Медицина — путь обратно
РУС. MOLD.
» » Медицина — путь обратно

Медицина — путь обратно

2-08-2020, 11:59
Просмотров: 2 310
  
Версия для печати   
Медицина — путь обратноВся инфраструктура системы здравоохранения в Молдове была создана благодаря советскому прошлому
 
Сейчас мы нередко с тоской вспоминаем о бесплатном медицинском здравоохранении в Советской Молдавии. Может, не всё было гладко, но всем пациентам, не заглядывая им в карман, бесплатно делали серьёзные операции. Больных не отправляли домой умирать, потому что они достигли пенсионного возраста, даже стоматологические услуги, во что сложно сейчас поверить, были бесплатными. В разные годы медицина в Молдове развивалась по-разному. Чтобы сравнить, надо заглянуть в несколько эпох.

Следы земских врачей

В 1832 году в России был принят специальный конституционный закон, учредивший санитарно-гигиенические службы, которые проводили профилактику инфекционных заболеваний. Поскольку в XIX веке Молдова была окраиной российской губернии, ее здравоохранение развивалось в рамках российской системы. В принципах медицинского обслуживания был заложен охват услугами сельского населения. Уделялось повышенное внимание индивидуальной врачебной практике. В России вопросами здравоохранения на местах ведало земство — выборные органы местного самоуправления. Руководимое земством здравоохранение Бессарабии играло важную роль в увеличении числа медицинских учреждений и земских врачей. К чему всё это? Да к тому, что на территории современной Молдовы основы разветвленной системы здравоохранения были заложены еще два века назад. Конечно, они не были идеальными, но система была выстроена и функционировала для тех времен вполне достойно.

Слабительное для народа

Европейские аналитики, в силу повышенной толерантности или по другим причинам, называют 22-летний период оккупации Бессарабии периодом объединения. В те годы действовала зачаточная бисмарковская схема страхования, предусматривавшая трехъярусную систему медицинского обслуживания. Главным элементом системы являются страховые платежи, которые привязаны к заработной плате. Собственно, ничего плохого в бисмарковской системе нет, кроме того, что в период румынской оккупации, коренные жители Бессарабии получали гроши за свой труд, и поэтому денег на врачей у них просто не было. Так что, в принципе, если медицина в Бессарабии и развивалась, то не для простых людей, а для местных бояр и пришлых румын, скупавших за копейки крестьянские земельные наделы.

К 1933 году во всей оккупированной румынами Бессарабии было всего 45 врачей и 300 фельдшеров. Один врач приходился на 75 тысяч жителей, или на 45 сел. Кроме того, было закрыто 40 процентов больниц. По смертности Бессарабия, согласно данным Лиги наций, занимала первое место в Европе. Почти 60 процентов новорожденных умирали на первом месяце жизни. Согласно румынской статистике 1937 года, на территории Бессарабии насчитывалось 37 337 больных туберкулезом, 17 451 — трахомой, 90 000 — малярией, 24 447 — сифилисом. Также зарегистрировано множественные случаи брюшного и сыпного тифа, скарлатины и других инфекционных болезней. На почве голода и употребления в пищу недоброкачественной кукурузы нашла широкое распространение пеллагра. Этой страшной болезнью, приводящей к сумасшествию, болели в Бессарабии более 16 000 человек.

Румынская газета «Лумя Романяска» от 1 января 1938 г. писала: «Умирают сотни тысяч граждан, а больница преподносит только лишь слабительное. Деревенские хижины набиты больными. Медик является редким гостем деревни. В прошлом году умерло от сыпного тифа 5918 человек».

Разное время

В августе 1940 года, после образования МССР, советское правительство приняло решительные меры ко всестороннему улучшению жизни трудящихся Бессарабии. Отделы здравоохранения при исполкомах во всех уездах создали медицинские участки и расширили сеть лечебных учреждений. Открывались новые больницы, поликлиники, диспансеры, детские консультации, родильные дома. На работу в новые лечащие учреждения были посланы только в Кишиневе 314 безработных врачей, фельдшеров и акушерок. Для подготовки среднего медперсонала в столице была открыта фельдшерская школа. Медицинское обслуживание и лечение стало полностью бесплатным.

Но счастье длилось недолго. Пришла война, и румынская оккупация возобновилась, но уже в более жестком варианте. Декретом-законом № 521 от 17 августа 1943 года были узаконены телесные наказания рабочих Бессарабии. За время оккупации пыткам был подвергнут каждый десятый житель Молдавии, или 207 000 человек, из которых 22 700 скончались. Для рабочих и их семей была введена карточная система покупки хлеба. Они получали 150–200 граммов хлеба на человека. Недоступность медицинской помощи вновь привела к распространению инфекционных болезней. Уровень смертности возрос в 3–4 раза по сравнению с довоенным. От голода и болезней за первые два года румынской власти в Молдавии погибло около 200 000 человек.

К 1944 году, на момент освобождения, в Молдавии ощущалась острая нехватка медицинского персонала и оборудования. Первичные меры противостояния эпидемиям предприняла медицинская служба 4-й гвардейской армии 2-го Украинского фронта. Потом помощь кадрами, лекарствами и инструментарием оказывалась под руководством правительства СССР. В республику было осуществлено множество безвозмездных поставок из России, прибыли военно-санитарные формирования из Москвы и Одессы. К концу 1945 года большинство сел было обеспечено банями и дезинфекционными камерами, все подозреваемые в заражении тифом были госпитализированы, началась массовая иммунизация населения.

Примерно через четверть века детская смертность снизилась в 7 раз. Практически ликвидированы малярия, трахома, полиомиелит, резко снижена заболеваемость туберкулезом и кожными болезнями. Заболеваемость дифтерией сократилась в 48 раз, столбняком — в 17 раз и т. д. К 1972 году на территории Молдавии было 17 санаториев, 8 домов отдыха и пансионатов.

Утраченные легенды

Отдельная история молдавского здравоохранения — создание в Кишиневе медицинского института, который был основан на базе Санкт-Петербургского медицинского института № 1, эвакуированного в годы Второй мировой войны в Кисловодск, впоследствии переведенного в Кишинев вместе со студентами и профессорско-преподавательским составом. Институт начал свою деятельность 20 октября 1945 года, имея только один факультет — лечебный, в который входили 32 кафедры, где учились около 1000 студентов. Студентов обучали 132 преподавателя, среди которых были 20 докторов медицинских наук и 23 кандидата медицинских наук. Учреждение Кишиневского государственного медицинского института послужило импульсом для развития высшего медицинского образования и укрепления системы здравоохранения республики. Позже создавались и другие факультеты, выпускники которых защищали диссертации в престижных вузах СССР. Увы, некоторые уже забыли об этом и пытаются закидать камнями презрения свое собственное прошлое. Но мы все равно гордимся блистательными воспитанниками легендарных ленинградских врачей.

Пожар на уровне медицины

Вся инфраструктура системы здравоохранения в Молдове была создана благодаря советскому прошлому. Деньги выделялись из разных бюджетов, а некоторые объекты строили всей большой страной. Так, муниципальная инфекционная детская больница, которая была открыта в 1973 году, была построена на средства, полученные в 1971-м от Всесоюзного коммунистического субботника.

Кто-то помнит, чтобы за почти 30 лет независимости в Молдове было построено государственное медицинское учреждение уровня РКБ или Онкологического института? А сколько за последние годы было построено районных поликлиник и больниц? Развивалась только частная медицина, куда переходили на работу высококвалифицированные специалисты, чтобы кормить свои семьи. Мы потеряли тысячи врачей и медицинских работников среднего звена, которые либо уехали за границу, либо ушли из профессии. Специалистов не хватает даже в столичных учреждениях здравоохранения. Мало того, за них начинают бороться и коммерческие центры.

Чего мы добились реформами? Закрытия больниц, отделений и сокращения коек? И когда пришла беда с лицом COVID, больных просто негде было лечить. Как сказал один российский врач, если в населенном пункте два года не было пожаров, это не значит, что надо ликвидировать пожарную охрану. Если у нас не было вспышек инфекции, то не значит, что их уже не будет.

Понятно, что широкомасштабно к пандемии нельзя было подготовится заранее. Но еще в 2003 году, когда появился такой диагноз, как атипичная пневмония, Всемирная организация здравоохранения разработала долгосрочный план действий в подобных ситуациях для каждой страны. ВОЗ еще тогда готовила страны к ответу на чрезвычайные события, связанные с появлением новых патогенных агентов. Так что Молдова, по сути, должна была быть готова хотя бы частично. И когда в конце декабря Китай объявил о появлении нового вируса, все эти планы нужно было поднять и активировать. Но все начальные наработки утонули в пучине реформ.

Галина ПРОСОЛОВА
скачать dle 10.6фильмы бесплатно
Рейтинг статьи: