Бессарабии действия советских законов о национализации земли», вся земля с ее недрами, лесами и водами была объявлена государственной собственностью, помещичья и капиталистическая собственность на землю была ликвидирована. Крестьяне стали полноправными хозяевами своей земли.

Впервые за много лет восстанавливались и начинали работать предприятия. Уже за полгода — во втором квартале 1941 г. — объем промышленной продукции был почти удвоен.

Заметные изменения происходили в развитии транспорта и связи. Уже в июле 1940 г. была образована самостоятельная Кишиневская железная дорога. Пополнение получили паровозный и вагонный парки. К середине года республиканский автомобильный парк насчитывал около 2 тысяч машин. Это позволило наладить регулярные автобусные сообщения между городами и некоторыми районами республики. Получили дальнейшее развитие речной и авиационный транспорт. Уже к лету 1940 года было установлено регулярное авиационное сообщение Кишинева с Москвой, Киевом, Одессой, Черновцами и Бельцами, а Бельц — с Одессой и Киевом.

Вместе с созданием совхозов создавалась и сеть машинно-тракторных станций, в распоряжении которых к началу войны находилось 1836 тракторов с прицепным инвентарем.

Во всех районах была создана сеть поликлиник, больниц, родильных домов, женских консультаций, аптек — медицинское обслуживание и лечение стало полностью бесплатным. К 1941 году в республике функционировало 1896 школ, в 70  процентах из них преподавание велось на молдавском языке.
 
Уже в 1940 году в республике было издано 1,5 миллиона книг 138 наименований, из которых около 1,2 миллиона — на молдавском языке; выходило 56 газет, три журнала, разовый тираж которых превышал 205 тысяч экземпляров.

Страна стремительно развивалась, однако 22 июня 1941 года небо свободной Молдавии перестало быть мирным. В августе войска Красной армии покинули Молдову. Вернулись румынские жандармы, но не только с кнутами и плетками, но и с автоматами, которые использовали против населения не реже, чем плети. Но теперь у народа Молдовы была надежда, они верили в то, что Красная армия обязательно вернется и он снова будет свободным.

Мнимая независимость

Когда Молдовой стали управлять либерально-демократические лидеры, историю нашей страны извратили до неузнаваемости. У главного либерала Михая Гимпу, которого апрельским ветром занесло на олимп власти, от такого счастья помутился рассудок и отшибло память. В 2010 году, когда Гимпу исполнял обязанности президента, он подписал указ об объявлении 28 июня 1940 года днем советской оккупации.

Сторонников у него оказалось немного, но они были. Ослепленные ненавистью ко всему советскому, одурманенные болтовней про европейские ценности, воспевающие великую Румынию, они на следующий год после издания позорного указа собрались у «камня Гимпу». Камень он также приказал установить в 2010 году, надпись на нем гласит: «Здесь будет установлен памятник жертвам советской оккупации». И хотя либералы уже утратили свою былую силу и бесславно покидают политическую арену, камень позора стоит до сих пор.

Оказалось, камень позора не мешает захватившим в стране власть демократам, у которых тоже напрочь стерлась историческая память. Они тоже подменяют исторические ценности, покушаются на самое святое. Достаточно вспомнить, что это именно они заменили священный праздник — День Победы — Днем Европы.

Собственно, саму независимость Молдова потеряла сразу после ее объявления. Пришедшие к руководству разношерстные лидеры раскололи страну на две части — правый и левый берега. Страна сразу же стала зависимой от иностранных кредитов и мнений европейских чиновников. Была развязана информационная война, которая продолжается до сих пор. Европа и США давно оккупировали Молдову — не территориально, а своими идеями и ценностями — оккупировали умы, сознания, сердца и души многих наших сограждан.

Исключение составляет лишь восьмилетний период развития страны, когда ею умело управляла Партия коммунистов. То было время, когда Молдову начали вновь уважать, когда многонациональный молдавский народ гордился своей родиной. То было время, когда никто не смел извращать светлые исторические даты.

Анна Ветроваскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: