Любой результат — работа команды
РУС. MOLD.
» » Любой результат — работа команды

Любой результат — работа команды

31-03-2018, 10:00
Просмотров: 1 085
  
Версия для печати   
Любой результат — работа командыНиколай Русол: «Если совместить в работе партийного органа опыт ветеранов партии и активность молодёжи, то всё будет получаться»


 
Быть молодым в наше время сложно. Быть молодым коммунистом в разы сложнее. А быть молодым первым секретарём райкома ПКРМ — это значит забыть о сложностях, засучить рукава и работать. Именно так поступает первый секретарь столичного сектора Ботаника Николай Русол.

Многоликая Молдова

— Николай, как член ЦК ПКРМ сейчас Вы выезжаете на пленумы районных комитетов республики. Но Вы еще и первый секретарь РК столичного сектора Ботаника. Как Вы считаете, работа в столице и районах чем-то отличается?

— Я был на пленумах Дубоссарского и Хынчештского районных комитетов. Я бы не сказал, что партийные форумы чем-то сильно отличаются. Люди работают, у них есть мнение, которое они высказывают, происходит живое общение. Сейчас все райкомы обсуждают тему унионизма, коммунисты пересказывают воспоминания отцов и дедов тех времен, когда Бессарабия находилась под румынской, а затем под румынско-фашистской оккупацией. В этом смысле в каждом районе, в каждом селе есть свои отдельные истории. Но во всех регионах страны озвучивается единое мнение, люди против унионизма, они возмущаются, они говорят о том, что нужно что-то делать, противостоять сложившейся ситуации.

— Как Вы считаете, в районах люди так же информированы, как и в столице?

— Что касается угрозы унионизма, то коммунисты везде знают, что происходит. Знают, что эта тема искусственно создается властью. Но, конечно же, говорят и о том, что не хватает листовок, не хватает информации, которую можно предложить простому обывателю.

— Вы успели ощутить разницу между столицей и районными центрами?

— Не успел. Две поездки — это не так много. Что касается обсуждаемой темы, то когда я был в Кошнице, на пленуме Дубоссарского райкома, ощутил, что у них свое особое мнение. Люди находились в эпицентре приднестровского конфликта, они все воспринимают больнее. Они знают, что такое угроза государству. Они высказывают мнение, что все эти процессы, декларации по поводу «унири» направлены в том числе и на то, чтобы вынудить Дубоссарский район перейти к Приднестровью.

— Как городскому человеку, Вам хотелось бы и дальше ездить по районам и селам республики, знакомиться с ситуацией на местах?

— Хотелось бы. У меня был небольшой опыт выездов в регионы. В 2007 году, перед местными выборами, я ездил в южные районы. Но тогда я не успевал в полной мере общаться с людьми. С тех пор прошло больше 10 лет, ситуация в стране изменилась, к сожалению, не в лучшую сторону.

Быть первым сложно

— Николай, Вы молодой секретарь, в ПКРМ когда вступили?

— В 2006 году, тогда мне было 23 года. Без громких слов, это был осознанный и очень ответственный выбор. Во-первых, мои родители, сколько я себя помню, всегда поддерживали коммунистов, голосовали за ПКРМ на парламентских и местных выборах. Когда мне исполнилось 18 лет, я точно знал, какой партии отдам свой голос. Мои родители беспартийные, но в КПСС состоял мой дядя и дедушка. Это отдельная история.

— Ваше первое партийное задание…

— Поскольку я был молодым коммунистом, партия мне доверила стать секретарем по идеологии ботанической комсомольской организации. Комсомол мне многое дал в том плане, что я был все время с молодежью, выполнял партийные поручения, осознавал, что такое ответственность. В 2008 году я стал секретарем первичной организации, а в 2011 году меня избрали секретарем по идеологии районного комитета.

— В райкоме было много людей с партийным опытом и стажем, 27-летний секретарь никого не смущал? И вообще, страшно ли было принимать такой ответственный пост?

— У меня был опыт работы в комсомоле, к тому времени я уже был членом бюро РК. Конечно, я задавал себе вопрос: смогу ли я справиться с доверенной должностью? Я понимал, что это будет нелегко. Одно дело — работать с молодежью, другое дело — со зрелыми людьми. Когда ветераны партии называли меня по имени-отчеству, я сначала смущался. И на самом деле было нелегко, хотя у меня уже был опыт секретаря первичной организации. Я считаю, что если человек может организовать 10 человек, то сможет и 100, и 200 организовать.

— Два года назад Вы стали уже первым секретарем. Ожидали такого повышения?

— Я никогда даже не мечтал о должности первого секретаря райкома. Я всегда считал, что когда человек работает на отведенном ему участке, он должен работать с полной отдачей, стараться выполнять ее на 100 процентов. Получается или нет — вопрос второй, но стараться надо. В ПКРМ все должности — выборные. И если коммунисты поручили тебе возглавлять первичку или райком или работать в центральном комитете, то надо взвесить свои возможности и работать. Когда мою кандидатуру предложили на должность первого секретаря, был тяжелый момент. Я понимал, что необходимо отбросить эмоции, работать, сплотить райком. После этого у нас проходили кустовые собрания первичных организаций, обсуждали тот тяжелый период, который отразился на настроении многих райкомов. Но мы всё пережили.

Незаменимость опыта и стажа

— В Вашем райкоме много коммунистов с весомым партийным стажем, прислушиваетесь к их мнению?

— Для молодых коммунистов, которых избирают на любую партийную должность, слова ветеранов партии всегда должны восприниматься как советы. В большей части старшие товарищи руководствуются опытом той работы, через которую они прошли сами. Может, они и не всегда правы, как нам кажется, однако никто не должен игнорировать слова, сказанные коммунистом с солидным партийным стажем. Ветераны партии — это наставники. Молодежь — это поддержка. Если совместить в работе партийного органа опыт ветеранов и активность молодежи, то все будет получаться.

Партийному руководителю никогда не надо считать, что положительные результаты первички или райкома — это его личная заслуга. Любой результат — работа команды.

— Вы очень ответственный человек. Такие же требования Вы предъявляете и к своим товарищам?

— Стараюсь быть требовательным, может, даже иногда перегибаю палку. В партию люди вступают добровольно, сейчас я говорю только о ПКРМ. Мы не работаем на хозяина, мы работаем на свою страну, на свою партию. И конечно же, если ты требуешь, то должен заражать товарищей личным примером. Держать слово. Выполнять свои обещания. Иначе товарищи к твоим требованиям не будут относиться серьезно.

— На одном из партийных форумов Ваш старший товарищ отметил отличную работу, но заметил, что Вы слишком много на себя взваливаете, в том смысле что руководитель мог только распределить партийные поручения, а Вы стараетесь везде принимать участие…

— Партия уже девятый год находится в оппозиции. С каждым годом работать всё труднее. Для того чтобы всё работало, первый секретарь всегда должен быть впереди. Должен быть в курсе всего. Такие условия диктует жизнь. Если ты не будешь рядом со своими товарищами, то когда-то просто выпадешь из обоймы, потеряешь доверие.

Каждый человек ценен

— Какой он, Ваш райком?

— Хороший, но, к сожалению, ощущается нехватка молодых свежих сил, хотя самому молодому нашему коммунисту 22 года. У нас люди разных возрастов, разных профессий, разных интересов. И каждый человек по-своему ценен.

— Может, молодежи стало меньше потому, что она не ассоциирует свое будущее с Молдовой?

— Может быть. Но молодежь изменилась буквально за 6–7 лет, как будто совершенно разные люди. До 2011 года, когда я работал в комсомоле, ребята были более мобильные, жизнерадостные. Сейчас молодежь полностью ушла в виртуальный мир. Она просто не умеет общаться. Раньше мы ходили в походы, организовывали вечера, и молодым людям это нравилось. Сейчас их не интересует даже это.

Спор — реакция неравнодушных

— О чем спорят на партийных собраниях ваши коммунисты?

— Обычно — о политической ситуации. Даже когда по определенному вопросу существует официальная позиция партии, наши коммунисты высказывают свои, иногда спорные, мнения. Тем не менее когда проходит время, все убеждаются, что официальная позиция ПКРМ была единственно правильной.

— Выслушиваете все мнения?

— Я никогда не воспринимаю в штыки мнения, противоположные моему. Считаю, что жизнь кипит лишь тогда, когда мнения разнятся. Если обсуждается острый вопрос и все молчат — это подозрительно, значит, люди к этому вопросу безразличны, это плохой признак. Сколько людей — столько мнений. Человек вступает в партию, чтобы принимать участие во всей партийной структуре. Он вносит свой вклад не только своей работой, но и своим мнением. И, как показывает практика, во многих мнениях есть свое рациональное зерно. Когда партийное собрание проходит слишком гладко, мне не по себе. Кажется, что что-то не так. Партийные организации — это семья, где каждый имеет право высказать свою позицию. И даже когда мы ссоримся, то всегда миримся. Все наши товарищи умеют признавать свои ошибки.

Партийные традиции

— У Вашего райкома есть свои традиции?

— Мы ездим в походы по Молдове, правда, организовать поход удается не каждый год, хотя у нас есть палатки, спальные мешки, котелки. Мы вместе отмечаем праздники. Но наши традиции далеко выходят за рамки внутрипартийных мероприятий.

В первый день весны мы раздаем мэрцишоры вместе с газетой «Коммунист». Мы не забываем и наших ветеранов, особенно в День Победы. В прошлом году на Ботанике их было 75. Скольких мы будем поздравлять в этом году, даже не берусь сказать. Время неумолимо.

С 2012 года у нас появилась еще одна добрая традиция — мы восстанавливаем заброшенные захоронения участников Великой Отечественной войны. К этой акции подключился комсомол.

Память — семейная реликвия

— Николай, наверняка в Вашей семье хранится портрет героического дедушки, на которого Вы похожи характером и взглядами.

— Мой дедушка, Сергей Павлович Русол, 28 июня 1940 года с частями Красной армии перешел Днестр и вступил на землю освобожденной Бессарабии. Дедушка работал в НКВД, но по сути занимался строительством. После стремительного ухода румын из этих мест осталось очень много разрушенных объектов. Мой дедушка строил и восстанавливал мосты, здания, различные фортификационные сооружения.

С началом Великой Отечественной войны, когда части Красной армии под натиском врага вынуждены были отступить, из страны ушла и большая часть НКВД. Дедушку направили служить на Кавказ, где они под страхом смерти должны были защитить бакинскую нефть.

В Молдавии дедушка, как коммунист, был в списках людей, подлежащих расстрелу. Если бы фашисты его нашли, смерть была бы неминуема. Под прицелом нацистов оказалась и его семья. Бабушке пришлось изменить фамилию с Руссол, а изначально фамилия моей семьи писалась с двумя буквами «с», на фамилию Русул.

После освобождения Молдавии дедушка вернулся, отыскал свою семью. Сразу после войны он входил в группу саперов, разминировавших Кишинев. Он обнаружил бомбу под лестницей кишиневской примэрии и обезвредил ее. Потом мой дед, будучи строителем, восстанавливал Кишинев. Столицу Молдавии строили и его дети, мой отец и мой дядя.

Литейный политолог

— И какую профессию выбрал внук и сын строителей?

— Я политолог. Наверное, потому, что все события, в том числе и политические, в семье обсуждались. Меня воспитывали гражданином, я с родителями всегда ходил на выборы. Но политологом я стал не сразу. Мои родители считали, что каждый мужчина должен уметь что-то делать руками, поэтому направили меня в училище, где я получил профессию литейщика. Когда мужская профессия была освоена, в вечерней школе я получил лицеистское образование, поступил в Государственный университет на факультет международных отношений по специализации «Политические и административные науки». Потом окончил мастерат по специальности «Политический анализ». И вот тогда я вступил в Партию коммунистов. Я хотел быть частью единого целого, винтиком в большой машине справедливости.

— Чем в свободное время занимается первый секретарь сектора Ботаника?

— В свободное время я люблю заниматься фотографией, но времени на это как раз и не хватает. Еще я люблю путешествовать. Могу целенаправленно долго откладывать деньги на очередную поездку. Но, конечно же, мои путешествия ограниченны.

Ответственный год

— Нынешний год — год парламентских выборов. Избиратели, граждане Молдовы, находятся в растерянности. Кто-то не понимает, что происходит в стране. Кто-то находится в состоянии анабиоза. Как разбудить людей? У Вас есть планы на осень, когда начнется предвыборная кампания?

— Не надо ждать осени, надо работать уже сегодня. Мы постоянно работаем с нашими избирателями, отзываемся на их проблемы. Пытаемся объяснить, что на самом деле происходит, пытаемся донести нашу точку зрения, в том числе и через газету «Коммунист». Страница нашего райкома есть в «Фейсбуке» — это для молодежи, которая разучилась читать печатную продукцию.

— Благодарим за беседу. И победы нам всем!

— Рано или поздно так и будет.

Наталья Устюговаскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: