Почти не героические истории
РУС. MOLD.
» » Почти не героические истории

Почти не героические истории

26-08-2017, 12:24
Просмотров: 1 194
  
Версия для печати   
Почти не героические историиО подвигах советских солдат в Великой Отечественной написано немало. Но за рамками этих страниц осталась война, так сказать, «негероическая», повседневная...
Дед мой, кадровый офицер, танкист Дмитрий Феофанович Каневский, прошёл войну полностью — от Южной Белоруссии и (через Сталинград) до австрийской столицы Вены. Как и все фронтовики, он не любил делиться воспоминаниями, хотя вспомнить, понятное дело, было о чём.

Зато у нас дома в День Победы собирались его друзья, соседи-фронтовики. Выпивали, как водится, а после вспоминали фронтовые эпизоды. Я подслушивал, хотя знал, что это нехорошо. Зато интересно. Иные случаи отложились в памяти еще с тех времен, кое-что из дедушкиной фронтовой биографии подсказала бабушка, пережившая его на полтора десятка лет...

Вот два из этих подслушанных рассказов — то ли облагороженные, то ли подпорченные толикой литературной редактуры.

«Всем, кто меня слышит!»

Дело было в 1944 году где-то на правобережной Украине — вроде как в районе Чернигова. Батальон моего деда получил приказ занять населенные пункты (два села и поселок) А, Б и В и принялся выполнять задачу. Внезапно головной дозор обнаружил за леском немецкие танки, а посланные разведчики оценили их состав примерно в полк. Причем в его составе, помимо средних Т-IV (PzKpfw IV), имелось немало «Тигров». Машина эта, как известно, не слишком поворотливая, но если влепит по тридцатьчетверке, той придется солоно.

Немцев, скорее всего, прохлопала дивизионная разведка. Можно ее, конечно, матюгнуть, но на ситуацию это никак не повлияет. Что делать? В полку резервов нет — это майор Каневский знал точно, да и в дивизии вряд ли расщедрятся.

Зато дед точно знал другое: немцы прослушивают наш эфир, — и даже знал, на каких примерно волнах. Об этом шла речь в штабе полка. Рекомендовалось применять дополнительные частоты или постоянно переходить с одной на другую. Но немцы не знали, что мы знаем. «А вдруг выгорит?» — мелькнула мысль.

Приказав радисту связаться с полком на частоте, известной противнику, дед начал вызывать открытым текстом: «Всем, кто меня слышит!» — делая особый акцент на слово «всем». Авось наши догадаются. Откликнулся комполка: «Все, да и я, тебя слушают!» С таким же акцентированием. Толковый мужик, сообразил, что передача предусмотрена не для его, а для немецких ушей. Дед коротко доложил обстановку.

— Погоди, свяжусь с Первым (командиром дивизии, — прим. авт.), — пообещал полковник.

Через некоторое время связь возобновилась:

— Значит так, левее тебя батальон Синицына. Ты действуешь справа. Кроме того, Первый высылает батальон ИПТАПа. Действуйте!

ИПТАП — это серьезно. Истребительный противотанковый артиллерийский полк — гроза немецкой броне¬техники. Иптаповцы стремительно действовали вдоль линии фронта, внезапно появляясь на поле боя и прикрывая танкоопасные направления.

Оставалось ждать. Минут через двадцать наблюдатели доложили о начавшемся шевелении у противника, а еще через некоторое время его танки начали отходить, приняв на веру сообщение о воображаемой мощной подмоге и открывая батальону майора Каневского нужное направление.
 
Война — это не кто кого перестреляет, а кто кого передумает.

«Хенде хох!»

Тиха украинская ночь. Если светомаскировка соблюдена, а часовые не нарушают устава — не курят и переговариваются шепотом. В передовом дозоре одной из частей N-ского полка (в котором служил и мой дед) находились два друга-односельчанина, назовем их Ваней и Федей. Солдаты вроде неплохие, но зеленые, не прошло и пары месяцев, как они на фронте.

Обязанности свои выполняют справно — смотрят во все глаза, слушают во все уши. Показалось, что невдалеке хрустнула ветка. Почудилось? Нет, еще одна хрустнула. И из темноты вынырнул немец. Честь по чести: каска, мундир, автомат.

«Хенде хох!» — скомандовал Федя.

Немец замер и послушно поднял руки. Бойцы подошли к нему…

«Уж не знаю, как и что у них там получилось, — рассказывал впоследствии дед своим друзьям, — но вместо того, чтобы под автоматом его в штаб отвести, драка у них, понимаешь, началась. Самая обыкновенная».

Думается, что молодые солдатики по неопытности вообразили, что они на гулянке в своей деревне, а немец — приезжий агроном, пристающий к девчатам. Словом, понеслась схватка со смачными оплеухами и молодецким уханьем.

Вот тут выяснилось, что немец не лыком шит и в кулачном бою тоже кое-что смыслит. Сначала Феде леща залепил, тот отлетел. Потом Васе с ходу в глаз. В конце концов численное преимущество и доблесть советского солдата одолели — фашист был схвачен и доставлен в штаб.

Зато утром в роте односельчанам проходу не давали различными подначками. Особенно когда стало известно, что тот немец сдаваться шел…

Евгений Марианскачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: