Дело было в Кодрах
РУС. MOLD.
» » Дело было в Кодрах

Дело было в Кодрах

22-08-2020, 11:00
Просмотров: 4 711
  
Версия для печати   
Дело было в КодрахПартизанский отряд «Журналист» — одна из малоизвестных страничек Ясско-Кишинёвской операции
 
10 апреля 1944 года Красная армия освободила Одессу, 12 апреля — Тирасполь. Однако наступление приостановилось на берегах Днестра, в окрестностях Кишинёва, и возобновлено было лишь 20 августа 1944 года. Эта военная операция известна как Ясско-Кишинёвская.

Несмотря на стремительное наступление Красной армии весной 1944 года, к моменту выхода советских войск на берега Днестра само наступление практически захлебнулось. Во-первых, войска были просто физически измотаны. Во-вторых, сказались значительные потери в личном составе. В-третьих, вопреки расхожему мнению о слабости немецких и румынских армий группы «Южная Украина», в Молдавии и Румынии был сосредоточен огромный боевой кулак. Около 900 тысяч человек противостояло нашим войскам в междуречье Днестра и Прута. В составе этого кулака, например, находилась и 6-я армия, которая была вновь сформирована Гитлером после ее пленения под Сталинградом и которую готовили как армию-мстительницу за сталинградское поражение. Так что боевого духа там хватало.

* * *
Первоначально в планы командования РККА входило взятие Кишинева с ходу, предварительно заняв несколько плацдармов на берегу Днестра, находящихся в минимальной близости от столицы. На первом этапе операция удалась, ряд плацдармов (Кицканский, Шерпенский, Кошницкий) были заняты силами 2-го и 3-го Украинских фронтов. К обороне не готовились, укреплений и прочих оборонительных фортификации не возводили, предстояло победное наступление.

За эту самоуверенность и сопутствующие тактические ошибки в скором времени пришлось поплатиться. Немцы предприняли контратаку с применением танков, артиллерии и авиации, значительно потеснив войска 5-й ударной и 8-й гвардейской армий с занятых плацдармов. 
 
Завязались продолжительные бои с большими потерями в личном составе и технике с обеих сторон, и о стремительной атаке на Кишинев не могло идти речи. Началась подготовка к Ясско-Кишиневской операции, которая продлится около 4 месяцев.

* * *
Говоря о Ясско-Кишиневской операции, историки в большей степени уделяют внимание событиям, происходившим в районах днестровских плацдармов. Однако не менее трагичные события разворачивались и на Ясском направлении в апреле-мае-июне 1944-го. Это неправда, что румынские войска были слабыми и небоеспособными. Их подготовке уделялось большее внимание, чем немецким, и снабжение их было далеко не по остаточному принципу. Войскам 2-го Украинского фронта противостояли вполне боеспособные войска, причем немецкие дивизии с румынскими были расположены в чередующихся порядках.

Во время подготовки Ясско-Кишиневской операции советским командованием активно применялся прием отвлечения внимания противника, имитации переброски войск в места ложного удара. Подобные действия относились как к днестровским плацдармам, так и к зоне ответственности 2-го Украинского фронта.

Часть линии фронта прошла по долине р. Кола, южнее Теленешт, близ с. Сесены (Каларашский район). Если взглянуть на карту немецкой разведки, именно отсюда исходит направление главного удара 2-го Украинского на Кишинев. Один из местных жителей (в 44-м ему было 11 лет) рассказал, что хорошо были видны (особенно с самолета) пылевые шлейфы от колонн военной техники, движущихся в сторону Сесен со стороны Теленешт. Это днем, а ночью колонна возвращалась обратно в Теленешты, соблюдая правила светомаскировки. И так каждый день. У немецкой разведки не было шансов, приходилось верить своим глазам.

Для усиления дезинформации о подготовке главного удара в район сел Сесены — Цыганешты были заброшены две оперативно-диверсионные группы: «Журналист» и отряд им. М. В. Фрунзе. Цель у данных подразделений была несвойственной для диверсантов-разведчиков, каковыми они реально являлись. А именно: организовать партизанский отряд из числа местных жителей и всячески беспокоить путем боевых столкновений немецкие и румынские части.

* * *
Отрядом «Журналист» командовал Георгий Смилевский, который до войны был заместителем редактора николаевской молодежной газеты, откуда и произошло название группы, а в дальнейшем и партизанского отряда. В ночь с 13 на 14 марта из Николаева в зону десантирования вылетел самолет с ядром будущего отряда на борту.

Десантирование отряда «Журналист» прошло не совсем удачно: переводчик погиб (у него не раскрылся парашют), одного из парашютистов ветром унесло за дальние холмы, на встречу с группой он так и не вышел. Оставшись без переводчика и одного из оперативников, группа в составе 9 человек, среди которых 2 девушки, должна была выполнить задачу, ставшую сложнее многократно.

Разведку обнаружить очень сложно, а в лесу просто невозможно, пусть даже лесной массив такой небольшой, как в районе сел Сесены и Цыганешты. Но у «Журналиста» задача была не скрыться, а именно обнаружиться. Они, например, стали общаться с женщинами на подводе, которая следовала по дороге на водораздельном хребте, они не стали скрывать труп разбившегося товарища, который жандармы нашли на следующий день, прочесывая лес. Они вступили в бой с жандармами, явно привлекая к себе внимание оккупантов, чего бы разведгруппа никогда не сделала. А «Журналист» всячески старался показать свое присутствие.

Один из местных жителей, который служил еще в царской армии и потому хорошо знал русский язык, отправился на поиски парашютистов. В дальнейшем он стал связником между отрядом и жителями окрестных сел. От него партизаны получали информацию о том, что творится у селян.

Отношение к русским еще с 1812-го было благосклонным, таковым оно осталось и в 1944-м. Но после того как парашютисты отряда «Журналист» помогли освободить подготовленных к отправке в Германию местных юношей и девушек, отряд стал стремительно пополняться за счет местных жителей. К середине апреля его численность возросла до 150 человек. На тот момент было принято решение объединиться с отрядом им. Фрунзе, пополнение которого шло не так стремительно.

* * *
Румынские и немецкие власти буквально до исподнего грабили селян. В особенности это относилось к продуктам питания. Жители просто голодали. Партизаны решили помочь селу, с боем захватив сельские амбары, где немцы складировали конфискованные у селян припасы. Возвращенные продукты погрузили на телеги и отправили в село. Не обходилось без потерь. В том бою погиб комиссар отряда.

В Цыганештах есть небольшой монастырь. Партизаны были частыми гостями в монастыре, иногда укрывались там от немцев. Монахи помогали местным жителям, пряча в нише между потолком и чердаком одного из монастырских зданий продукты, пшеницу, кукурузу, прочие зерновые. Но однажды немцы раскрыли тайник. В тот момент, когда оккупанты грузили обоз в Цыганештском монастыре, рядом оказалась партизанская разведка.

Сын лесника, парень 15 лет, ускакал на лошади в расположение отряда за подмогой, а четверо оставшихся разведчиков приняли бой. Бой был явно неравным, поскольку немцы применяли минометы и пулеметы, а у разведчиков было легкое стрелковое оружие. Когда подошла подмога, и бой фактически закончился, партизаны наблюдали такую картину: один из монахов добивал сапой пытавшегося сбежать гитлеровца. Если надо защищать Родину, то и православный монах — воин. Вспомните, например, Ослябю и Пересвета — монахов Сергия Радонежского, сражавшихся на Куликовом поле.

Активная деятельность партизан не могла не вызывать противодействия у немецко-румынских захватчиков. На борьбу с отрядом «Журналист» были отправлены около 500 карателей. Последний бой отряда состоялся 16 апреля. Когда каратели поняли, что в прямом боестолкновении им партизан не одолеть, лесные позиции были буквально сметены шквальным минометным огнем. В месте последнего боя земля без преувеличения нашпигована железом. В том бою погибли практически все, включая командира. За линию фронта ушли только 8 человек.

* * *
В селе Сесены есть музей, в котором собраны материалы по партизанским отрядам «Журналист» и им. Фрунзе. В центре села установлен памятник погибшим парашютистам и местным жителям. Память надо хранить. Если мы не станем этого делать, придут унионисты, либералы и прочие манкурты, родства не помнящие, и перепишут историю, перепишут биографии наши, подменят понятия и обратят нас в рабов.

Не верите? А для чего перед Домом Правительства установлен камень позора с этой глупостью об оккупации? А почему 60 процентов японцев считают, что атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки сбросил Советский Союз?

Учите историю, не забывайте павших за наше право на жизнь, на свободу! Не слушайте всяких там сандунистов и настасевцев, призывающих все продать вплоть до последнего клочка молдавской земли тем, кого наши отцы и деды гнали отсюда взашей! Кстати, румыны смогли мобилизовать из Бессарабии 10 тысяч человек, а в 1944-м в Красную армию добровольцами пошли 250 тысяч молдаван. Не все вернулись домой. На войне гибнут люди. Вечная память павшим!

Мы будем живы и свободны, пока жива наша память. Без нее мы стадо, пасомое бездарями и врагами молдавского народа. Потому и вспоминаем мы памятные даты и события, в веках прославившие нашу страну.

Сергей ИВАНОВ
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: